Ересь конная
"Ибо надлежит быть и разномыслиям между вами, дабы открылись между вами искусные" (1Кор.11:19)
Четверг, 21.09.2017, 11:41
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 2«12
Форум » Форум » Копытные вопросы » Статьи Пита Рэми (Pete Ramey)
Статьи Пита Рэми
Len Дата: Пятница, 09.12.2016, 22:00 | Сообщение # 16
Группа: Администраторы
Сообщений: 1009
Статус: Offline
Оригинал тут: http://www.hoofrehab.com/thebars.htm

Замечания по переводу приветствуются.
При распространении этого перевода на других сайтах достаточно указать его автора (Елена Дударенок) и ссылку на эту страничку.

_____________________________________________________________________________________________

Заворотные стенки.
Пит Рэми 25.10.2006

"Пожалуйста не просматривайте эту статью с мыслью, что лишнее давление заворотных стенок не может причинить вред. Заворотные стенки, подошва, стрелка и копытная стенка – вес несут они все, и лишнее давление на каждый из этих элементов может, конечно, вызвать проблемы... Изменения в моем понимании, осмыслении и практике состоят в том, что заворотным стенкам "нравится" нести больше веса, чем я думал ранее. Насколько? Это переменная величина; зависящая главным образом от грунта, здоровья и работы каждого отдельного копыта." Пит

"Эта статья идет рука об руку с предыдущей статьей, "Одно копыто на все сезоны?". Стрелка и внешний периметр подошвы - смежный с белой линией - у некованой лошади должны расчищаться редко, но области между этими двумя зонами - очень сложная и критически важная проблема, решение которой варьируется в зависимости от грунта, типа работы и здоровья копыта."


Если Вы понимаете форму/функцию внутренних структур копыта и критическую потребность в равномерной толщине затвердевшей подошвы, "дорезать до крови" невозможно.

Копытная кость является основанием для передней половины копыта; боковые хрящи формируют фундамент задней половины. На этом препарате ноги домашней лошади все, что не находилось непосредственно под копытной костью и боковыми хрящами, было удалено. Это отделяет пяточный угол от центра. По моему мнению, все оставленное здесь (дистально от кориума) предусмотрено для вертикальной поддержки и рессеивания энергии. Все, что я удалил, предусмотрено природой прежде всего для защиты от "окружающей среды" (это включает внешнюю половину опоры пятки). Внешняя стенка - критически важная оболочка, но все же оболочка.

Я вижу и рассматриваю пяточный и заворотный углы как «развилку дороги» между несущей стенкой (заворотной) и "броневой плитой" (внешней копытной стенкой). Я думаю обо всей копытной стенке, которая растет из основания боковых хрящей, как о "пяточном угле". Он включает и заворотные стенки. Важно, что Вы никогда не смотрите на копыто, которое формируется на различном грунте, и не думаете о нем с точки зрения механических сил в то время, когда лошадь стоит ровно на бетоне. Наклон заворотных стенок позволяет копыту расширяться, но этому расширению нужно позволить "коснуться нижней точки" для возможности осуществления поддержки. Этот "новый" взгляд немедленно ускорил мой прогресс в случаях фаундера, или с любыми лошадьми, имеющими "менее, чем прекрасное" крепление копытной стенки и/или с тонкими подошвами.

Небольшое количество профессионалов приводят доводы против того принципа, что вертикальное сгибание бокового хряща - первичный "амортизатор" копыта лошади. Кроме того, все, кажется, соглашаются, что пяточные углы должны нести вес в задней части копыта. Внутренняя половина пяточного угла растет непосредственно из основания бокового хряща, и заворотная стенка - также. Переход между ними двумя - бесшовный. Почему поддержка пяточным углом - это правильно, а поддержка заворотными стенками - неправильно? Это одно и то же. Я считаю, ошибочно брать "другую вилку" и думать, что внешняя половина пяточного угла и внешняя копытная стенка являются основными в роли вертикальной поддержки. Означает ли это, что у внешних стенок нет никакой роли "несения веса"? НЕТ. Лошадь с ламинитом будет обычно чувствовать себя намного лучше, если давление на внешнюю стенку (следовательно, и на ламину) будет уменьшено, но лошадь со здоровой ламиной будет иметь слабые копыта, если лишить стенки давления. Это говорит о том, что стенки действительно играют роль носителей веса; но вторичную после подошвы. Действительно, все, что отбрасывает тень, должно работать вместе для поддержания лошади в здоровом состоянии, без чего-либо "пассивного" в нижней части копыта, в конкретной окружающей лошадь среде.


Я постоянно изучаю копыта. Те из Вас, кто прочитал мои работы за эти годы, знают, что я постоянно был в процессе изучения вместе с Вами. Искусство выращивания и развития "прекрасного копыта", которое может делать свою работу, слишком новое (фактически хорошо забытое старое) для любого, чтобы быть близким к наличию всех ответов. Пройдя все это, я работал с большим количеством лошадей моих клиентов и постоянно подвергал сомнению все, что я "знаю", чтобы попытаться улучшить уход за лошадьми. По большей части я был в состоянии отнестись непредвзято и принять то, что лошади и их копыта говорят мне, но иногда меня все еще нужно тянуть "из коробки" с ляганиями и визгами.

Комбинация свежей проницательности моего шурина, Алекса Сперэндео, и время, проведенное с Робертом Боукером, доктором ветеринарной медицины, сфокусировали меня на некоторых вещах и сформировали новую проницательность, которая ускоряет все, чего я пытаюсь достигнуть с копытами. Айви и я - мы тщательно исследовали это на личном опыте долгое время, потому что мы знаем - хоть это очень удивительно и спорно - что лошади очень любят это, они начинают чувствовать, что держать Вас в темноте - очень неправильно. Я только должен был убедиться, что это было "правильно"...

Как большинство натуральных триммеров, которые обучались в то же время, что и я, я вышел из традиционной ковки, затем изучил ранние работы Джексона и Штрассер, и взял их начальную способность проникать в суть лошади, ища больше ответов. В течение многих лет я регулярно и не задумываясь срезал заворотные стенки и неровности на подошве, которые выходят из них (вдоль стрелки) до того уровня, когда они сливались с остальной частью естественной, затвердевшей подошвы. Я видел большой успех, но оглядываясь в прошлое, вижу только тень того, что вижу теперь. Я застрял на мысли, что давление на область заворотной стенки нужно уменьшать и держать на минимуме; одновременно я повторял: "Природа не могла и ничего не помещала в нижней части лошади, что не было бы предназначено нести вес", и "Ничто не пассивно в нижней части копыта на различном грунте; все, что бросает тень, несет вес."

Я обучал Алекса Сперэндео расчищать приблизительно семь лет назад, и он развился самостоятельно, постоянно обслуживая сотни лошадей. Он никогда не учился ковать и никогда не изучал ранние "босые" стили расчистки. Он взял основы, которые я ему дал, и затем учился главным образом у лошадей. Для меня он представляет "следующее поколение"; более новая перспектива, которая не омрачена очень многими прошлыми ошибками и недоразумениями. Некогда я мог оправдать спиливание большей части подошвы под копытной костью при подготовке к подковыванию, позже я мог оправдать утончение подошвы в задней части копыта у некованных лошадей по различным причинам. Каждый "метод", который я когда-либо изучал (ковка, естественная расчистка, ветеринарная...), уделял слишком большое внимание измерениям пятки и зацепа от линии роста волос, не принимая во внимание подкову. Что хорошего в годах опыта на тысячах лошадей, когда Вы делаете вещи неправильно?

Процесс для "нового поколения" триммеров, таких, как Алекс - это обучение, а не более медленный, более трудный процесс, который я должен был пройти - переучивание. [Хорошо, я прекращу бить себя и теперь продолжу историю.] Однажды, несколько лет назад, я смотрел на фотографии одного из его учебных примеров (лошадь с навикулярным синдромом), и он оставил заворотные стенки на ½ дюйма (13 мм) выше подошвы, с массивным гребнем подошвы вокруг вершины стрелки. Я сказал ему, что расчистка выглядит отлично, за исключением того, что он должен был срезать заворотные стенки ниже, ближе к уровню плоскости подошвы. Он посмотрел мне в глаза, стиснул зубы и "готовым к сражению тоном" спросил: "Почему"? У меня не было ответа. Когда-то я думал, что давление заворотных стенок вызывает навикулярный синдром. Теперь я верю, что навикулярный синдром фактически вызывается приземлением зацепа первым, и периферийной нагрузкой. Меня когда-то учили, что заворотные стенки могут быть "зажаты" в копытную капсулу; препарирования и наблюдения за живыми лошадьми доказали, что это не верно. Я когда-то думал, что давление заворотных стенок вызывает сужение пяток и чувствительность, но лошади обучили меня иному несколько лет назад. Таким образом, я понял, что это была просто моя привычка всегда срезать заворотные стенки до высоты затвердевшей подошвы; ничего более. Он использовал момент тишины во время моего замешательства, чтобы добавить: "лошади переходят от ковки намного более комфортно этим путем …, я только слушаю их." (Он точно знает, как меня заткнуть и заставить "крутить педали назад".)

Тогда он достал следующие фотографии того же самого копыта, которое продемонстрировало заворотные стенки высотой 1/16 дюйма (1,6 мм) выше самого большого углубления подошвы, и копыто расширилось больше чем на дюйм (2,5 см). Бугор подошвы вокруг стрелки исчез (выкрошился) самостоятельно. Заворотные стенки не вырезались все это время, и это был невероятно красивый переходный период, который продлился только несколько месяцев! Лошадь оставалась здоровой на каждом шагу этого пути, и хотя в первый же день он подготовил лошадь к ботинкам, лошадь и владелец не сочли нужным использовать их.

Половина меня чувствовала, что он был не в своем уме, а другая половина меня уважала его достаточно, чтобы не отклонять что-то, что он говорит; таким образом, я скептически наблюдал результаты его "предательского стиля длинных заворотных стенок" в течение следующих двух лет на бесчисленных лошадях. Многие из его клиентов - мои старые клиенты (я имею тенденцию посылать обслуживаемых лошадей к другим профессионалам, чтобы дать место для моей настоящей любви: новые случаи реабилитации). Мои бывшие клиенты позвонили бы мне при первом намеке на проблемы, но они остались довольны. Плюс это очень хорошо послужило собственным случаям реабилитации Алекса; очень последовательно. С течением времени это медленно начало проникать в мой толстый череп; почему удаляют материал, который дополняет низ копыта, когда приземление пятки первой всегда является нашим абсолютным высшим приоритетом в исцелении почти каждой патологии?


Эта лошадь живет на мягком пастбище и комфортно работает на каменистом грунте. Хотя за копытными стенками обычно следят, заворотные стенки не расчищались в этом очень здоровом переднем копыте в течение по крайней мере двух лет. Вдобавок и к подошве, и к стрелке. Основанию копыта позволили найти равновесие в темпе его роста. Помните, что когда лошадь производит "лишний" рост, она пытается выйти из какого-то состояния... Убедитесь, что причиной не является Ваша расчистка!

В прошлом году я тихо начал экспериментировать с этим на лошадях моих собственных клиентов, и немедленно понял, что это было существенное усовершенствование в моей работе. Подкованные лошади проходят адаптацию после снятия подков намного более удобно, если Вы оставляете более длинные заворотные стенки и уходите от расчистки заворотных стенок почти немедленно, и большинство некованных лошадей очень резко увеличивает крепость и тягу. Заворотные стенки будут почти всегда начинать поддерживать свою собственную высоту на уровне подошвы или, возможно, от 1/8 до 1/4 дюйма (3 – 6 мм) над подошвой, если Вы оставите их в покое. Чем меньше Вы режете заворотные стенки, тем короче они становятся! С другой стороны, чем более постоянно Вы режете заворотные стенки, тем быстрее они возвращаются, и их нужно срезать снова.

Оставление более длинных заворотных стенок (и подошвенного гребня вокруг стрелки) ускоряет процесс достижения глубокй вогнутости подошвы, оказывая поддержку внутренним структурам копыта и уменьшая снашивание подошвы. Я уже изучил этот урок на других частях копыта несколько лет назад. Чем меньше я резал подошву, тем глубже становилась ее вогнутость. Чем меньше я укорачивал копыто, тем короче оно становилось. Чем меньше я срезал стрелки, тем более здоровыми были лошади... Каждый раз, когда я учился отступать, мои лошади становились более здоровыми, и восстановление патологий происходило быстрее. Я просто более медленно обнаружил такую же истину о заворотных стенках. Теперь я рассматриваю их как критически важную, имеющую вес структуру, и вижу, что, как и с любой частью копыта, чрезмерная их расчистка заставляет их становиться слишком длинными и слишком быстро.

Основная доктрина, которой я начинаю пользоваться, следующая: если больше чем 1/4 дюйма (6 мм) какой-нибудь части копыта "нуждаются" в удалении при расчистке раз в четыре недели, это место было чрезмерно срезано при последнем посещении. Не по стандарту любого специалиста, а по стандарту лошади на данном грунте и при данном текущем здоровье внутренних структур (лошадь будет работать сверхурочно, чтобы заменить необходимый материал, если его удалить). Это - сильное утверждение, я знаю, но я учусь каждый день больше доверять этому. Как это применить? Не просто оставляя весь излишек, а всегда оставляя что-нибудь, что "добавит" на 1/8 дюйма (3 мм) длиннее, чем было после последней расчистки. Вы будете поражены, поскольку Вы увидите, что лишний рост немедленно замедляется; копыта придут к самостоятельному обслуживанию.

Какова "правильная" длина заворотных стенок? Как о том говорилось подробно в предыдущей статье "Одно копыто на все сезоны?" она изменяется резко в зависимости от грунта. Заворотные стенки нуждаются в достаточном понижении (вогнутость подошвы или склон от пяток), чтобы они могли опуститься, и копыто могло расшириться, но что еще более важно, они должны быть такими, чтобы "достигнуть нижнего предела", чтобы оказать вертикальную поддержку при максимальной динамической нагрузке. На твердом, плоском грунте уклон в 1/4 дюйма от опоры пятки до конца заворотной стенки мог бы быть прекрасным. На каменистом грунте может быть необходим намного больший уклон или вогнутость. На мягком грунте манежа те же самые цели и степень поддержки могут потребовать, чтобы заворотная стенка была более длинной, чем копытная стенка. Лошади с острым ламинитом, особенно с "синкером", часто предпочитают, чтобы весь или большую часть их веса несли заворотные стенки... Мне бы хотелось, что бы это было проще, но честное слушание копыта приведет Вас к правильному выбору.

Теперь посмотрите последнее исследование доктора Боукера. Он и его команда в MSU обнаружили, что большая часть материала подошвы фактически производится в ламине заворотных стенок, и мигрирует наружу по направлению к белой линии. Это то, что мы должны были пометить на полях. Вы когда-либо видели отверстие в подошве, которое было сделана кем-то, пытающимся вскрыть абсцесс или дренировать накол? Оно заполнялось обратно новым подошвенным материалом? Нет, оно в конечном счете мигрировало вперед и вперед, не так ли?! Результаты исследований не полные; исследование является в настоящее время продолжающимся, но кажется, что относительно немного общего объема подошвы фактически производится из внешнего периметра кориума подошвы; достаточное только лишь для того, чтобы помочь переместить большую массу подошвы, прибывшей из ламины заворотных стенок, вперед, в его продвижении во внешнюю периферию.

Это помогает понять некоторые очень важные вещи, когда Вы пытаетесь помочь копытам оправиться от различных патологий. Одна и та же структура (ламина заворотной стенки) ответственна за производство и материала заворотной стенки, и большей части всей подошвы лошади. Если лошадь постоянно работает, чтобы восстановить материал заворотной стенки, который Вы сильно вырезали, это может, вероятно, уменьшить способность построить подошву, которая была бы в конечном счете размещена под зацепом! Это причина, по которой важно попытаться достигнуть самообслуживания заворотных стенок, оставляя их "немножко слишком длинными" и таким образом замедляя темп их роста. Я полагаю, что это "освобождает" ламину заворотных стенок для отправления большего количества подошвы в дистальную границу P3. [Надо сказать, это было трудно понять. Если Вы делаете что-то с копытом, и оно отвечает хорошо, Вы на самом деле не знаете точно, как копыто ответило бы, если бы Вы сделали что-то другое. Я могу сказать: для копыта кажется намного более редким отказаться построить подошву в зацепе, когда заворотные стенки и подошвенный гребень срезаются немного или не срезаются совсем.]

Во-вторых, когда Вы видите лошадь с тонкой подошвой, с большими подошвенными буграми вдоль стрелки и/или вокруг вершины стрелки, поймите, что этот материал не обязательно строится вверх, в "более высокие глыбы". Большая часть материала движется наружу, по пути к затвердевшему выступу под дистальной границей P3, где он необходим больше всего. Сказанное - то, почему лошади с тонкой подошвой имеют тенденцию строить эти горные хребты, а лошади с толстой, затвердевшей подошвой не имеют такой тенденции. Лошадь с тонкой подошвой работает сверхурочное время, пытаясь продвинуть материал подошвы к белой линии, и эти выступы подошвы не нужно срезать, а нужно позволить им сделать свою работу по вертикальной поддержке и построению подошвы. Могут ли они препятствовать расширению копыта? Не настолько, как уменьшенное количество движения, вызваное болью от тонких подошв!


Из материалов Алекса Сперэндео (фотография, сделанная сразу после снятия подков до расчистки): Эта теплокровная лошадь построила огромный подошвенный гребень вокруг стрелки. Материал пытается передвинуться в ранее утончаемую подошву под P3. На копытных стенках был сделан перекат мустанга, но основание копыта была оставлено в покое. Правое фото - то же самое копыто четыре месяца спустя, после расчистки. Заворотные стенки и подошва никогда не расчищались, но когда в зацепе была достигнута необходимая толщина, "лишнее" формирование подошвы от заворотных стенок остановилось само. Эта лошадь участвовала в соревнованиях по выездке в течение этого процесса.

Забудьте все, что Вы "'знаете", и смотрите на левую фотографию в ином ракурсе. Вы можете представить "лишний материал" как попытку ремонта? У этого копыта нет целостности белой линии и очень мало подошвы. Вы можете видеть, что лошадь пытается поддержать себя и выдвигает весьма необходимую защиту вперед, подпирая P3? Вы видите, что механика расширения находится на своем месте? Это копыто пытается "начать все заново".


Единственная часть копыта, которая может и действительно заменяет потерянный материал наиболее быстро и сразу – это область заворотных стенок и подошва рядом со стрелкой. Способность роста этой области невероятна, и ей не нужно далеко идти. Заворотные стенки и нарост подошвы, который часто простирается от них (параллельно стрелке), являются часто "не поддающимися контролю" в смысле быстроты роста; особенно, когда ламина разрушена или подвергается риску вследствие ламинита, и когда подошва под P3 является слишком тонкой. Действительно ли это - несчастный случай? Ошибка по своей природе? Что-то, с чем мы должны сражаться? Я думаю, что нет. Заворотные стенки лежат непосредственно под боковыми хрящями. Они размещены отлично для того, чтобы передать энергию удара непосредственно крайне важному, упругому хрящевому основанию в задней части копыта.

Нарост подошвы вдоль стрелки (самая толстая часть подошвы) размещен отлично для прямой поддержки копытной кости в передней половине копыта. Кориум подошвы является тонким в этой области, но намного более толстым во внешней периферии. Это учитывает расширение передней половины копыта, поскольку P3 сжимает толстую подушку крови в ее внешней периферии (между дистальной границей P3 и подошвой). В течение многих лет я чувствовал, что подошва - главная поверхность копыта, несущая вес, но чем больше времени я провожу с доктором Боукером, тем более остро я чувствую, что главной естественной структурой для несения веса (фактически нагрузки от удара) для конского копыта фактически являются заворотные стенки!

В идеально здоровом копыте стрелка должна касаться земли первой, поглощая некоторую энергию, сплющиваясь. Потом должны приземлиться пяточные углы и заворотные стенки, передавая большую часть энергии удара непосредственно в упругие боковые хрящи. Наконец, к тому времени, когда подошва начинает передавать энергию воздействия в копытную кость, большая часть энергии удара была уже поглощена. Большая часть энергии рассеивается когда копытная кость нагружается и сжимает подушку крови вниз (Боукер, 1999). К тому времени, когда зацепная стенка наконец войдет в зацепление, большая часть энергии удара будет уже рассеяна. Действительно, когда здоровое копыто касается земли сначала пяткой, сравнительно небольшая часть энергии или вибрации остается для поглощения остальной частью конечности и телом.

Прошло по крайней мере десять лет с тех пор, как я полагал, что внешние копытные стенки были главной структурой, несущей вес. Это просто не имеет конструктивного смысла для природы – так необоснованно подвешивать несущую вес структуру по бокам копытной кости и боковых хрящей. Это выглядит в такой же степени безумным, как и думать, что мы должны потратить впустую такой большой потенциал рассеивания энергии, встроенный в лошадь, делая что-нибудь, что могло бы вызвать малейшую чувствительность в задней части копыта. Когда лошадь чувствительна в задней части копыта, первым приземляется зацеп, и ВСЕ ухищрения копыта, которые должны способствовать рассеиванию энергии, полностью пропадают. Что касается любых других копытных животных, то хорошо известно, что "подушки" внизу должны поддерживать вес и рассеивать энергию удара; копытные стенки - это броня, покрывающая копыто, чтобы защитить внутренние структуры от удара извне (удар копытом о скалу). Почему это так сильно отличается для лошади? Просто неверная традиционная мысль, по моему мнению. Это говорит о том, почему многие из нас учились уменьшать давление на заворотные стенки? И почему мы проигнорировали попытки природы быстро вернуть заворотные стенки, когда мы вырезаем их до уровня подошвы? Они - единственная структура, наиболее способная к прямой передаче энергии в боковые хрящи. Боковые хрящи формируют гибкий фундамент для нижней части копыта, таким образом они могут поглотить большую часть начальной энергии удара таким образом, что кости, суставы, сухожилия и связи не перенапрягаются.

В моей личной практике, чем больше я желал загрузить заворотные стенки, тем быстрее я был способен добиваться "камнедробительной" крепости копыт своих клиентов. Это - менее важные новости все же. Такое же отношение к заворотным стенкам ускоряет реабилитацию ламинита и навикулярного синдрома даже больше. Радикальная идея? Возможно, но попробуйте это; это работает, и Вы будете видеть результаты почти немедленно. Пища для размышления: "Не бывает хороших привычек!" Думайте прежде, чем резать, и если Вы вырезаете что-то, что возвращается назад через две недели; всегда знайте, что Вы сделали ошибку. Вы слышали, как я говорил это в течение многих лет; теперь, кажется, я должен дать сам себе тот же самый совет!


Левая фотография; переднее левое копыто, перед расчисткой в день снятия подков. Латеральная заворотная стенка и пятка (левая сторона фотографий) спилены в соответствии с медиальной пяткой (основанной на глубине коллатеральных бороздок и плоскости затвердевшей подошвы; не на кривизне волосяной линии). Медиальная заворотная стенка была уже немного ниже копытной стенки и была оставлена в покое. Я оставлял пятки/заворотные стенки максимально долго, чтобы "поддержать" очень чувствительную заднюю часть копыта. Лошадь прошла переходный период после подков очень комфортно, приземляя пятку первой, и четыре недели спустя пятки значительно "открылись"; и хотя они никогда не срезались, заворотные стенки больше не лежат на подошве.

Почему? Удобное движение с пятки. В прошлом я автоматически расчищал бы заворотные стенки до уровня подошвы, потому что они были "лежащими на подошве". Непредусмотрительно это уменьшило бы комфорт в задней части копыта, вызавая хождение с зацепа, и, вероятно, замедлило бы эти результаты и вызвало бы потребность в ботинках. Кроме того, если бы я вырезал заворотные стенки до подошвы, я имел бы еще большее количество материала заворотных стенок, который "требовалось бы удалить" снова во время расчистки через четыре недели.

Действительно ли расчищать все копыто до гладкого, блестящего нового материала более "привлекательно"? Да, это так, пока Вы не увидите, как лошадь двигается!


Это означает, что мы должны просто оставить заворотные стенки в покое? К сожалению, не так все просто. Как любая другая часть копыта, лишняя длина заворотной стенки может вызвать много проблем, таким образом мы все еще остаемся с нашей обычной "эквилибристикой"; всегда колеблясь на очень тонкай грани между слишком агрессивным и слишком консервативным. На фото ниже видно, что необходима агрессивная расчистка заворотных стенок.

До и после первоначальной расчистки: P3 ниже любой части копытной стенки и покрыта только 3/16 дюймами (5 мм) подошвы. Заворотные стенки размером с мяч для гольфа являются слишком длинными, чтобы позволить задней части ноги функционировать правильно, и поднимают боковые хрящи слишком высоко над землей, ставя P3 на ее острый кончик. Я неохотно принял решение "начать заново" длину заворотных стенок, и срезал их до уровня затвердевшей подошвы. Под боковыми хрящами осталась полная толщина подошвы; недостаточную толщину подошвы под P3 оставили нетронутой. Расчистка резко увеличела комфорт лошади, и таким образом была достигнута моя первичная цель: он перестал идти с зацепа, а пошел с пятки. Благодаря этому комфорту, надлежащему рассеиванию удара и отсутствию твердых поверхностей или скал на территории обитания лошади, я решил оставить лошадь босой, вместо того, чтобы использовать обычные в таких случаях ботинки со стельками.

Только когда я вернулся для следующей расчистки, я узнал, что я принял правильное решение насчет заворотных стенок. Через 5,5 недель они вернулись назад, но затвердели на уровне подошвы. Копытная стенки росла хорошо ниже P3, и подошва почти достигла адекватной толщины. Лошади очень комфортно на ее пастбище и в леваде, но она нуждалась бы в ботинках/стельках для поездки по каменистому грунту. Если бы "лишний" материал заворотных стенок вырос снова, я пнул бы себя за того, что сделал ошибку, и оставил бы их в покое в эту расчистку.
В эту расчистку я не изменял высоту пяток и оставил в покое все основание копыта (не считая крючковки); только снял фаску на копытной стенке, чтобы продолжить рост хорошо прикрепленной копытной капсулы. В этом случае я главным образом жду развития нижней части копыта и затвердения стрелки.



Из материалов Томаса Тески, доктора ветеринарной медицины: "Это фотографии правого переднего копыта восьмилетней кобылы квотера во время дождливой весны 2005 года – ее не расчищали в течение прошлых пяти лет. Она живет на чрезвычайно каменистом грунте, когда не используется для верховой езды/каттинга. Глубина подошвы и длина заворотных стенок совершенно правильны и предоставляют ей защиту, в которой она нуждается на грунте, который сформировал ее копыта. Положение стрелки становится ближе к высоте пятки во время влажных периодов, когда грунт более мягок." TT


Из материалов Томаса Тески, доктора ветеринарной медицины: "Это фотографии правого переднего копыта пятилетней кобылы Morab, сделаные во время сухого летнего сезона - она никогда не расчищалась. Помещенная на тот же самый скалистый ландшафт, она выступает безупречно под седлом, с видимо незначительным снашиваним копыт после нескольких дней езды. Отметьте массивную структуру пятки-заворотные стенки, предоставляющую дополнительную силу, безопасное приземление и опору, стрелка, немного утопленная для ее собственной защиты, все же отлично расположена для поддержки, чувствительности и тяги. Ее подошва имеет толщину по крайней мере половину дюйма (1,3 см), с хорошим количеством сухого материала, готового расслаиваться, когда она путешествует.

Копыта не могут сформироваться столь сильным и здоровыми никакой профессиональной расчисткой - они рождаются только из бесконечного движения в поисках травы и пастьбы на каменистом грунте. Предотвращение проблем с рождения дает большие дивиденды. Надлежащая установочная расчистки старших или ранее кованых лошадей наряду со стельками в ботинки восстанавливают даже крайние случаи..., триммер должен быть "без работы", если владелец вносит свой вклад. " TT

"Эти копыта нашли равновесие в их окружающей среде и рабочей нагрузке. Все, что триммер мог бы сделать с основанием любого из этих копыт, начало бы войну. Копыта реагировали бы лишним ростом." PR

Как должны быть сформированы заворотные стенки? Давайте снова взглянем на природу (на наиболее невероятно здоровые копыта в мире) с нового ракурса, и действительно спросим их; это лучше, нежели предъявлять требования, основанные на наших предыдущих искусственных идеалах. Как обычно, природа говорит нам: "смотря по обстоятельствам".



Переднее копыто дикой лошади; Монтана – любезно предоставлено Робертом Боукером, доктором ветеринарной медицины


Австралийский брамби (переднее копыто) - Джереми Форд


Передние копыта горной лошади - Кэтрин Джонс


Переднее копыто дикой лошади; Орегон - любезно предоставлено Черил Хендерсон


Переднее дикой лошади; Калифорния; Пит Рэми


Заднее копыто дикой лошади; Калифорния; Пит Рэми

Эти лошади были на грани катастрофы из-за их "уродливых" заворотных стенок? Я так не думаю.

***

Дополнение от АнютыМ

В дополнение к статье хочу привести свою небольшую статистику. У коня с еще не вполне обмозолившейся и здоровой стрелкой раскрошилась стенка в четвертях. Тут же в ответ на это выросли заворотные стенки с мощным "подкреплением" подошвы по бокам - до уровня, на котором была бы стенка.





Это фотография расчищенного копыта, ЗС я не трогала. К следующей расчистке стенка на месте заломов уже отросла до своей обычной высоты, и я увидела, что и ЗС, и плавно подходящая к ним подошва раскрашиваются. Я легким движением выскоблила весь крошащийся рог - подошва стала иметь форму привычной "арочки" smile


This post is provided "as-is".
 
Len Дата: Вторник, 13.12.2016, 12:07 | Сообщение # 17
Группа: Администраторы
Сообщений: 1009
Статус: Offline
Оригинал тут: http://www.hoofrehab.com/Thrush.html

Перевод Анны Мазиной. Взято с разрешения переводчика отсюда: http://naturalhorsemanship.ru/gniet-s....-defekt

____________________

Гниет стрелка — намного больше, чем косметический дефект.

Horseback Magazine 12-10-13 Pete Ramey

«Гниет стрелка» — этими словами обозначается большой спектр бактериальных и грибковых поражений стрелки. Обычно гниль хорошо распознается по особенно неприятному запаху во время раскрючковки, по отделению тканей стрелки и иногда по серому или черному веществу в стрелке или около нее, по консистенции напоминающему мягкий сыр. /Если в стрелке образовались щели, и крючок проваливается в них, нельзя нащупать крючком твердое, упругое дно щели, значит стрелка гниет. Если при раскрючковке из стрелки идет кровь, значит стрелка прогнила очень глубоко. Прим. перев./

И хотя как правило владельцы осматривают копыта на предмет гнили в стрелке, большинство из них расценивают это как косметический дефект или проблему гигиены. Однако важно понимать, что это серьезная и вполне частая причина хромоты, иногда диагностируемая как навикулярный синдром, вызывающая целый букет проблем в копыте и во всем организме лошади.

Насколько критично иметь здоровые стрелки?

Когда лошадь двигается правильно, копыто должно ставиться на землю почти плоско, но пятка должна касаться земли на миг раньше. Так что на любом грунте, в который копыто может погрузиться, на стрелку приходится значительная доля изначальной силы удара. Стрелка, наряду со всеми гибкими структурами в задней части копыта, сделана так, чтобы распределять большую часть энергии удара о землю, как делают шины у автомобиля. Это естественно и здорОво, именно так и была спроектирована лошадь. Если в задней части копыта присутствует чувствительность, лошадь будет избегать естественного паттерна наступания. Вместо этого, при ударе копыта о землю она постарается больше нагрузить его переднюю часть. И хотя наступание с зацепа вполне естественно, если лошадь двигается вверх по склону, ускоряется или пробирается по скользкому грунту, «система» не была спроектирована для постоянного такого функционирования, этот компенсаторный тип наступания не позволяет лошади использовать ее основную систему поглощения энергии ударов о землю, увеличивая нагрузку на суставы, сухожилия, связки, мышцы итд. Это может привести к травме и/или поспособствовать дальнейшему разрушению системы. Помимо этого, слишком частое наступание с зацепа может вызвать расклешение зацепа, ротацию копытной капсулы, явиться причиной трещин, тонкой подошвы, синяков и абсцессов в копыте. /А также разрушения кончика копытной кости, прим. перев./

Другими словами, иметь здоровые стрелки крайне важно! Если вы когда-нибудь сталкивались с тем, что при раскрючковке вам приходилось проявлять осторожность, чтобы не причинить лошади боль копытным крючком, подумайте, насколько сложно этой лошади наступать на такую стрелку! Если стрелка здорова, практически невозможно причинить лошади боль в копыте копытным крючком, срединная бороздка не должна быть глубокой или особо чувствительной.

Сырой и сухой грунт.

Многие люди считают, что гниль провоцируется сыростью грунта, на котором лошадь проводит много времени. /А некоторые прибавляют: «Зачем и лечить эту стрелку, пока в леваде грязь!». Прим. перев./ И хотя гниение чаще встречается в условиях сырости, похоже, что в сухих условиях оно причиняет больше болезненности. Сухая, жесткая стрелка с глубоко пораженной грибком срединной бороздкой намного более болезненна, чем мягкая, размокшая стрелка с той же степенью поражения, так что независимо от состояния грунта, очень важно регулярно осматривать стрелку на предмет гнили. Пожалуй, лучшее, что можно сделать для предотвращения этой проблемы — это поддерживать чистоту в местах, где находится лошадь. Очень важно следить за тем, чтобы вода не застаивалась в леваде. Вы не можете повлиять на то, как часто идет дождь, но вы в состоянии влиять на то, как долго грунт остается сырым после дождя. Дренаж и отсыпка песком или гравием низких, влажных участков с большой проходимостью, уборка навоза и мочи в деннике, чтобы лошадь ежедневно могла проводить время в сухом месте очень благотворно сказывается на состоянии стрелок. /И наоборот, когда лошадь бывает исключительно на сухом грунте, например подавляющую часть времени проводит в деннике на большой подушке чистейших опилок, ее копыта и стрелки могут стать настолько сухими, что ей будет больно наступать с пятки даже без гнили. В то же время, такая подушка опилок может быть незаменимой для просушивания копыт после грязи в межсезонье. Важно находить баланс. Прим. перев./


Расчищая стрелку в целях ее гигиены, удалите наплывы вдоль срединной и боковых бороздок, удерживающие в них грязь и блокирующие доступ воздуха. В равной степени важно избегать срезания участков стрелки, соприкасающихся с землей. Когда это возможно, старайтесь оставлять эти участки как есть, чтобы они обмозолились. Обычно куда быстрее и проще срезать слой со всей стрелки, чтобы придать ей аккуратный и чистый вид, но во многих случаях это может привести к хромоте. Куда лучше срезать то, что нельзя не срезать, и оставить все, что можно оставить, ставя здоровье выше красоты. Фото из книги Care and Rehabilitation of the Equine Foot.


Фото слева: эта лошадь сильно хромала, наступая очень осторожно и подчеркнуто с зацепа — единственной проблемой, которую я нашел, была гниль в срединной бороздке стрелки. Пятки сжались, выраженная щель позволила инфекции прочно угнездиться и разрушить ткани до самого венчика. То же копыто (фото справа) через 4 недели езды в ботинках с фильцами и лечения как описано в этой статье. Пятка раскрылась, а хромота исчезла благодаря тому, что стрелка стала здоровой и надежной для наступания. Обратите внимание, что в центральной бороздке все еще остается слишком узкая и глубокая щель, у которой не видно дна. Лечение нужно продолжать до тех пор, пока все части стрелки не станут хорошо видны. Фото из книги Care and Rehabilitation of the Equine Foot


Расчистка.

Расчищая стрелку, старайтесь удалить небольшие наплывы, которые могут приютить грибок и бактерии, но старайтесь не срезать чрезмерно много, чтобы не сделать стрелку чувствительной. Этому «хождению по лезвию бритвы» невозможно научить в статье, просто помните, что стрелка может легко загнить из-за отсутствия регулярной «гигиенической» расчистки, но лошадь может захромать или начать наступать с зацепа из-за чрезмерного срезания тканей.

Питание.

Как и в случае любой другой проблемы, встречающейся у лошадей, питание является ее важной составной частью. Я буду краток, потому что похоже, что я касаюсь этой темы в каждой своей статье, но нельзя недооценивать ее значимость. Когда в рационе чего-то не хватает, в первую очередь всем необходимым обеспечиваются наиболее важные органы. Коже достается что останется. Поэтому любой пробел в рационе может ослаблять стрелки (и любую часть конского копыта, а также кожу и шерсть). Высококачественные, хорошо сбалансированные подкормки обычно являются наилучшим лечением (и профилактической мерой) против тяжелых инфекций в стрелке. /Качественные не означает дорогие smile Автор подразумевает сдачу кормов на анализ и подбора индивидуального набора микроэлементов и их количества для дополнения того, что лошадь получает с пищей. Прим. перев./

Кроме этого, повышенное содержание сахара в рационе может ослаблять ткани стрелки, как и любое заболевание и эмоциональный стресс. Нужно принимать в расчет весь организм в целом и все аспекты его здоровья и благополучия.

Растворы для местного лечения.

Многих удивляет, что лекарства я всегда упоминаю в последнюю очередь. Местное лечение важно, но не настолько, как факторы, которые я привел выше (места содержания, расчистку и рацион). Многие коммерческие средства и старые дедовские способы работают, но многие из них также могут только усугубить ситуацию. Что бы вы ни использовали, удостоверьтесь, что оно убивает и грибок, и бактерии — это легко. Более сложный вопрос — этот продукт не должен повреждать живую ткань. В случаях запущенной гнили, особенно в срединной бороздке стрелки, ткани на дне бороздки тонкие, нежные и очень чувствительные. Обрабатывая эту область агрессивным или едким средством, можно причинить больше вреда, чем пользы. Я полушутя предлагаю клиентам найти на собственном теле наиболее чувствительный участок и спросить себя, хотели ли бы они нанести туда выбранное ими средство от гнили! Это сразу дает им представление, стоит ли подвергать этому испытанию лошадь.

Как обрабатывать.

Какое бы вы ни выбрали средство, важно, чтобы оно проникло до самой глубины центральной и боковых бороздок, а также любых других карманов и щелей в стрелке. Я знаю только два способа сделать это эффективно. Первый и, возможно, наиболее эффективный — это длительное замачивание (как минимум полчаса) в жидком растворе. Легче всего это проделывать, используя специальные ботиночки для замачивания, которые предлагаются на рынке, но можно смастерить что-то самостоятельно, например, использовать очень плотный полиэтиленовый пакет /или канистру, от которой отрезана одна из больших сторон. Прим. перев./ Не пытайтесь ставить ногу в ведро. Сомнительно, чтобы у вас получилось продержать там ногу лошади достаточно долго, чтобы это помогло.

Другой метод, который я использую — это впрыснуть во все щели стрелки более густой раствор, консистенции крема, с помощью ветеринарного шприца с длинным, загнутым носиком или любого другого аппликатора с трубкой. Нужно быть очень осторожным, чтобы не повредить мягкие ткани, но это намного быстрее, чем ванночки.

Каким бы ни был способ, наилучший результат может быть достигнут, если проделывать процедуру ежедневно до полного исчезновения проблемы.

/Некоторые жидкие средства в спреях (Террамицин, Чеми-Спрей итд) очень хорошо проникают в ткани, поэтому достаточно налить «лужицу» этого средства в щель и подождать пока оно протечет глубже и впитается. Если средство достаточно жидкое, но не в спрее (например, деготь), можно вымочить в нем ватку и начать запихивать ее в щель копытным крючком. По мере надавливания на ватку, средство будет стекать с нее глубже в пораженную область. Прим. Перев./

Когда лечить.

В целом, контакт с воздухом лучше всего нейтрализует вредное действие патогенов. Так что если вы можете увидеть дно всех щелей в стрелке, все, что вам будет нужно для предотвращения проблем со стрелкой — это регулярное раскрючковывание копыт. Если же вы находите щели, у которых дна не видно (обычно в срединной бороздке), их следует начать обрабатывать. Продолжайте обрабатывать до тех пор, пока эта область не зарастет настолько, чтобы вы могли видеть всю поверхность стрелки. /Также присутствие инфекции выдает глубоко утопленная в копыте неестественно маленькая и мягкая стрелка — в этом случае с нее сошли верхние слои, и мягкие ткани находятся слишком близко к поверхности. Прим. перев./

Используйте эти же критерии для предотвращения. Всегда обрабатывайте любые глубокие карманы, как только они начинают образовываться, и прекращайте лечение как только сможете хорошо видеть все части стрелки. При такой тактике борьбы с гнилью, у нее практически нет шансов развиться до такой степени, чтобы лошади стало больно наступать. Как обычно, лучше предотвращать проблемы, чем лечить их!


This post is provided "as-is".
 
Len Дата: Вторник, 13.12.2016, 12:44 | Сообщение # 18
Группа: Администраторы
Сообщений: 1009
Статус: Offline
Оригинал тут: http://www.hoofrehab.com/HighLowHooves.htm

Перевод Анны Мазиной. Взято с разрешения переводчика отсюда: http://naturalhorsemanship.ru/ploskoe....selikom

____________________

Плоское / торцовое копыто — вопрос всей лошади целиком.

Horseback Magazine 11-10-13 Pete Ramey

Неодинаковость передних копыт достаточно распространена среди лошадей. Когда проблемным выглядит более плоское копыто, многие называют это «синдромом длинного зацепа и низкой пятки», говорят, что «пятка не растет», хотя в действительности пятка обычно даже слишком длинная, просто растет вперед, под копыто, а не вниз.

Когда наоборот, копыто с более крутыми углами выглядит проблемным, людям хочется исправить эту торцовость.

Регулярная, правильная расчистка очень нужна лошадям с разными копытами, но крайне важно понимать, что если бы дело было просто в том, чтобы спилить все лишнее, сделав копыта одинаковыми по форме, такой проблемы, как разнокопытность, просто не существовало бы! Как обычно, первый шаг помощи лошади заключается в том, чтобы понять, почему эта проблема возникает.

Копыта постоянно адаптируются к тому, как они ударяются о землю. Если лошадь раз за разом выносит ногу вперед дальше нормы, в копыте на этой ноге разовьется длинный зацеп и низкая пятка. Если лошадь раз за разом недоносит ногу, копыто примет торцовую форму. Так что когда вы увидите разные по форме копыта, важно попытаться понять, почему лошадь двигается несбалансированно. Если вы сможете найти и устранить настоящую причину, копыта тоже начнут стремиться к большему балансу. И наоборот, если вы будете пытаться решить эту проблему только работой с копытами, вы окажетесь в замкнутом кругу, потому что будете бороться с симптомами вместо настоящей причины.

Травмы.

Первый шаг — это провести тщательный осмотр лошади на предмет хромоты. Часто такие лошади просто компенсируют свежую травму или имеют ограниченную подвижность из-за старой травмы. Если дело в этом, узнайте, можно ли вылечить травму или облегчить боль. Если это удастся, копыта станут более сбалансированными (и похожими), как только лошадь сможет двигаться более сбалансированно. Если боль или ограниченную подвижность из-за старой травмы невозможно устранить, копыта должны оставаться разными — этот дисбаланс в копытах может быть крайне важным для лошади приспособительным механизмом, позволяющим ей передвигаться наилучшим образом с учетом ее проблем. Вариант баланса в несбалансированной ситуации. Обычно бывает очень хорошо разогревать и растягивать места прошлых травм. Если вы можете увеличить и поддерживать подвижность проблемной области, вы увидите, что копыта тут же ответят большей сбалансированностью. Самый простой пример — вытягивать вперед ногу с торцовым копытом.

Тренинг.

Помимо травм, для лошадей естественно неодинаково использовать правую и левую стороны тела, аналогично тому, как люди бывают правшами или левшами. Например, лошадь может охотнее подниматься в галоп с какой-то определенной ноги. Это может оказывать огромное влияние на форму копыт.

Возьмем для примера то, как передние ноги ставятся на землю при галопе с левой ноги: левая нога выносится вперед дальше, наступает и отрывается от земли в момент, когда она достигает вертикального положения. Правая нога принимает на себя вес лошади, оставаясь больше подставленной под нее, и в конце каждой фазы заводится дальше под корпус. Нетрудно догадаться, что произойдет, если каждый раз, как эта лошадь будет скакать галопом, она будет подниматься с левой ноги и скакать по прямым — скорее всего, у нее разовьется более низкая пятка на левом переднем копыте и более высокая на правом. Это повлияет и на мускулатуру лошади — она будет более сильной, но менее гибкой справа и, возможно, более слабой, но более гибкой слева. Морально и физически такая лошадь будет сопротивляться подъемам в галоп с правой ноги и поворотам направо.

Вот когда сбалансированный тренинг и спортивный массаж играют наиболее важную роль. Несбалансированность у взрослой лошади можно исправить только если сложить все части мозаики. Работа коваля так же очень важна, но это лишь одна из многих частей. Самое главное — добиваться сбалансированного движения, равномерно развивать обе стороны лошади. Работа коваля должна быть нацелена на то, чтобы копыта не препятствовали сбалансированному движению.


У этой ганноверской кобылы левое переднее копыто было плоским, а правое переднее торцовым. На этих фотографиях представлено левое переднее копыто до и по прошествии 13 месяцев работы с ним. В то время, когда было сделано фото «до», лошадь сопротивлялась подъему в галоп с правой ноги, и часто показывала хромоту, несовместимую с верховыми нагрузками. Благодаря более подходящей расчистке и ботиночкам с фильцами она сразу же стала пригодной для езды верхом. К моменту фотографии «после» она проходит выездковый тренинг и выступает на соревнованиях (босиком), не отдавая значительного предпочтения какой-то одной стороне и не показывая хромоты. Приоритетами в расчистке этого копыта были сращивание поворота копытной капсулы и оптимизация точки отрыва. Это со временем улучшило углы наклона зацепной стенки и пятки. Фото из книги Care and Rehabilitation of the Equine Foot.


Та же лошадь: торцовое правое копыто, динамика за 13 месяцев. В пятке был сделан рокер для улучшения выноса этой ноги. Постепенное улучшение выноса (благодаря расчистке, растяжкам и тренингу) привело к образованию более правильной формы копыта. Все это время всадник и тренер уделяли повышенное внимание разрабатыванию негибкой правой стороны лошади. Как только организм развился более равномерно, копыта ответили тем же. Обратите внимание на то, что копыта и конечности до сих пор не являются идеальной копией друг друга. Попытка насильственно привести их к полной симметрии негативно повлияла бы на движение и обратила бы прогресс вспять. В обоих передних копытах также произошло значительное исправление опущения копытной кости — общая высота копытной капсулы сократилась при том, что за эти 13 месяцев подошва стала толще. Фото из книги Care and Rehabilitation of the Equine Foot.


Всадник и седло.

ДВМ Керри Риджвей, эксперт по биомеханике лошадей с огромным стажем однажды приехал прокатиться вместе со мной верхом и осмотреть лошадей, находящихся у меня в расчистке. Я показал ему лошадь, у которой недавно начало формироваться торцовое копыто на правой передней ноге. Он бегло осмотрел лошадь на предмет травм, нашел болезненный участок справа вверху и попросил показать ему седло этой лошади. Владелец принес ему седло, которое несколько месяцев назад он приобрел за 3000$. Доктор Риджвей перевернул седло внутренней стороной вверх, тщательно осмотрел его и заключил, что проблема была в нем. Седло было сделано криво. Конечно, когда он показал куда смотреть, дефект стал очевиден — седло было согнуто налево. Владелец лошади, разумеется, страшно расстроился, но в конце концов, производитель заменил это седло ровным, и копыта лошади быстро снова сделались сбалансированными.

Несбалансированные всадники также могут разбалансировать лошадь, особенно если бОльшая часть движения лошади проходит под седлом.

Жеребята.

Если лошадь достигает возраста двух лет, имея разнокопытность, с большой вероятностью эта проблема так и будет присутствовать у лошади в той или иной степени всю ее жизнь, что бы вы ни делали. К этому возрасту поверхность суставов, форма костей и длина мышц, сухожилий и связок выстраивается определенным образом. Не поймите меня неправильно, у взрослых лошадей тоже можно улучшить баланс, но у жеребят его можно по-настоящему исправить или предотвратить проблему! Важно регулярно правильно расчищать копыта жеребят, чем, к сожалению, часто пренебрегают.

Часто можно услышать, что у той или другой линии в данной породе есть предрасположенность к торцовости или разнокопытности. Однако по моему опыту, если даже у жеребенка присутствует такая предрасположенность, обычно ее легко держать под контролем, если начать это делать достаточно рано. Другими словами, они пытаются разбалансироваться, но я не позволяю им этого.

Обычно если расчищать жеребенка с 2-3 месяцев его жизни, одна только регулярная расчистка может предотвратить неравномерное развитие конечностей, если жеребенок растет на выгуле, а не в деннике. В более сложных случаях я также рекомендую умеренное количество работы с земли по кругу, нацеленной на укрепление более слабой стороны (осторожно: это может быть важно, но нельзя переусердствовать!).

Расчистка.

Если вы будете слишком сильно стараться расчисткой сделать копыта одинаковыми, возможно, вы только усугубите ситуацию. Очень часто люди с лучшими намерениями срезают слишком много подошвы в зацепной области плоского копыта, стараясь привести его к виду парного копыта, с более крутыми углами. Это сделает зацепную область чувствительной и заставит лошадь больше нагружать пятку, не сильно заводя ногу под корпус. С течением времени исходная проблема только еще больше усугубляется. Также очень часто на торцовом копыте пятка спиливается так, чтобы соответствовать по высоте низкой пятке парного копыта. Это приводит к повышенной чувствительности в пятке, сокращает вынос ноги и со временем заставляет копыто принимать еще более торцовую форму.

Вместо этого, все, что вы делаете с копытами, должно быть нацелено на балансирование движения. Хорошая форма последует за хорошим использованием! В плоском копыте нужно сохранить толщину подошвы и задавать точку отрыва как можно ближе (не создавая повышенной чувствительности). Это позволит лошади дольше оставлять ногу на земле, заводя ее дальше под корпус, и поможет срастить зацепное расклешение или ротацию копытной капсулы. В торцовом копыте нужно сделать рокер в пятках, чтобы лошадь могла выносить ногу дальше вперед, но стараться не сделать их слишком чувствительными, так как это укоротит вынос и заставит лошадь заводить эту ногу еще дальше под корпус.

Помимо этого, работайте с каждым копытом индивидуально, не старайтесь насильно уровнять их между собой. Постарайтесь срастить расклешения и позволить подошве и стрелке набрать толщину. Слегка подталкивайте копыта к балансу в каждую расчистку. Если программа тренинга лошади способствует развитию баланса, копыта со временем станут сбалансированными.


This post is provided "as-is".
 
Len Дата: Вторник, 13.12.2016, 13:44 | Сообщение # 19
Группа: Администраторы
Сообщений: 1009
Статус: Offline
Оригинал тут: http://www.hoofrehab.com/DistalDescent.htm

Перевод Анны Мазиной. Взято с разрешения переводчика отсюда: http://naturalhorsemanship.ru/reabili....y-kosti

____________________

Реабилитация опущения копытной кости.

В полностью здоровом копыте лошади копытные стенки прочно прикреплены к копытной кости, а венчик находится на уровне или даже слегка ниже венечного сустава. Это обеспечивает возможность ничем не стесненной правильной работы этого сустава. Это также означает, что лошадь может иметь естественную невысокую копытную капсулу и в то же время плотную подошвенную мозоль, защищающую мягкие ткани. Однако среди наших домашних лошадей слишком часто можно наблюдать, как копытная кость, а точнее вся лошадь опускается вниз в копытной капсуле с течением времени. Раньше перед ковалями стоял сложный выбор, не имеющий правильного решения: истончать подошву, чтобы обеспечить безопасную и правильную биомеханику короткого зацепа, или же оставить копыто высоким, склоняясь в сторону удобства наступания и защиты мягких тканей, что обеспечивает адекватная толщина подошвы. Ни то, ни другое не подходит лошади. Добавьте к этому вынужденное ограничение подвижности венечного сустава – и вы получите биомеханический кошмар. К счастью, мы учимся исправлять эту ситуацию.


Рис. 1. Копыто двадцатилетней домашней лошади со здоровым ламинарным соединением (лошадь погибла от несчастного случая, проблем с ногами не имела). Толщина подошвы адекватная, копытная капсула очень низкая, что возможно благодаря правильному расположению копытной кости относительно венчика.



Рис. 2. Копыто дикой лошади со здоровым соединением копытной стенки и копытной кости. Мякишные хрящи, ламинарный слой и сосочки основы кожи копытной каймы оставлены как есть для фотографии. Копытная капсула опять же очень низкая (9 см зацеп, размер копыта 2), а подошва крайне толстая, что возможно благодаря правильному соотношению третьей фаланги и копытной стенки.



Рис. 3. Копыто с серьезным смещением копытной кости вниз. Здесь венчик находится на уровне середины второй фаланги (венечной кости). При таком патологичном положении кости (мне следовало бы сказать «положении копытной капсулы», так как кости располагаются правильно относительно друг друга, и это именно копытная капсула сместилась), лошадь не может иметь естественно низкую копытную капсулу и толстую подошву одновременно.
Важное примечание (добавлено в 2008 году). Обратите внимание, насколько крутой угол наклона верхней части копытной стенки. Также обратите внимание на то, что внутренний верхний угол копытной стенки располагается идеально, около нижней части венечного отростка копытной кости. На боковых рентгеновских проекциях мы можем четко видеть форму верхнего края копытной стенки и его положение относительно копытной кости. Обычно такие случаи, как этот, можно легко и быстро реабилитировать. С верхнего края копытной стенки просто уходит напряжение, и он опускается, образуя более пологий угол, ламинарный слой никуда не перемещается. Однако если видно, что внутренний верхний край копытной стенки смещен относительно венечного отростка копытной кости (в месте соединения ламинарного слоя и венчика), такой случай будет намного сложнее реабилитировать. Возможно, но не просто.


Из-за чего это происходит? Большинство профессионалов считает, что это немедленный и необратимый результат хронического ламинита. Листочки разъединяются, и копытная кость смещается вниз к земле сквозь копытную капсулу (классический синкер). Иногда это так, но намного более распространен вариант, когда это медленный процесс, протекающий не один год. Среди спортивных лошадей это настоящая «эпидемия», особенно среди конкурных.

Доктор Боукер и его команда из Мичиганского Государственного Института подтвердили исследованиями то, о чем многие вдумчивые коваля давно подозревали. Для лошади противоестественно «висеть» на ламинарном слое. Копытная стенка, подошва, заворотные стенки и стрелка – все они должны работать в унисон, поддерживая лошадь. Методы расчистки и ковки, заставляющие копытные стенки принимать на себя всю нагрузку при ударе копыта о землю, оказывают на ламинарный слой постоянный стресс, причем такой силы, к которому он не приспособлен. Прибавьте к этому стресс при приземлении после прыжка или постоянное наступание с зацепа, вызванное слабыми, неразвитыми стрелками и пальцевыми мякишами – результатом окажется постепенное движение третьей фаланги вниз (относительно венчика) с течением времени. Это очень распространено, но на это редко обращают внимание, пока лошадь, в конце концов, не захромает.

Вот почему у многих лошадей с возрастом копыта становятся более высокими. Наши предки в какой-то степени знали это. Сложно найти старый трактат о ковке, где не рекомендовалось бы давать копытам отдых между соревновательными сезонами, чтобы «поднять чувствительные ткани». На самом деле они таким образом поднимали копытную кость относительно венчика. Так как мы отошли от этого старого стандарта, и постепенно ковка стала все более распространенной, стало очень трудно найти возрастных лошадей, у которых большая часть пальца не была бы погребена в копытной капсуле.

Когда вы научитесь видеть это, вы заметите, что в той или иной мере это присутствует у очень многих лошадей. Наиболее точную картину, конечно, дает боковая рентгеновская проекция – линия роста волос должна быть на одном уровне или даже ниже верхней части венечного отростка копытной кости. Однако наметанным взглядом можно распознать опущение копытной кости и не имея рентгена.

Боковые бороздки вдоль стрелки находятся всегда на одном расстоянии от кориума подошвы (если только под подошвой не скрываются гнойники). Это делает их прекрасным ориентиром для измерения толщины подошвы (или расстояния от копытной кости до земли). Если вы представите себе естественный свод кориума подошвы, то учитывая то, что дно боковых бороздок находится всегда на расстоянии чуть больше 1 см от кориума, вы легко сможете оценить, насколько хорошо подошва закрывает остальные участки кориума.

По сути вы оцениваете высоту, на которую боковые бороздки подняты над землей (или плоскостью подковы) благодаря внешнему краю подошвы, прилегающему к белой линии. У лошади с толщиной подошвы 2 мм боковая бороздка у вершины стрелки будет приподнята над землей совсем чуть-чуть, или же подошва будет плоской. Когда у этой олшади нарастет адекватная (1,2-1,8 см) толщина подошвы под внешним периметром копытной кости, боковые бороздки будут подняты над землей на 1,2-1,8 см благодаря ставшему более толстым внешнему краю подошвы. Они являются верхней точкой «купола» естественно вогнутой подошвы.


Рис. 4. Частичное сечение копыта дикой лошади с нетронутыми корумом подошвы и стрелки, третьей фалангой и мякишными хрящами.




На рис. 4а представлена копытная капсула, где боковые бороздки подняты над землей слишком высоко из-за излишка подошвы и стенки. Копыто, возможно. Стоит расчистить до пунктирной линии, чтобы укоротить копытную капсулу и обеспечить правильное функционирование и загрубление подошвы и стрелки.

На рис. 4б показано, как можно получить информацию о подошве по неглубокой боковой бороздке. Если вы препарировали копыта и понимаете, что внутренние структуры имеют относительно одинаковую форму у разных лошадей, а также помните про постоянное расстояние от дна боковых бороздок до мягких тканей, то вы сможете с большой долей точности оценить толщину слоя подошвы под копытной костью и мякишными хрящами.

Столкнувшись с таким «плоским» копытом, многие профессионалы пытаются запилить копыто снизу (правая сторона рис. 4с). Это «выбивание почвы» из-под копытной кости заставит всю лошадь смещаться вниз по копытной капсуле.
Левая сторона рис. 4с показывает то, что на самом деле нужно сделать в такой ситуации. Нужно нарастить естественную толщину подошвы, чтобы добиться вогнутого свода и получить здоровое копыто. Вопреки тому, как это может показаться по рисунку, это обычно не приводит к увеличению копытной капсулы по высоте. Вместо этого нарастающая мозоль подталкивает копытную кость вверх по отношению к венчику, как правило даже укорачивая общую высоту копытной капсулы, так как соотношение между копытной костью и венчиком становится более правильным.

Так что если вы столкнетесь с «высокой» копытной капсулой с неглубокими боковыми бороздками у вершины стрелки, вы можете быть уверенными, что в этом копыте присутствует опущение копытной кости, и нужно незамедлительно делать рентгены и принимать меры. Вы также можете использовать эти ориентиры для того, чтобы после вашей расчистки лошадь не начинала щупать, и чтобы расчистка не приводила к опущению копытной кости. Рашпиль не должен приближаться ко дну боковых бороздок ближе, чем на 1,5 см ни при каких обстоятельствах! Иначе копытная кость и чувствительный кориум подошвы окажутся слишком близко к поверхности, и это уже можно будет расценивать как хирургию, а не расчистку, на мой скромный взгляд. (См. статью Понимание подошвы копыта лошади., где более подробно описано, как использовать боковые бороздки для измерения толщины подошвы).

Копыто на рис. 5 – это классический пример. В таком состоянии было левое переднее копыто, когда я впервые его увидел – спустя 4 года хромоты и различных методов ковки. Боковая бороздка у вершины стрелки имеет глубину лишь 3 мм. Это должно сразу же сигнализировать о том, что этот длинный зацеп нельзя укорачивать снизу. Для того, чтобы под копытной костью наросла подошва адекватной толщины, поднимая боковые бороздки над землей, нужно, чтобы рог на подошве стало больше на 1 см по толщине! На этом копыте на подошве виден отпечаток копытной кости. Я очертил этот «след» копытным крючком, на фотографии он выглядит более белым. Также должно быть понятно, что стенки здесь больше не прикреплены к копытной кости, и ламинарный клин (разрастание кератина /рогового вещества, прим. перев./ между дермальным и эпидермальным слоями ламины) заполнил пустоту между стенкой и костью. (Многие профессионалы считают, что этот участок спереди мозоли под копытной костью – это подошва, но на самом деле это копытный рог, разросшийся между волокнами, сформировавшийся из клеток, мигрирующих от венчика вместе с эпидермальным слоем ламины. Подошва растет лишь под копытной костью).

Положение кости настолько низкое, что если бы мы захотели, что если бы мы захотели с помощью рашпиля привести его к виду натурального копыта, пришлось бы спилить снизу и часть третьей фаланги!


Рис. 5. (слева) – перед первой «формирующей» расчисткой и рис. 6 (справа) то же копыто спустя 8 месяцев, перед очередной расчисткой (раз в 6 недель). Копытная кость сместилась вверх относительно венчика, копытная капсула укоротилась, а подошва стала толще. Лошадь успешно работала в прокате уже 6 месяцев.


Обратите внимание на то, что на рис. 6. копыто обрело более натуральную высоту, а боковая бороздка у вершины стрелки поднялась над землей на 1,5 см благодаря увеличившемуся своду подошвы. Если 8 месяцев назад такая более здоровая длина зацепа обнажила бы мягкие ткани, то сейчас, несмотря на укоротившийся зацеп, копыто хорошо защищено снизу. Копытная кость значительно сместилась вверх (относительно венчика). За все время подошву ни разу не трогали. Свод образовался благодаря тому, что подошва под копытной костью обрела адекватную толщину.

Рентгеновские снимки подтверждают это. Фото 7 и 9 сделаны за год до того, как я увидел эту лошадь, и была сделана фотография, приведенная выше. Похоже, что тогда подошва была чуть толще, угол поворота меньше, а опущение кости не такое серьезное по сравнению с тем, с чего мне пришлось начинать год спустя. Как же поступать в таком случае? Лошадь должна какое-то время ходить без подков. Такое состояние было вызвано тем, что стенки копыта были перегружены, а подошва не участвовала в распределении веса. Чтобы исправить ситуацию, нужно всего лишь сделать наоборот. Самое главное – это нарастить подошву адекватной толщины и толстую мозоль под копытной костью. Давление и его снятие стимулируют рост, так что скорейший способ нарастить подошву – это обеспечить максимум движения, оставляя копыта нековаными или надевая на них ботиночки с пенными стельками.


Рис. 7. (Фото слева) – правая передняя ДО и Рис. 8. (фото справа) – правая передняя (то же копыто) 3 года спустя.



Рис. 9. (Фото слева) – левая передняя ДО и Рис. 10. (фото справа) – левая передняя (то же копыто) 3 года спустя.


В то же время стенки нужно скруглять перекатом, чтобы они не поднимали копыто над землей, копытная кость должна подпираться снизу подошвой, чтобы венчик смог сдвинуться в более естественное положение относительно кости. Может показаться, что если к такому копыту добавить сантиметр подошвы, копытная капсула станет еще выше. В действительности получается ровно наоборот. Если скруглять стенки, а подошву не трогать, давая ей возможность стаптываться в мозоль, копытная капсула станет короче, т.к. венчик сместится вниз, к своему естественному положению относительно копытной кости и мякишных хрящей.

Я должен подчеркнуть, что если лошадь испытывает дискомфорт, нужно использовать ботиночки с фильцами из пенорезины, если подошва тонкая, а грунт каменистый. Бегать по камням на тонкой подошве опасно. Нужно нарастить хорошую мозоль перед тем, как делать это. Давление на неестественно тонкую подошву может вызвать намины и даже уменьшить приток крови к подошве, ограничивая ее поступление в и из окружной артерии, которая повторяет внешний край подошвы копытной кости. Это лишает подошву «пищи» и снижает ее способность утолщаться и загрубевать. Сначала работайте лошадь по мягкому грунту и/или используйте ботиночки с фильцами из пенорезины, чтобы избежать этой проблемы. Крайне важно, чтобы все виды поддержки подошвы полностью снимали давление с кориума подошвы, пока нога находится в воздухе – вот почему для лошадей с ламинитом я предпочитаю использовать ботиночки, а не подковы.

Обычно я использую плотные стельки из пенорезины (толщиной 1,2 мм). Есть много вариантов, но мне больше всего нравятся Easyboot Epic Boots и их Comfort pads (См. статью о ботиночках и стельках). Однако в этом конкретном случае лошади мгновенно стало комфортнее, когда снялось давление с отделившихся стенок и ламинарного клина, камней вокруг не было, поэтому лошадь гуляла и работалась босиком. Смотрите по лошади и используйте ботиночки и стельки для ЛЮБЫХ ситуаций, вызывающих дискомфорт или создающих возможность появления гнойников.

Копыто квортерхорса, изображенное на рис. 11, расчищено «базовым» образом – такой вид расчистки мы обычно используем, чтобы помочь копытной кости подняться выше в копытной капсуле. Это также является самым быстрым способом отрастить плотное ламинарное соединение при отделении белой линии или повороте копытной капсулы, так что он должен быть в арсенале любого коваля. Я знаю, насколько хочется вырезать подошву в зацепной области, убрав с нее нагрузку. Однако вы должны понять, что на нее все равно будет приходиться нагрузка на неровном грунте, но в этом случае чувствительные структуры будут ближе к поверхности. Позвольте нарасти мозоли (если только глубина боковых бороздок не превышает 2 см). У этой лошади глубина бороздок составляет всего 6 мм. Нам понадобится нарастить подошву под копытной костью, чтобы сместить ее выше в копытной капсуле одновременно с тем, как венчик будет «расслабляться» до более здорового положения. В реальности стенки совсем не так пассивны, как может показаться. Когда копыта проваливаются в грунт, и конечно же в момент отрыва копыта от земли, когда лошадь отталкивается зацепом, стенки определенно берут на себя часть нагрузки. Сила, действующая на них, направлена немного вовнутрь, так что нагрузка на ламинарный слой минимальна. На самом деле, я считаю, что на мягком или каменистом грунте на ламинарный слой действует в большей степени сжимающая с боков сила, чем направленная вертикально. Это особенно важно в тех случаях, когда рацион ослабляет ламинарный слой.

Не делайте большого переката в пятках. На самом деле, я обычно делаю перекат от самой широкой части копыта до зацепа. Пятки нужно оставлять прочными в любой ситуации. Как и в случае с подошвой, позвольте стрелке обрасти плотной мозолью. Привычное срезание стрелки может явиться причиной повышенной чувствительности и заставить лошадь наступать с зацепа. Очень важно добиться наступания с пятки у лошадей с опустившейся копытной костью (на любом аллюре быстрее шага, на шагу допустимо плоское наступание). Приземление копыта с зацепа продолжит опускать копытную кость ниже по копытной капсуле, не важно какой метод расчистки или ковки вы используете.


Рис. 11. Расчистка, призванная сместить копытную кость вверх относительно копытной капсулы и отрастить плотно прикрепленную к кости копытную стенку, или же избавиться от поворота копытной капсулы. Повторяйте ее с интервалом раз в 4 недели, не позволяя стенке поднимать подошву так, чтобы нагрузка переносилась с подошвы на стенку.


Почему сложно или и вовсе невозможно поднять копытную кость в копытной капсуле с помощью подков? Тому есть две причины. Во-первых, согласно исследованиям Р. Боукера, подошва «не терпит» постоянного давления, но «любит» и лучше растет при постоянном приложении и снятии давления. Во-вторых, и это самое главное, копытная стенка растет намного быстрее подошвы или стрелки. Если сегодня вы прикрепите к копытным стенкам идеальную поддержку для стрелки, завтра она сместится уже немного ниже. Спустя четыре недели она смесится вниз на 6-7 мм или больше, и в уже и без того сложной ситуации копытная кость может свободно смещаться вниз и дальше вместе с фиксированной поддержкой и отрастающими стенками. Предлагаю ли я ковалям возить с собой запас ботиночек с пенными фильцами? Если они работают с ламинитом или стараются сделать так, чтобы спортивные лошади двигались наилучшим образом, то да. Они могут добиться ошеломительных результатов в период отдыха от соревнований.

На рис. 12 показано переднее копыто дикой лошади среднего возраста, которая погибла при несчастном случае. Это здоровое вертикальное соотношение между копытной костью и копытной стенкой присутствует у наших жеребят и должно сохраняться в течение всей жизни. Если вы следите за этим соотношением и поддерживаете его у лошадей в вашей практике, вы обеспечите здоровое функционирование копыт и подвижность суставов. Это также поможет лошади наслаждаться толстой мозолистой подошвой и естественно близкой точкой отрыва копыта от земли – и все это в одном и том же копыте! Реабилитация опущения копытной кости – медленный процесс. Самое важное, что нужно понять – это что намного легче предотвратить, чем лечить. Расчищайте жеребят, никогда не позволяя отросшим стенкам исключать подошву из механизма поддержки. Избегайте перекорма углеводами и минерального дисбаланса, который постоянно ослабляет ламинарный слой. Давайте кующимся лошадям период отдыха, в течение которого строго соблюдайте график расчисток. Немного профилактики добавит годы к жизни лошади.


Когда слой мозолистой подошвы закроет копытную кость, получившаяся форма подошвы повторит внутренние структуры, и боковые бороздки стрелки поднимутся на 1,5-1,8 см над землей, хотя копытная капсула будет короткой. Результатом будет прекрасные сцепление с поверхностью, движения и функционирование копыта.



Рис. 12. Копыто дикой лошади среднего возраста. У этой взрослой лошади на протяжении всей жизни сохранялось соотношение копытной кости и стенки, как у новорожденного жеребенка без «помощи» человека. Старайтесь расчищать так, чтобы это было не хуже такого отсутствия расчистки!


This post is provided "as-is".
 
Len Дата: Вторник, 13.12.2016, 14:18 | Сообщение # 20
Группа: Администраторы
Сообщений: 1009
Статус: Offline
Оригинал тут: http://www.hoofrehab.com/BookUpdate.htm

Перевод Анны Мазиной. Взято с разрешения переводчика отсюда: http://naturalhorsemanship.ru/dopolne....abotala

В фигурных скобках {} перевод Елены Дударенок.
____________________

Дополнения к книге "Making Natural Hoof Care Work".

Примечание от 2011 г. Я объявляю книгу "Making Natural Hoof Care Work" устаревшей. И хотя я до сих пор уверен, что техники, изложенные в книге, не могут причинить лошади даже малейшего вреда, я узнал слишком много нового с 2000 года (как и исследователи копыт и те, кто ухаживают за копытами), чтобы продолжать считать ее ценным источником информации. Пожалуйста, обратите внимание на новую книгу "Care and Rehabilitation of the Equine Foot".

{Добавлено в 2008 году.
Каждые несколько лет я перечитываю книгу, которую я написал в 2000 году, полагая, что я буду брать ее с полки и оставлять множество DVD стоять на своих местах. Теперь моя книга кажется мне слишком простой. Мои знания и способности улучшились во всех областях, и мне стыдно, что я так упрощенно описывал болезни и кормление. Но когда я читаю ее, я не могу удержаться от улыбки - я вспоминаю, кем я был в то время. Сейчас я обдумываю каждое слово и постоянно думаю о том, как ветеринар, или исследователь, или коваль, или тренер отреагирует на то, что я говорю. Тогда я просто выпалил, как чувствовал, и это было, как я думаю, по-юношески и честно, и я скучаю по этому.

Но те же простота и политическая наивность, которые смущают меня, делают книгу очень понятной. К моему удивлению, буквально сотни ветеринаров и ковалей сказали мне, что они почерпнули огромное количество ценной информации из этой маленькой книги. Там были напечатаны очень важные вещи: чтение толщины подошвы с помощью боковых бороздок; "закругление пяток" для копыт с поворотом; как "увидеть" копытную кость в капсуле с помощью боковых бороздок и верхней части отросшей стенки; ботинки для копыт как здоровая альтернатива защиты копыт; использование здорового копыта для выравнивания угла наклона бабки, а не использование угла наклона бабки в качестве ориентира для формирования копыта; нагрузка подошвы для лошадей с ламинитом; связь с бессимптомным ламинитом таких вещей, как "обычное" отделение копытной стенки, болезнь белой линии и тонкие подошвы; боковые хрящи как основа для задней части копыта, а не просто "штука в копыте"; и реальный метод облегчения жизни для лошадей с навикулярным синдромом, с опущением копытной кости и с хроническим ламинитом и сильно отросшими деформированными копытами... Так что да, я съёживаюсь каждый раз, когда ветеринар говорит мне, что он читал мою книгу, но я просто не могу заставить себя взять ее с полки. Она редко упоминается или цитируется, потому что никаких научных доказательств написанных там слов нет. Но она подвигла на массу исследований, и сделала много хорошего для лошадей. Может быть, в следующем году...
}

Самое сложное в написании книги – это то, что все, что вы пишете, заморожено во времени. Даже если вы переиздаете ее, все старые копии все еще живы. За эти 4 года с момента написания книги я обучался, расчищал лошадей и получал новые знания каждый день. По большей части удается осветить лишь отдельные аспекты расчистки (особенно реабилитационной), поэтому написание книги об этом – трудная задача. Похоже, что каждый раз, как я советую кому-то чего-то никогда не делать, на следующем же копыте, которое я расчищаю, я сам чувствую необходимость именно это и сделать. Опыт – лучший учитель, и в критический момент интуиция и опыт профессионала помогут вам больше, чем "книжная наука".

Первое, что я хотел бы добавить, это слова благодарности. Я хотел бы поблагодариь мою прекрасную, замечательную жену Айви за тяжелый труд по ежедневному обучению учеников, за семинары, составление ежедневного плана расчисток и создание сайта. Ты самый удивительный и самый лучший партнер, о котором я мог мечтать! К моей дочери Лорен добавился замечательный сын Клинт и очаровательная малышка Элисон. Спасибо вам, ребята, за то, что к вам так приятно каждый день возвращаться домой!И еще один: Кэннон III

Техники, которым я учил в своей книге, отработаны и проверены во всем мире, они помогают сделать некованные копыта здоровыми и сильными, но с тех пор я получил кое-какие ценные знания, позволяющие добиться еще более высоких результатов. В этой статье и в других статьях, которые я буду размещать на своем сайте, я хочу делиться тем, что мне удалось узнать. Я предполагаю, что вы уже читали мою книгу, поэтому не стану повторять то, что там уже написано. Я по-прежнему не утверждаю, что знаю все обо всем, но надеюсь, что читателям будет полезно ознакомиться с моим практическим опытом.

Прежде всего, время продолжает убеждать меня, что здоровое некованное копыто может иметь такую работоспособность, о которой мы и не мечтали. Нашей целью продолжает оставаться то, чтобы каждая лошадь превзошла в работоспособности себя же на подковах, и нам это раз за разом удается, с завидным постоянством, которому я не перестаю удивляться.

Ботинки для копыт.

Мне следовало бы написать жирным шрифтом наверху каждой страницы: не ездите верхом на хромых лошадях! Если у них есть копытные патологии или если вы планируете ездить по грунту, отличному от того, на котором лошадь живет, возможно, лошадь не сможет возить вас без защиты копыт. Используя ботинки, мы убиваем двух зайцев: внутренние структуры копыта получают возможность развиваться во время выгула босиком, а на время работы копыту предоставляется повышенная защита и способность амортизировать удары о землю. С 2000 года копытные ботиночки значительно улучшились. Посмотрите блог Гаррета Форда http://easycareinc.typepad.com/from_the_horses_mouth, где описаны подробности, касающиеся ботинок Glove и Glue-on фирмы Easycare. Сегодня я выбираю их. И хотя я более чем уверен, что это наиболее здоровый вариант для лошади, я так же убежден в том, что если вы не хотите "связываться" с ботинками, то вам следует обратиться к ковалю, который подкует вашу лошадь.

Щупает после расчистки?

Коваль ассоциации AANHCP Кирт Лэндер из Аризоны, высоко квалифицированный Специалист по Натуральному Уходу за Копытами, любезно указал на проблему, которую я забыл осветить в книге. Утверждение "если лошадь щупает после расчистки, значит во время расчистки была допущена ошибка" слишком расплывчато и нуждается в пояснении.

Меня всегда шокировала агрессивная расчистка с неправильными ориентирами, которая раз за разом заставляет лошадей щупать (т.е. вызывает болезненность при ходьбе). Каждый раз, когда лошадь почти восстановится после одной расчистки, уже на подходе следующая. Владельцам говорится, что эта болезненность — неизбежное зло. Я всегда утверждал, что не такое уж оно и неизбежное. Переходный период, реабилитация навикулита и ламинита, расширение пяток и выпрямление заворотных стенок — всего этого можно добиться с помощью менее агрессивной расчистки (каковы бы ни были грунт или местность), которая не заставит лошадь щупать. Вот, что я хотел довести до сведения читателей.

Щупают ли лошади после моей расчистки? Да, иногда такое случается. В таких случаях я как следует себя ругаю и стараюсь научиться на своей ошибке, чтобы не допустить ее со следующей лошадью. Однако боязнь "зарезать" лошадь не должна парализовать коваля.

Когда вы снимаете подковы с нездоровых копыт, лошади обычно какое-то время будет неудобно наступать. Это обнаруживает то, что лучше всего удается подковам — скрывать боль, вызванную патологией (на время), но обычно помимо этого они способствуют ухудшению здоровья копыта и снижению его функциональности со временем, поэтому мы и делаем то, что мы делаем. По мере того, как копыто становится здоровее, с завидным постоянством оно будет становиться более удобным для лошади и служить ей лучше, чем когда было кованным, однако между этими состояниями неизбежно проходит "переходный период".

Я стараюсь насколько возможно сократить его, используя разный грунт, приклеивающеся фильцы, ботиночки и иногда даже начинаю с "неполной" расчистки, но факт остается фактом, часто мне бывает непросто помочь лошадям преодолеть этот период. Единственный известный мне способ избежать этого — это с первых месяцев жеребенка осуществлять квалифицированный уход за его копытами. Таким образом, у вас никогда не будет от чего "переходить". Я еще не видел книги по ковке, где не рекомендовалось бы регулярно расковывать лошадь на какое-то время "для восстановления от вреда, наносимого ковкой", но тем не менее специалистам по натуральному уходу за копытами приходится брать на себя трудности реабилитационного периода и выслушивать критику за то, что чувствует лошадь в течение своего первого выхода босиком за всю взрослую жизнь.

Другая ситуация, которую я хотел бы обсудить — это слишком большие промежутки между расчистками. Я считаю, что не может быть оправдания тому, чтобы затруднять движения лошади обычной расчисткой, когда она делается раз в 4-6 недель. Однако если вы пропустите больше времени, в копыте может скопиться излишний слой отмершей подошвы, который остановит естественный процесс образования мозоли на живой подошве. Коваль может сделать все идеально, но на каменистом грунте лошадь будет щупать больше, чем до расчистки. Эта чувствительность является показателем того, что перерыв между расчистками был слишком долгим. Когда я сталкиваюсь с таким случаем, я назначаю следующую встречу пораньше. Если владелец не согласен, я даю ему визитку другого коваля.

Плохой ли вы владелец, если расчищаете своих лошадей раз в 4 месяца? Возможно нет, но если кто-то из них в течение нескольких дней после расчистки будет щупать, в этом не обязательно виноват коваль. Сам я не работаю с такими клиентами, но я подозреваю, что кому-то приходится.

Наконец, я совершенно никогда не утверждал, что любая хромая лошадь мгновенно выздоравливает, стоит только моему рашпилю коснуться ее копыт. После расчистки любая лошадь должна чувствовать себя так же или лучше (кроме случаев, рассмотренных выше), в противном случае ее нужно было расчищать как-то по-другому. Как правило, общее состояние копыт, работоспособность и всепроходность лошади должны начать устойчиво улучшаться, но правда заключается в том, что реабилитация проблемных копыт — это процесс, который может растянуться надолго, в зависимости от того, с чего вы начинаете и того, на что можно рассчитывать с данной лошадью. Часто задействованы и другие факторы. Например, если у вашей лошади ламинит, но вы не хотите менять ее рацион и условия содержания, вряд ли кто-то сможет помочь вашей лошади. Кроме того, некоторые случаи просто невозможно "починить", и максимум, что мы можем сделать — это немного облегчить ситуацию или поддерживать ее на каком-то уровне. Как я писал в своей книге, если вы специализируетесь на вытаскивании безнадежных больных с того света, ваша жизнь будет полна взнаграждений ваших усилий, но время от времени вашему сердцу все-таки придется разрываться. Нам всем просто нужно стараться ежедневно учиться и постоянно ставить под сомнение все, что мы, казалось бы, знаем, чтобы неудач становилось все меньше и меньше.

Я извиняюсь, если излагаю мысли недостаточно ясно.

Прим. перев. Также очень важен грунт — если лошадь живет и гуляет на мягком грунте (на песке, на болотистой земле), то на жестком грунте с камешками она запросто может щупать, и ей будут нужны ботинки. Подробнее об этом см. Конец заболеванию белой линии..

Рацион.

Каждый день я все больше осознаю важность рациона для копыт. Прочтите мои статьи "Кормление копыта", "Ламинит" и "Конец заболеванию белой линии". Не только лошадям с хроническим ламинитом мы должны подбирать рацион. Практически у каждой домашней лошади, которую я вижу, копыта испытывают на себе последствия неестественного рациона. Синди Салливан высказалась на эту тему лучше всех: "То, что вы запихнете сверху, выйдет снизу".

Джеми Джексон обычно очень меня озадачивал. Когда мы по телефону обсуждали сложный случай, он всегда заставлял меня задуматься о рационе и условиях жизни этой лошади. Я хотел лишь обсудить расчистку и снова и снова пытался вытянуть из него какой-нибудь хитрый прием. "Я уверен, что ты совершенно правильно расчищаешь" — говорил он. "А что ест эта лошадь? Где живет?". С течением времени я начал понимать мудрость его слов. Чем больше лошадь будет двигаться и чем меньше она будет употреблять богатых углеводами кормов, тем лучший эффект даст ваша расчистка. Можете взять это в свою копилку!

Перекат мустанга?

Я обнаружил, что делать очень выраженную "фаску" по внешней стенке намного эффективнее, чем скруглять край. Следите за тем, чтобы оставлять стенку на 1-2 мм выше подошвы, если только лошадь не стерла ее вровень с подошвой сама. Эта фаска должна идти примерно под 45 градусов от середины боковой стенки, вокруг зацепа и до середины другой боковой стенки (самой широкой части копыта), на всю или почти всю толщину стенки. Не делайте перекат на такую толщину позади самой широкой части копыта, просто скруглите острый край. Внимательно изучите фотографии копыт диких лошадей в моей книге, чтобы увидеть, как правильнее сделать это.

Такой перекат слегка поджимает стенки внутрь, когда они наступают на грунт, что немного сжимает ламинарный слой, а не растягивает его в стороны. Некоторые переживают, что это может привести к сжатию копыт (это не так), но поймите, что одна из функций стенок — это сжимать копыто обратно после расширения. Копытная капсула расширяется под весом лошади, переносимым на свод подошвы, а также под направленным в сторону давлением, получающимся за счет сжимания полностью развитого пальцевого мякиша между толстой мозолистой стрелкой и опускающимися костями пальца. Небольшая фаска по внешней стенке — ничто по сравнению со всеми этими расширительными силами.

На первый взгляд, как говорят многие коваля, "вы делаете стенки неопорными". Когда лошадь неподвижно стоит на асфальте, это так, но в движении, тем более по разному грунту, стенки задействованы, и еще как. Вы не назовете стенки неопорными, если ваш палец попадет под перекат на щебеночной дороге! Когда лошадь отталкивается зацепом от земли, стенки оказываются идеально приспособлены для такой работы. Так задумала природа, и это работает.

Подробнее об этом в статье "Точка отрыва".

Бугор на подошве, параллельный боковым бороздкам и заворотным стенкам.

Раньше я срезал бугор на подошве, идущий от конца заворотных стенок вдоль стрелки. Позже я обнаружил, что в этом нет необходимости. Обычно такой бугор образуется, когда подошва еще не достигла оптимальной толщины и вогнутости. Возможно, он дает дополнительную опору, когда копыто ослаблено. Обычно он убирается сам собой, когда копыто становится по-настоящему здоровым. Я годами добивался хороших результатов, срезая его, но сейчас я как правило его оставляю. На самом деле, после "формирующей" расчистки я редко снимаю слои с подошвы или другим образом трогаю ее, если только лошадь не ведет настолько малоподвижный образ жизни, что совсем не может стирать подошву сама. В этом случае вам может понадобиться использовать боковые бороздки, чтобы определить, образовалась ли ложная подошва, и удалить ее, как описано в моей книге.

Я также больше узнал о расчистке заворотных стенок. Годами я срезал их, никогда не оставляя вровень со стенкой в пятке. Эта привычка всегда заставляла меня срезать и небольшой участок живой подошвы в заворотных углах. Наблюдая за работой К.С. Ла-Пьера и Джина Овничека, я попробовал перестать их трогать. Я попробовал оставлять заднюю часть заворотных стенок вровень с пяткой, когда подошва "просила" об этом. В результате практически во всех случаях заворотные стенки очень быстро стирались сами — к следующей или через одну расчистку, и их не требовалось срезать, чтобы они не перерастали оптимальную высоту. Другими словами, устранилась последняя причина, по которой мне приходилось резать живую подошву.

Мне не следовало удивляться. Я уже усвоил этот урок. Несколько лет назад, когда я перестал понижать пятки ниже уровня живой подошвы, пятки лошадей, которых я расчищал, стали сами понижаться настолько, насколько я бы никогда не осмелился запилить их. Если вы режете живую подошву, организм расценивает это как рану, и этот участок быстро отрастает обратно, несмотря на другие потребности организма лошади. Никогда не отгораживайтесь от методов, используемых другими людьми. Каждый, кто ежедневно расчищает лошадей, знает что-то, чего не знаете вы!

Стрелки и пятки.

Годами я обращал слишком мало внимания на заднюю часть копыта. Я оценивал общее здоровье копыта по здоровью стрелки и поддерживал контакт стрелки с землей, но только недавно я понял одну важную вещь. Исследование доктора Боукера открыло мне глаза на то, что теперь я считаю наиболее важной частью ухода за копытами. Понаблюдайте за лошадьми, которые щупают по камням. Почти всегда они берегут заднюю часть копыта. Восстановление здоровья и работоспособности задней части копыта — это ключевой момент ухода за копытами, как я считаю. Если вы добьетесь этого, все остальное приложится. Во-первых, не расчищайте стрелку целиком, удаляйте только пораженные грибком ткани. Позвольте стрелке стоптаться в плотную мозоль, как вы позволяете это сделать подошве. Сейчас я даже не достаю нож в 9 из 10 поддерживающих расчисток. Такими темпами, я думаю, что скоро начну оставлять его в машине совсем!

Если серьезно, я редко чувствую необходимость трогать стрелку в сухую погоду, но во влажный период мне иногда приходится корректировать ее края, чтобы удалить или предупредить грибковую инфекцию, и по той же причине открывать срединную бороздку. Я всегда стараюсь снимать как можно меньше, особенно слежу за тем, чтобы сохранять высоту. В расчистке стрелки столько исключений, что трудно дать единый совет. Но подытоживая вышесказанное — ошибочно регулярно подрезать стрелку просто по привычке.

Я твердо убежден в том, что высота живой подошвы показывает нам оптимальную высоту пяток, механически необходимых организму в данный момент времени. Но если стрелка и пальцевый мякиш слишком чувствительны, лошадь будет приземляться на зацепы, отменяя всю механику, которую вы думали, что создаете. Это, конечно, только закрепляет слабость задней части копыта. Постоянное наступание с зацепа является причиной сжатия и загнивания пяток, проблем с суставами и биомеханикой движений, а также неправильной нагрузки на ламинарный слой, что может (вместе с другими факторами) вызвать его отделение, а в тяжелых случаях — заболевание белой линии и даже ламинит. Приземление с зацепа в конечном итоге приводит также к изменениям в челночном блоке (Доктор Дж. Р. Руни и доктор Р. Боукер), так что сделать так, чтобы лошадь выносила ногу шире и естественно — по-настоящему важно, как я считаю.

Чтобы сделать это нам нужно сконцентрироваться на усилении давления на стрелку до уровня, который позволит лошади использовать заднюю часть копыта. Согласно Боукеру, нужно, чтобы по крайней мере 2/3 опорной поверхности копыта находились сзади вершины стрелки и 1/3 перед ней (я нахожу, что в по-настоящему здоровых копытах перед вершиной стрелки остается даже меньшая часть копыта, но такое соотношение — хорошая отправная точка).

Если задняя часть копыта слишком чувствительна, и стрелка выше подошвы, пятки имеет смысл понижать только до уровня стрелки. Если это поможет лошади наступать с пятки, стрелка вскоре понизится, как только пальцевый мякиш станет здоровее, а стрелка обрастет плотной мозолью. Понижая пятку, следуйте за изменением высоту стрелки, пока пятки не окажутся на 1-2 мм выше подошвы. С этого момента высоту пяток можно определять по уровню подошвенной мозоли, задняя часть копыта будет намного крепче, а лошадь будет лучше двигаться. Прочтите статью "В поисках правды о навикулярном синдроме", где все это описано подробнее.

Создание в пятках будущей плоскости наступания.

Этот прием нелегко понять, но он невероятно полезен для коррекции подъехавших под копыто пяток и других проблем в задней части копыта. Не пробуйте этого, пока не будете успешно применять методы, описанные в моей книге. Прочтите несколько раз, пока все не станет идеально понятно.

На стр. 63 моей книги рисунки и текст описывают одну из наиболее распространенных форм копыта, с которой мы сталкиваемся в повседневной жизни. Копытная стенка расклешена от копытной кости, а кончик копытной кости находится слишком близко к земле. Такая ситуация обычно складывается, когда кто-то регулярно снимает рашпилем подошву под копытной костью в зацепной области, позволяя пяткам отрастать без учета положения кости. (Выравнивая линию пута и линию зацепной стенки, а не передней части копытной кости). Новая копытная капсула, которую нам нужно отрастить, окружает копытную кость нормальным образом, она нарисована пунктирной линией на рис. внизу страницы. Внимательно посмотрите на этот рисунок. Пунктирная линия, отображающая будущую плоскость наступания, проходит сквозь пятку, и нам часто приходится снимать копыто до этой линии, чтобы исправить патологичную форму копыта. Таким образом, мы придаем зацепной области форму рокера на какое-то время, пока не отрастут хорошо прикрепленная к кости копытная стенка и недостающая часть подошвы под копытной костью. Альтернативный способ — подождать, пока в зацепной области не нарастет недостающая часть подошвы, после чего постепенно снимать пятки, по мере того, как плоскость наступания будет приближаться к правильной. Проблема с ожиданием заключается в том, что иногда, когда пятки слишком высокие, стрелка не работает и остается слишком чувствительной. Она будет такой до тех пор, пока мы не заставим ее работать.

Эта чувствительность заставит лошадь ходить с зацепа, что будет постоянно расклешать его и способствовать стиранию подошвы и сохранению слишком близкого положения копытной кости к земле. Если коваль понизит пятки до естественной высоты, не делая такого "рокера", то на уровне середины боковых стенок он дорежет до живой подошвы. Создавая будущую плоскость наступания в пятках (близко к будущему правильному ее положению), и заботясь о сохранении толщины подошвы, вы можете заставить стрелку снова работать, а копыто наступать как ему положено природой, что придаст ему натуральную форму.

Предостережение: это мощная техника в правильных руках, но ей можно по неумению причинить вред, поэтому действуйте постепенно.

Как использовать это на практике? Сначала расчистите копыто обычным способом, описанным в моей книге (используя в качестве ориентира мозолистую подошву), а затем оцените ситуацию. Боковые бороздки по бокам стрелки — очень надежный ориентир для определения положения копытной кости. Если бороздка у вершины стрелки неглубокая по отношению к прилегающей подошве и стенке копыта, но в пяточной области она неестественно глубокая, мы можем с уверенностью предположить, что положение кости именно такое, которое мы обсуждаем (если у вас возникают хоть малейшие сомнения, сделайте рентген). Если в процессе спиливания пяток ваш рашпиль проходит в 1,8 см от дна боковой бороздки у вершины стрелки, вы задаете правильную плоскость наступания в задней части копыта — такой она была бы, если бы в зацепной части присутствовал недостающий кусок подошвы, которому мы таким способом даем возможность нарасти. Снимите пятки до уровня на 1-2 мм выше подошвы или до уровня стрелки, смотря что из них выше (держите рашпиль так, чтобы между ним и дном бороздки у вершины стрелки всегда оставалось около 1,8 см). Используя этот метод, никогда не понижайте пятки более, чем на 5 мм за раз, иначе получится слишком большая нагрузка на суставы и сухожилия.

Когда подошва под копытной костью достигнет своей естественной толщины, этот метод больше не понадобится. Спиливая пятки и соблюдая высоту над бороздками у вершины стрелки, вы увидите, что рашпиль касается и зацепа!

Не срезайте заворотные стенки и подошву, когда понижаете пятки, а оставляйте плоский участок заворотной стенки (К.С. Ла Пьер). Идея о срезании заворотных углов "раковинкой" для расширения пяток давно себя изжила. Джеми Джексон ввел термин "пяточный контрфорс" после изучения копыт диких лошадей в 80-е годы. Это именно то, что необходимо в данном случае: прочность и надежность! Если стрелка крепкая, и вы сделаете заворотные углы низкими, но надежными, лошадь будет наступать с пятки, и вы получите то самое расширение пяток, причем в полной мере. Вогнутость подошвы не так важна, разве только как критерий текущей толщины подошвы.

Примечание: когда вы смотрите на копыто и видите изогнутую заворотную стенку, попробуйте подойти к этому с другой точки зрения. Снимите стенку до уровня живой подошвы. Вы увидите, что ближайшая к стрелке часть заворотной стенки прямая и спускается вместе со сводом подошвы, как и должна, а ее ближняя к пяткам часть становится плоской вместе с подошвой. Почему этот участок плоский? Потому что он недостаточной толщины. Если вы позволите подошве утолщиться, этот плоский участок исчезнет, и подошва около заворотной стенки станет вогнутой. Если вы снимете заворотную стенку по линии подошвы, она станет прямой.

Как и на любом другом участке копыта, эта дополнительная толщина подошвы не делает копытную капсулу выше. Подошва стаптывается в плотную мозоль и подталкивает внутренние структуры вверх, в действительности делая копытную капсулу короче, а пятки ниже. И наоборот, если вы постоянно вырезаете живую подошву, чтобы выпрямить заворотные стенки, вы никогда не раскроете потенциал копыт полностью. Я не прошу верить мне на слово. Если вы убежденный "вырезатель заворотных стенок", я предлагаю вам попробовать это на 4 лошадях в течение 4 месяцев. Вы сами все увидите, как увидел в свое время я.


При использовании этого метода баланс неоднозначен. Если подошва в течение некоторого времени никем не вырезалась, в широкой части копыта она будет правильной высоты относительно копытной кости. Вы работаете над тем, чтобы высота пяток стала более естественной (и их плоскость относительно копытной кости и мякишных хрящей заняла свое естественное положение), но то, что под копытной костью в зацепной части копыта не хватает части подошвы по толщине, становится все более очевидным. Вам нужно научиться представлять себе, будто этот кусок подошвы там уже нарос, чтобы правильно балансировать копыто. По этой причине я рекомендую этот метод только очень опытным ковалям, но во многих случаях он может буквально спасти жизнь.

Этот метод вызывает много критики среди тех, кто считает, что я зря оставляю подошву в широкой части копыта выше плоскости зацепа-пяток. Поймите, что я задаю пяткам и широкой части "правильное" положение (относительно внутренних структур), а зацепу предоставляю возможность нарастить недостающий рог, и когда это произойдет, в широкой части образуется естественная вогнутость, а копытная кость примет правильное положение в копытной капсуле. Альтернатива этому — это или оставлять пятки слишком высокими, или снимать подошву в широкой части. Ни один из этих вариантов меня не устраивает. Я использовал этот метод на копытах с серьезной ротацией в течение 6 лет, и регулярно использовал его в случаях менее серьезной ротации в течение 2 лет, добиваясь великолепных результатов, но хочу еще раз предупредить: будьте осторожны и действуйте постепенно!

Ротация копытной кости.

Нам всем нужно последовать призыву доктора Барбары Пейдж, доктора Роберта Боукера и ковалей Джина Овничека, Лизы Ланкастер и других, и стандартизироваь рентгеновские снимки. Впервые метод был представлен доктором Робертом Линфордом в 1987. К зацепной стенке по ее центру прочно прикрепляется проволока, идущая от низа копыта до венчика (или чертится линия рентгеноконтрастным маркером, прим.перев.). На вершину стрелки помещается канцелярская кнопка (сейчас мы используем пасту бария). Деревянная подставка размечается проволочными делениями, чтобы можно было делать точные измерения. Парное копыто следует поднять, чтобы нужное копыто оказалось под нагрузкой. Это дает лучшую возможность отследить вертикальное смещение копытной кости в копытной капсуле, а также лучшую возможность ветврачу и ковалю оперировать точными измерениями относитеьно точек, расположенных в ключевых местах (даже в разговоре по телефону). Прочитайте книгу "The Sound Hoof" доктора, коваля и студента ветеринарного факультета МСУ Лизы Симмондс Ланкастер.

Наука сделала большой шаг вперед в последние годы, но я считаю, что непонимание поворота копытной кости все еще причиняет лошадям много вреда. Поворот фаланги означает, что копытная кость находится не на одной линии с костями пута. Это легко увидеть невооруженным глазом, используя методы оценки положения копытной кости, описанные в моей книге. Обычно это бывает вызвано тем, что коваль пытается выровнять относительно пута зацепную стенку, а на копытную кость. Иногда это связано с попыткой лошади избежать боль или мышечными или сухожильными проблемами. По моему очень скромному мнению, это НЕ результат хронического ламинита, разве что лошадь с ламинитом и воспалением кориума подошвы и ламинарного слоя будет отклоняться назад, чтобы облегчить нагрузку на зацеп и зацепную стенку. (Позднее мы заметили, что лошади с контрактурой сгибателей при блокаде копыт расслабляют конечности и встают на пятки. Это означает, что боль в копытах может являться причиной невольного напряжения сгибателей.) Помимо прочего, это статичное положение, которое лошадь не принимает ни в какой фазе никакого аллюра, оно не относится к движению. Суставы лошади находятся в постоянном движении, кроме ситуации, когда лошадь стоит на подставке для рентгена. Обычно если лошадь отрастит нормальное копыто, и если ее не беспокоит боль, проблема уходит.

Поворот копытной капсулы происходит когда копытная стенка отходит от своего естественного положения вокруг копытной кости. Это достаточно легко исправить, используя методы, описанные в моей книге, если параллельно заниматься общим оздоровлением ороанизма лошади. Каждый день мы приближаемся к тому, чтобы больше никто не усыплял из-за этого лошадей.

Настоящая проблема, с которой мы сталкиваемся при реабилитации хронического ламинита — это вертикальное смещение копытной кости. По большинству рентгеновских снимков это даже невозможно измерить, и очень многие ветеринары даже не понимают, каково должно быть естественное положение кости относительно венчика. Я надеюсь, что ветеринары изучат работы докторов и ковалей, перечисленных выше, и последуют их призыву.

Ботиночки Боа (сейчас я предпочитаю модель Glove).

Большое спасибо Вам, Гарретт Форд! Наконец-то у нас появилась настолько долговечная и удобная в использовании модель, что возникла новая категория клиентов ковалей натурального толка: люди приобретают ботинки Boa для большего удобства, лучшего сцепления с землей и защиты, даже если их не особенно интересует польза от выгула босиком. Ботинки просто нравятся им больше подков!

Где я только их не использовал — и в поездках по горам, и для ограниченного выгула хромых лошадей. В последнем случае я использую неопреновые вкладыши и обрабатываю копыто тальком, что сделает атмосферу внутри ботинка суше.

Я инструктирую владельцев, что необходимо ежедневно снимать ботинки, чистить копыта и ботинки и проверять копыта на предмет потертостей. Если следовать этим рекомендациям, возникновение потертостей очень маловероятно. Если они и возникнут, достаточно наклеить на поврежденное место лейкопластырь.

Я также заметил, что лошадям со слабыми стрелками и пальцевыми мякишами хорошо подходят фильцы, вложенные в ботинки. Обычно такие лошади показывают легкую хромоту на любом грунте что на подковах, что в ботинках, что босиком. Как правило, сочетание ботинок и фильц обеспечивает им комфорт при наступании, чего не удается добиться другим способом. Я предполагаю, что причиной боли является вибрация в области слабых пальцевых мякишей, а неопрен выполняет функцию искусственного амортизатора, пока эту роль не могут на себя взять внутренние структуры, будучи слишком слабыми. Результатом продолжительных верховых нагрузок в ботиночках с фильцами и выгула босиком является быстрое укрепление стрелки и пальцевого мякиша, и в итоге лошадь излечивается от проблем, от которых казалось бы ничего не может помочь.

Использование Боа.

Крепление прочное и долговечное. Оно настолько прочное, что с его помощью можно было бы оторвать копыто от лошади! Нужно затянуть его настолько, чтобы копыто не вываливалось из ботиночка, но чтобы венчик не был чересчур зажатым. Если на венчике спереди появляется потертость, это верный признак того, что крепление было затянуто слишком плотно. Ботиночек должен сидеть настолько плотно, чтобы не перекручиваться на копыте, когда крепление открыто. Если ботинок велик на полразмера, вложите в него кожаную фильцу такой толщины, чтобы он больше не болтался на копыте.

Перед использованием разомните ботиночек руками, перекручивая, сгибая и разминая все его маленькие части в своих руках. Займитесь этим, например, пока смотрите по телевизору фильм. За 30 минут вы сможете размять ботиночек от состояния жесткого лыжного ботинка до мягкости и гибкости мокасин. Это очень важно, т.к. при движении путо опускается, и ботиночек должен легко гнуться.

Сделайте несколько коротких поездок в новых ботиночках, прежде чем отправляться в них на весь день. Как и новая пара туфель, которую вы покупаете для себя, ботиночки должны обмяться под конкретные копыта, а в местах давления на ноге должны образоваться небольшие мозолистые участки. Вы же тоже не наденете в поход свежекупленные и только что вынутые из коробки ботинки. Не поступайте так и с лошадью.

Примечание. Мне не платят за продвижение ботиночек Боа. Если кто-то покажет мне модель, работающую лучше, я дам знать.


This post is provided "as-is".
 
Len Дата: Вторник, 13.12.2016, 16:11 | Сообщение # 21
Группа: Администраторы
Сообщений: 1009
Статус: Offline
Добавлено в сентябре ’05.

Модель Easyboot Epics.

Итак, Гарретт превзошел свои же собственные Боа новой моделью Epics. Когда он впервые сказал мне, что разработал ботиночек лучше Боа, я был очень рад, пока не увидел его. Я был озадачен, увидев что его новый суперботинок оказался вполне обычным, но с приделанной к нему гетрой. "Но он же не новый!" — удивился я. Как же я ошибался!

Гетра так хорошо стабилизирует ботинок, что становятся больше не нужны задние ремешки, зубчики или плотное крепление, которое требовалось раньше. Я почти всегда срезаю задние ремешки и закрывающие зубчики части ботинка, а сами зубчики плоскогубцами загибаю плоско, отчего обычно начинает подходить ботинок меньшего размера. Я также обнаружил, что язык ботинка может набивать венчик, поэтому ножом срезаю его пониже.

Новый ботинок получился невероятно устойчивым, легким и компактным, очень удобным в надевании. Большое его преимущество в том, что все жесткие части находятся ниже венчика. Они с меньшей вероятностью что-то натрут, чем в любой другой модели, которую я использовал.

Гарретт занят разработкой модели с еще более низким профилем, где подошва будет больше похожа на босое копыто. Это увеличит сцепление с грунтом в сырую погоду.

Искусственный рог.

Я экспериментировал с эпоксидной смолой для копыт Hoof Arrmour. Она наносится на подошву копыт, находящихся в переходном периоде после подков. Этот состав может отлично помочь лошадям, чьи подошвы истончались предыдущим ковалем, наступать с комфортом в первые месяцы после расковки. Когда лошадь нарастит мозоль и естественную толщину подошвы, он больше не понадобится.

Это также оказывает сильный психологический эффект на клиентов, которые боятся, что их лошади сотрут себе подошвы. Пока они видят, что смола все еще на месте, они понимают, что подошва совершенно не стерлась.

Успех в использовании этого состава заключается в том, насколько хорошо вы подготовите копыто перед его нанесением. Если вы будете следовать указаниям, состав будет держаться. Если нет, он отвалится.

{Что в имени?

Я до сих пор не знаю, как нам называть себя. Босые триммеры, специалисты по уходу за копытами, практики по естественному уходу за копытами. Были ли имеющиеся имена сильно дискредитированы инвазивными методами расчистки, практикуемыми некоторыми практиками, и мнением заблуждающихся людей, которые пытаются ездить верхом на хромающих лошадях? Может быть, а может и нет. "Копытный подиатр" это здорово, но я думаю, что этим названием владеет KC. Лично я считаю, что большинство имен, что мы перепробовали, просто слишком длинные для выговаривания, и приводят к ненужным дискуссиям. У меня есть грузовик, полный приспособлений для защиты копыт в период реабилитации: полный набор трех типов ботинок и знание, инструменты и оборудование для их подбора и подгонки, пять типов стелек, пять типов эпоксидной смолы, гипсовый бинт, 2 вида слепочного материала, клеевые ботинки, и я против езды верхом на лошади без защиты (если она нуждаются в защите в данный момент времени и в данной местности) сильнее, чем в средний коваль, так что я не думаю, что я точно сторонник "босого" копыта. Я просто не защищаю копыто, используя методы, которые сами по себе являются причиной развития патологий и сохраняют постоянную необходимость защиты копыта.

Я уважаю большинство ковалей и ветеринарных врачей, очень хорошо с ними лажу и не согласен с огромным количеством триммеров. Я все еще могу разогреть старую пару клещей и переделать их, чтобы они были лучше, чем новые. Наковальня все еще привлекает меня, безусловно. Я до сих пор знаю, как подковать лошадь, но я нашел другие способы, которые, по моим ощущениям, работают гораздо лучше. Сотни владельцев лошадей полагаются на меня, чтобы я заботился о копытах их лошадей. Я пахну так же, как коваль, и имею ту же вечную боль в спине, так что пока кто-то не придет с чем-то получше, я просто вернусь к тому, чтобы называть себя коваль - я в хорошей компании.

Я думаю, давно уважаемое ремесло коваля просто необходимо модернизировать в ногу со временем; конечно, не ликвидировать. Почти всегда доступен более здоровый (если менее удобный) метод защиты по сравнению со сталью. Мы сохранили одно и то же звание "Капитан" на парусных судах, на судах с механическим двигателем, на атомных подводных лодках и на космическом корабле. Не было никакой необходимости изобретать новое слово для начальника при каждом совершенствовании техники.

В наши дни, с таким быстрым ростом комплекса знаний о копытах, о новых методах защиты копыт, о материалах, которые не нарушают современное понимание функции копыт - я просто надеюсь, что ковали будут идти в ногу со временем; добавляя новую информацию в свой набор хитростей, а не оставаясь на грани исчезновения.

Пожалуйста, прочитайте другие обновления в статьях на этом сайте. Я буду добавлять еще, поскольку я сам продолжаю учиться, и когда-нибудь я найду время, чтобы написать еще одну книгу. Спасибо за ваше время. Пит.}


This post is provided "as-is".
 
Len Дата: Вторник, 13.12.2016, 16:41 | Сообщение # 22
Группа: Администраторы
Сообщений: 1009
Статус: Offline
Оригинал тут: http://www.hoofrehab.com/LaminitisUpdate.html

Перевод Анны Мазиной. Взято с разрешения переводчика отсюда: http://naturalhorsemanship.ru/laminit/

____________________

Ламинит.

Важное дополнение (2007). Наконец-то случилось то, чего мы все так долго ждали! Кейт Асплин с командой из Куинслендского Университета опубликовали «исследование века», на мой взгляд. Они доказали, что ламинит может быть вызван долгое время не снижающимся высоким уровнем инсулина в крови! Это послужит поворотным моментом в изучении ламинита, и ДОЛЖНО (я надеюсь) заставить ветеринаров уделять повышенное внимание рациону и нагрузке как для предотвращения, так и для лечения ламинита.
[Asplin K.E., et al., Induction of Laminitis by Prolonged Hyperinsulinaemia… , The Veterinary Journal (2007) doi: 10.1016/ j.tvjl.2007.07.003]

См. также исследование Политта.


По ламиниту проводится много исследований, ежедневно совершаются новые и новые открытия. Я не ученый, я просто коваль, специализирующийся на реабилитации тяжелых случаев ламинита. Днем я работаю с этими лошадьми, а по ночам читаю результаты ветеринарных исследований, так что данная статья является компиляцией самых свежих находок в области ламинита, призванной помочь ковалям быть в курсе событий. Также очень важны параллели, которые я буду проводить с человеческой медициной. Чем больше я изучаю современные взгляды на ламинит, тем больше общего я нахожу с исследованиями в области диабета, где содержится много любопытной информации для тех, кто ищет более глубокое понимание того, что происходит с нашими лошадьми. Похоже, что немногие из ковалей располагают временем и желанием бродить по джунглям ветеринарных исследований, так что ради блага лошадей я приведу эту упрощенную выжимку – краткий обзор и путеводитель по новейшим документам, адресованным тем, кто хочет знать больше.

Слово «ламинит» означает просто воспаление ламинарного слоя. В прошлом мы рассматривали его как проблему кровообращения, где первичными проблемами являются воспаление, отек и нарушение кровотока в дермальной («живой» половине) ламинарного слоя и непопадание артериальной крови в ламинарный слой через артериовенозные анастомозы («обходные пути», которые могут открываться и закрываться произвольно, направляя кровь из артерий в вены мимо предполагаемого пункта назначения крови. Как считалось, из-за сокращения притока крови ламинарный слой перестает получать питательные вещества и разрушается. Было доказано, что все это, конечно же, имеет место быть, как и сильнейшая боль, вызванная воспалением и распуханием мягких тканей, зажатых между копытной костью и стенкой (и в равной степени болезненное воспаление кориумов стрелки и подошвы), но в свете последних исследований оказывается, что все это происходит уже как следствие повреждения ламинарного слоя, а не является его причиной.

На самом деле, доказано, что «нормальное» кровообращение как раз и доставляет в копыто факторы, вызывающие ламинит. Экспериментальное ограничение тока крови в одно копыто уберегает его от ламинита, в то время как остальные три копыта оказываются им поражены (после переедания углеводов) (Политт). Чем ближе мы подберемся к пониманию первопричин, тем эффективнее будут наши меры по предотвращению и лечению. Свежие исследования дали нам мощное оружие в сражении с ламинитом, знания, которые мы можем сразу применить на лошади.

Эпидермальная часть ламинарного слоя (внешняя) производится венчиком и по сути является частью копытной стенки. Пластины этого слоя замысловатым образом переплетены с дермальной частью, прочно прикрепленной к копытной кости. Между этими двумя «половинками застежки-молнии» находится плотная «кожа», называемая базальной мембраной. Именно она является местом прикрепления копыта к лошади. На уровне нижнего края копытной кости заканчивается дермальная часть ламинарного слоя, и ниже нее начинается вторая эпидермальная «половина», прикрепляющая стенку к подошве. Это «неживое» продолжение ламинарного соединения называется (по не вполне понятной причине) белой линией. Я еще никогда не видел, чтобы у какой-то лошади она действительно была белой!

Копытная стенка и эпидермальный слой по мере роста смещаются вниз относительно неподвижного дермального слоя, будучи постоянно в то же время прикреплены друг к другу. В одном копыте имеется около 10 квадратных футов ламинарного соединения, которое постоянно обновляется по мере срастания стенки вниз. Этот удивительный процесс осуществляется за счет ремоделирующих энзимов (матриксной металлопротеиназы или ММР), которые постоянно удаляют фиксирующие филаменты, прикрепляющие эпидермальный слой к базальной мембране. Это нормально, такое разрушение происходит синхронно с образованием нового соединения, и стенка отрастает вниз, в то время как ламинарный слой остается здоровым, и его практически невозможно разорвать.

Доктор Крис Политт (Университет Квинсленда) показал, что на стадии развития ламинита среди ММР происходит взрыв популяции, и они разрушают все фиксирующие филаменты, а иногда и саму базальную мембрану. Грубо говоря, это означает, что копыто перестает быть плотно прикрепленным к лошади. Результатом этого уже потом является сильнейшая боль, воспаление и нарушение нормального кровообращения; часто под весом лошади весь скелет опускается вниз, к земле (сквозь копытную капсулу), смещая копытную кость намного ниже ее естественного положения. Это очень важно понимать, так как несмотря на эти исследования, многие профессионалы до сих пор лечат ламинит в основном как проблему кровообращения (борясь с симптомами). Политт показал, что еще до возникновения клинических признаков ламинита, повреждения уже имеют место. Даже сам термин «ламинит» может быть в корне неправильным.

Это важное открытие насчет причины и следствия мгновенно привело к более глубокому пониманию проблемы. Политт стал искать другие факторы, которые могут отделить копыто от лошади. Он изучил влияние на ламинарный слой большинства «классических» причин и на данный момент нашел всего одну, которая действительно вызывает разделение ламинарного слоя. Это живущая в задней кишке бактерия Streptococcus Bovis.

Естественный для лошадей разнотравный рацион снабжает ее организм структурными углеводами, такими как целлюлоза, гемицеллюлоза и лигнин, но в специально выращенной пастбищной траве и сене, которое мы обычно даем нашим лошадям, часто преобладает фруктан. У лошадей (как и у любых других млекопитающих) нет энзимов для переваривания неструктурных углеводов, в частности фруктана. Такими углеводами богаты сладкие корма, сочные, пышные пастбища и наше прекрасное, высококачественное сено. Фруктан, сахара и крахмал (в различных пропорциях сочетаемые в общем количестве неструктурных углеводов или НСУ) поступают непереваренными в заднюю кишку, где проходят быструю ферментацию и становятся молочной кислотой, которая уже может быть использована организмом, хоть и не совсем естественно. Streptococcus Bovis – это бактерия, в первую очередь ответственная за этот процесс, и в период избыточного поступления углеводов в организм, приводящего к ламиниту, популяция этих бактерий может увеличиться в 1680 раз. И хотя пока не доказано, что эти бактерии попадают в кровь и вызывают разделение белой линии и ламинит, Политт доказал, что если бы они достигли ламинарного слоя, они бы запустили выработку ММР-2 и вызвали бы разрушение связей между эпидермальным ламинарным слоем и базальной мембраной.

Позже Политт открыл, что поврежденные стенки кишечника могут пропускать в кровь один из их компонентов, ламинин-5. Когда он достигает ламинарного слоя, он также вызывает высвобождение ММР и разрушение фиксирующих филаментов (также состоящих из ламинина-5).

Еще один очень важный факт, который подтвердился исследованиями Политта – это что ламинарный слой легко разделяется, когда ему не хватает глюкозы. Нехватка глюкозы вызывает разрушение важных «сварных точек» (полудесмосом) между эпидермисом и базальной мембраной, из которых, собственно, и растут фиксирующие филаменты. Когда это происходит, ламинарный слой легко разрывается под нагрузкой. Это открывает огромный простор для исследований и создает новое понимание ламинита. На каждой пластине дермального ламинарного слоя находится более сотни второстепенных пластин, состоящих из кератиноцитов, или попросту клеток, производящих кератин. Они же, помимо рога копытной стенки, производят и кожу лошади, как и кожу, волосы и ногти людей и других животных.

Несмотря на то, что Политт открыл, что эндотоксины, которые раньше считали виновниками разделения ламинарного слоя (попадающие в кровь вследствие нарушения рациона и гибели пищеварительных бактерий), не вызывают этого напрямую, считается, что получившийся метаболический стресс, вызванный наличием в крови эндотоксинов, является косвенной причиной. Основной характеристикой любого метаболического стресса является снижение количества глюкозы, поступающей в конечности. Это происходит для того, чтобы защитить жизненно важные органы. Когда бактерии в задней кишке массово гибнут, что часто связано с внезапными изменениями в рационе и с развитием ламинита, получившаяся нехватка пищеварительных бактерий создает мгновенный «голод» внутри лошади. Каждое копыто стоящей на месте лошади обычно потребляет больше глюкозы, чем вся ее голова. А в движении? Очевидно, что такое же прекращение поступления глюкозы в кератиноциты происходит не только в ламинарном слое, но и в коже, подошве, стрелке итд., но сила, требующаяся для «завершения черного дела» и физического разрыва ламинарного слоя, действует по большей части на копытные стенки, когда на них приходится основная опорная нагрузка без помощи обмозоленной подошвы.

Это одна из нескольких причин, почему мы наблюдаем, что копыта натуральной формы куда более устойчивы к ламиниту. Действие этой «грубой разрушительной силы» значительно мягче. Задние же копыта имеют повышенную сопротивляемость ламиниту независимо от типа расчистки. Несмотря на то, что при рождении у жеребенка все 4 копыта одинаковы, задние копыта лошадь всю жизнь нагружает намного больше, поэтому у домашних лошадей они развиты больше и естественнее, чем передние (см. статью «В поисках правды о навикулярном синдроме.»). Должное развитие задней части копыта позволяет намного лучше распределять энергию, что значительно снижает нагрузку на ламинарный слой. Более того, даже если ламинарный слой в копыте ослаблен, но копыто имеет натуральную форму, копытная кость не сможет сместиться, так как подошва, а следовательно и подошвенная часть копытной кости, непосредственно служат лошади опорой (Р.М. Боукер).

Помимо этого, в полноценно развитых копытах естественной формы намного качественнее происходит кровообращение. Почитайте «Theory of Hemodynamics» Р. Боукера. Копытного механизма, всасывающего кровь в копыто, добиться намного труднее, чем думают многие коваля. Это намного сложнее, чем просто создать давление на стрелку, и требует правильного развития копытной капсулы и ее способности расширяться с самого момента рождения. Это важно не только для поглощения энергии и для облегчения нагрузки на сердце. Правильная работа копыт и кровообращение также дают им большие преимущества и сопротивляемость, когда ламинит переходит в острую стадию, и на первый план выходит нарушение кровообращения. На этой стадии копыту нужно позволить работать и изгибаться, таким образом усиливая кровообращение.

Навещая дедушку, больного диабетом, я заметил, что у него «ежовые» ногти. Из-под деформированных росли новые, мягкие ногти. Звучит знакомо? Если вы имели дело с ламинитными лошадьми, то наверняка! Это заставило меня углубиться в изучение человеческой медицины и влияния уровней сахара и инсулина в крови на кератиноциты. Будучи человеком, всегда успешно использующим в своем бизнесе новую информацию, я чувствовал себя ребенком, который попал в магазин с конфетами! Представьте мое удивление, когда я нашел врачебные рекомендации Американской Ассоциации Диабета, гласившие, что: «Все страдающие диабетом должны ежегодно проходить осмотр стоп для выявления опасного для здоровья их состояния. Осмотр должен включать в себя определение чувствительности стоп, их структуры и биомеханики, состояния сосудов и целостности кожного покрова. Пациентам, страдающим диабетом, рекомендуется оценивать:

- периферическую невропатию с потерей чувствительности;
- изменение биомеханики (на фоне невропатии);
- следы повышенного давления (эритема, кровоизлияния под мозолью);
- деформацию костей;
- периферическое заболевание сосудов (слабый или отсутствующий пульс в ногах);
- язву или ампутацию в прошлом;
- серьезную патологию ногтей.
Кожный покров нужно проверять на целостность, особенно между пальцами ног и под головками плюсневых костей. Наличие эритемы, горячих участков или образование мозолей и натоптышей может указывать на повреждение тканей и неминуемое ухудшение состояния. Также должны оцениваться: деформация костей, ограниченная подвижность суставов, нарушения походки и проблемы с равновесием.» (Помните, что выше говорилось о людях!)

Я думаю, что бОльшая часть исследований того, как неестественный рацион с высоким содержанием сахара влияет на плотность прикрепления копытной стенки, была уже проделана, но в отношении людей. Ветеринарным же исследователям нужно будет оценить, насколько это применимо к лошадям. Но пока этого не произошло, я расскажу вам еще о некоторых вещах, которые мне удалось откопать.

Вторичный ламинарный слой состоит из кератиноцитов. Французские исследователи, изучавшие человеческую кожу, открыли, что повышенный уровень инсулина вызывает миграцию кератиноцитов! Это потенциально важный момент, который применительно к лошадям еще никто не изучал (насколько мне известно). Если увеличение сахара в крови вызывает повышение уровня инсулина, одно это может запустить процесс разрушения ламинарного слоя, смещая вторичные листочки. И хотя практически всем известно, что у лошадей с ламинитом уровень инсулина обычно бывает повышен, я не нашел научного исследования, где отслеживался бы уровень инсулина после перекорма углеводами, приведшего к ламиниту. Всегда ли так происходит? Учитывая то, что такая миграция кератиноцитов (вторичного дермального ламинарного слоя) теоретически может запустить разделение ламинарного слоя, я был бы очень заинтересован в таком исследовании, чтобы определить, насколько часто встречается повышенный уровень инсулина у лошадей не ранних стадиях развития ламинита. Я склонен считать, что увеличившаяся популяция ММР скорее старается исправить полученные повреждения, чем является основной разрушительной силой (либо и то, и другое одновременно, создавая порочный круг). Исследования в области человеческой медицины показывают, что они часто появляются для того, чтобы помочь восстановить ткани после травмы.

Исследования, проведенные Американской Ассоциацией Диабета на мышах (группа Гейла) показали, что высокие уровни глюкозы замедляют темпы разрастания кератиноцитов, а повышенные уровни инсулина увеличивают темпы их разрастания. В любом случае, при изменении количества сахара в крови создается дестабилизирующая, опасная ситуация. Из дермального ламинарного слоя постоянно растут расположенные между роговыми трубочками волокна, помогая постоянно растущей копытной стенке срастать вниз, вдоль копытной кости (Доктор Боукер). Они растут от кончиков листочков дермального ламинарного слоя сквозь эпидермальный ламинарный слой и сливаются с остальным рогом копытной стенки, растущей вниз от венчика. Вот почему копытная стенка не становится тоньше внизу, где ее диаметр увеличивается. Если увеличение содержания глюкозы в крови снижает темпы разрастания кератиноцитов, становится очевидным, что копытный рог может быстро «отстать» в темпах роста от листочков, вызывая самое начало отделения ламинарного слоя.

В то же время, если высокие уровни инсулина увеличивают рост нового копытного рога, это может оторвать эпидермальный слой от дермального, помещая между ними излишки рога. Другими словами, ламинарный клин (к нему мы вернемся позже) может быть скорее причиной, а не следствием.

Это может объяснить почему мы встречаем два типа разделения ламинарного слоя. Иногда мы видим, что белая линия остается совершенно целой, а копытная стенка оторвана от нее. Иногда же явно видно, что разделены эпидермальный и дермальный слои. В первом случае копытная стенка отрывается от «еще целого» ламинарного слоя, а во втором идет разделение самого ламинарного слоя. Я считаю, что этот вопрос заслуживает более глубокого изучения.

Та же исследовательская бригада установила, что слишком много глюкозы на самом деле лишает клетки питания, снижая ее использование кератиноцитами кожи. В этом исследовании они установили, что клетки в действительности получали больше глюкозы на низком уровне 2 ммоль/л, а не на экспериментально завышенном 20 ммоль/л в крови. Гипергликемия (повышенное содержание глюкозы в крови) ведет к повышенной невосприимчивости к инсулину, а также снижению общего усвоения глюкозы. Другими словами, излишек сахаров (из травы, сена, зерна или патоки) может сам по себе заставить ламинарный слой «умереть от голода». Они также открыли, что кератиноциты становятся более плоскими и теряют правильное направление при более высоких уровнях глюкозы. Это исследование было проведено в отношении людей, но ситуация знакома, неправда ли?

Хорошо известно, что лошади с пониженной чувствительностью к инсулину входят в группу высокого риска по ламиниту, но конники недостаточно понимают причину, почему это так. Доктор Филипп Джонсон пишет: «Существует очень сильная связь между развитием ожирения, метаболическим синдромом и риском возникновения ламинита. Обычно при первичном ветеринарном осмотре можно найти физическое и рентгенологическое подтверждение застарелого ламинита, хотя хозяева, вполне надежные и ответственные, уверяют, что никаких признаков ламинита они не наблюдали. У таких лошадей видимые изменения, которые часто связывают с ламинитом (включая выступающие кольца роста, пальмарное отклонение колец роста и выпуклую подошву) могут присутствовать без характерной для ламинита боли или каких-либо эпизодов ламинита или хромоты».

Я твердо убежден, что эти «благонадежные владельцы» должны научиться распознавать такие «физические повреждения». Снова и снова меня вызывают на случаи «свежего» ламинита, где я обнаруживаю, что звоночки поступали уже давно, но они не были распознаны. Обычно очевидные «предупреждающие знаки» можно найти в копытах других лошадей с этой конюшни, у которых ламинита еще не произошло. Потенциальную проблему можно легко предсказать и легко предотвратить.

На протяжении моей карьеры, работая с бессчетным числом случаев ламинита, я обращал внимание на то, что часто с лошадьми, которым ставят диагноз «невосприимчивость к инсулину» или «конский метаболический синдром» на самом деле все нормально. Большинство владельцев отзывается от них как о легких в содержании и кажется, что ничто не может заставить их похудеть или ухудшить их копыта. На самом же деле проблема в том, что мы берем животных, приспособленных для выживания в условиях скудных пастбищ, и заставляем их пытаться выжить на «фабрике пончиков». Поэтому у «выходцев из степей» выше риск плохо усваивать сахар, а следовательно и заболеть ламинитом. Я знаю, что говорю, потому что много раз видел, как «безнадежные» лошади расцветали, когда их рацион меняли на более простой и естественный, а именно на разнотравное сено, снимая с их организмов нагрузку сахаров, богатых фруктаном пышных трав и зерна. Улучшение состояния их здоровья очень положительно сказывалось на их поведении, кондиции и, конечно, делало абсолютно здоровыми их копыта. Проблема даже не столько в том, что организм плохо усваивает сахара и крахмал вообще, он просто не справляется с их завышенным количеством, которое скармливается лошади. Это не означает, что изменение рациона может полностью заменить медицинское вмешательство, но с этого нужно начинать.

Подытоживая вышесказанное, все то, что вызывает ожирение, вызывает и ламинит – чрезмерное и неправильное кормление! Лошадь не обязательно должна быть тучной, чтобы страдать от ламинита, но если бы все владельцы сознавали, что ожирение лошадей – повод для паники, ламинит бы быстро канул в прошлое. Я также видел множество худых лошадей, которые зарабатывали ламинит благодаря своим любящим хозяевам, тратившим по 60$ в день на корма, все равно не помогавшие лошади набрать форму. Снова и снова таким лошадям наконец удавалось обрести нормальную кондицию и отрастить здоровые копыта, когда их рацион меняли на простое разнотравное сено, подкладываемое по мере проедания (+ соль и минералы). Причина этого в том, что лошадиный организм не может усвоить корма, богатые НСУ. Владельцы просто создают лошадям постоянный метаболический стресс и позволяют ламиниту развиваться в копытах, зато у таких лошадей вырабатывается очень насыщенная, ценная моча! Питательные свойства «крутых» кормов тратятся впустую, и это в лучшем случае. В худшем – причиняют большой вред.

В случаях настоящей невосприимчивости к инсулину или в случаях здоровых лошадей, просто получающих слишком много корма, клетки постепенно становятся непроницаемыми для глюкозы, из-за чего в организме лошади запускаются те же механизмы, что и при голоде, сжигая жир, а потом и мышцы, потому что механизм сжигания глюкозы полностью нарушился. Скармливая сено с низким содержанием сахара, мы можем улучшить чувствительность к инсулину и позволить организму усваивать больше глюкозы, разорвав порочный круг. (Как и в человеческой медицине, подкормка для лошадей с магнием может увеличить чувствительность к инсулину).

Было бы замечательно, если бы мы могли вмешаться в эволюцию лошадей и сделать их пищеварительную систему подобной нашей. Куда удобнее задавать корм несколькими обильными порциями в день, а не постоянно подкладывать низкокалорийную пищу. Однако большинству лошадей это не идет на пользу. Не ругайте лошадь за то, что она лошадь. И наша обязанность – обеспечивать ее всем, что ей необходимо. Диабет типа 2 – это «человеческое состояние», при котором клетки становятся все более невосприимчивыми к стимулам инсулина, необходимого для поглощения глюкозы. Если одновременно высоки показатели инсулина и сахара в крови, это называется диабетом типа 2. Если инсулин неестественно повышен, но все еще справляется с поддержанием глюкозы на нормальном уровне, это считается невосприимчивостью к инсулину.

Существует мнение, что это обычно начинается не как болезнь, просто данный организм создан для менее насыщенного и более естественного рациона, чем он получает. Если он получит избыток глюкозы в крови (излишек НСУ), организм ответит тем, что увеличит выработку инсулина, чтобы справиться с глюкозой. Со временем бета-клетки, вырабатывающие инсулин, «устают» и начинают терять эту способность, проблема нарастает как снежный ком.

Почему важно изучать человеческую медицину? На данный момент куда больше известно про поддержание здоровья и уровня сахара в крови у людей, чем у лошадей, и понимание нашей схожести может помочь лошадям с ламинитом уже сейчас, пока исследования в этой области еще не завершены. Все еще встречаются специалисты, лечащие ламинит как проблему кровообращения, полностью игнорируя рацион и нагрузку. Доказано, что проблемы кровообращения и воспаление – лишь симптомы разрушения ламинарного слоя, вызванного неестественным рационом, слишком богатого неструктурными углеводами (т.е. зерном, патокой и пышными травой и сеном).

Большинство владельцев полностью доверяют заботу о копытах ковалю, а ветеринара подключают только когда начинаются настоящие проблемы. Нужно ли сделать регулярный уход за копытами ветеринарной процедурой? Возможно, если коваля игнорируют истину: в настоящее время лишь одна часть тела лишь одного животного на земле может быть спокойно обездвижена или в ней может быть изменена линия расположения костей относительно друг друга кем-то, кто не является врачом. И хотя коваля не имеют права диагностировать ламинит, нам приходится бороться с его последствиями в той или иной степени у практически каждой домашней лошади, с которой мы сталкиваемся. Чем больше узнаешь о влиянии рациона на разрушение ламинарного слоя, тем больше начинаешь замечать примеров этому вокруг. Когда ты понимаешь, что слишком насыщенный рацион ослабляет прочность прикрепления копыта к лошади, это ежедневно выводит тебя за рамки традиционно «не медицинской» работы по поддержанию копыт в здоровом состоянии. Ковалям нужно или получать знания о том, как рацион влияет на прикрепление копыта к лошади и консультировать владельцев на этот счет, или игнорировать факты и делать вид, что уход за копытами – это просто придание формы некоему неживому, неподвижному «чурбаку», что, однако, не пойдет на пользу лошади. Образованные, внимательные коваля могут предотвратить ламинит. Лично я решил отступить от традиций и постараться получить знания самостоятельно, а потом передать клиентам информацию о влиянии рациона на копыта их лошадей, т.к. я считаю, что в этом и заключается профессионализм в нашей работе.

В свете современных взглядов на рацион и целостность ламинарного слоя, ковалям нужно научиться помогать владельцам в составлении рациона. Коль скоро коваля ответственны за поддержание здоровья копыт, они должны больше разбираться в организме, к которому эти копыта прикреплены.

Ежедневно владельцы сталкиваются с натиском коммерческой рекламы и советов других конников, которые рекомендуют регулярно кормить лошадей тем, что согласно научным исследованиям отрывает копыта от копытной кости! Эта потеря прочности прикрепления и является основной причиной «потребности» копыт в защите (для начала), и обычно она хорошо заметна еще задолго до того, как проблема разовьется до хронического ламинита. Будучи профессионалами мы должны использовать новейшие научные разработки на эту тему, чтобы бороться с этой проблемой. Наша обязанность – анализировать новую информацию и применять ее на практике.

Поймите, что весь этот разговор касается не только лошадей с диагнозом «ламинит» или «хронический фаундер». К моменту, когда проблема заходит так далеко, она уже сколько-то времени существовала и развивалась. И хотя исследователям еще не до конца известно почему, но мы знаем наверняка, что избыток углеводов ослабляет прочность прикрепления копыта к лошади. Что происходит дальше зависит от уже имеющейся механики. Если стенки копыта чрезмерно отросшие, и копытная кость не получает прямой поддержки через толстую, мозолистую подошву, лошадь просто опускается к земле под собственным весом, поворачиваю копытную кость или смещая ее вниз (синкер). Более низкое положение копытной кости (относительно копытной капсулы) является причиной «плоского копыта», т.е. выпирающей подошвы, когда на уровне вершины стрелки не хватает глубины свода. Многие профессионалы считают, что это происходит внезапно, но обычно это происходит постепенно и начинается намного раньше, чем кто-то заметит неладное. Регулярное спиливание или вырезание этой растущей выпуклости (т.е. фактически «подкоп» под копытную кость, истончение подошвы и чрезмерное обнажение кориума) – это то, что обычно и приводит к проблеме, причем самым болезненным для лошади образом, а не ламинит, который мог присутствовать у лошади уже несколько лет.

Дермальная и эпидермальная половины здорового ламинарного слоя невозможно разорвать нагрузкой на копытные стенки. Вместо этого, если виной только механическая нагрузка, ламинарный слой остается целым и весь отделяется от копытной стенки. Согласно Политту, при нормальной биомеханике движений на стенку приходится 1/10 нагрузки, достаточной для ее отсоединения, но и сам внутренний слой стенки не так прочно «держится», как нормальные здоровые листочки! Следовательно, если произошло разделение ламинарного слоя, вы можете быть уверены, что имели место один или несколько факторов, которые мы обсуждали выше. Когда дермальный и эпидермальный слои соединены правильно, кератиноциты вторичного дермального слоя постоянно добавляют новые волокна рога к толщине копытной стенки, она растет изнутри наружу, не только сверху вниз (Р.М. Боукер). Когда ламинарный слой разделяется, даже слегка, дермальный слой продолжает производить новые волокна рога, но они скапливаются между дермальным и эпидермальным слоями, отсоединяя их друг от друга все дальше и образуя ламинарный клин. Наличие копытного рога между двумя слоями ламины является доказательством того, что в данном случае проблема уже какое-то время развивалась, обычно в то время как владелец и коваль считали лошадь здоровой.


This post is provided "as-is".
 
Len Дата: Вторник, 13.12.2016, 16:41 | Сообщение # 23
Группа: Администраторы
Сообщений: 1009
Статус: Offline
Другая очень важная особенность копыт с ламинитом заключается в том, что когда ламинарный слой разделяется, ничто более не заставляет зацепную стенку расти вниз, параллельно копытной кости. По мере того, как неправильный рацион продолжает постоянно разрушать соединение, отрастающая от венчика стенка следует по пути наименьшего сопротивления. Таким образом, в зацепной области она растет прямо наружу, перпендикулярно ламинарному слою. Так как рост в зацепной области направлен не вниз, как в пятке, создается иллюзия, что зацеп растет медленнее пятки. На самом же деле, если вы разрежете такое копыто (с веерным направлением линий роста) вдоль и измерите длину изогнутых волокон рога, вы увидите, что и зацеп, и пятка росли с одинаковой скоростью, просто в разных направлениях. Иногда вы можете найти случаи, когда зацеп даже обгоняет пятку (что видно на срезе) в копытах, по которым со стороны кажется, что зацеп не растет вообще. Веерные линии роста наряду с «заполненной» областью между копытной костью и расклешенной или повернувшейся копытной капсулой являются верными признаками того, что изначальное разделение произошло много месяцев назад. Профессиональные коваля распознают такую ситуацию пугающе редко. В редких случаях, когда ротация копытной кости происходит внезапно, между половинами ламинарного слоя не будет ничего кроме воздуха, вы можете увидеть или прощупать клещами, что пустота тянется от нижней части стенки до самого венчика (между стенкой и костью), и опять же, обычно все происходит не так.

Чаще всего после возникновения повреждения ламинарного слоя, вызванного рационом, если лошадь получает естественную поддержку копытной кости через подошву, результат куда менее драматичный. Вместо ламинита лошадь страдает от постоянно образующихся расклешений, отделения стенки, «заболевания белой линии», и реабилитация этих проблем ложится на плечи коваля. Если вы пытаетесь справляться с этими чисто механически, вы никогда не вылечите копыта полностью. Очень важно также пересмотреть рацион. Иначе вы можете бесконечно делать противогрибковые ванночки, ковать, расчищать – и вы лишь немного продвинетесь в лечении. Помните, что разрушение ламинарной связи может происходить и без клинических признаков ламинита. Оно происходит сверху вниз, и чтобы избавиться от него, копыто должно полностью срасти от венчика, и это в лучшем случае. Если организм лошади подвергается пищевому стрессу каждую весну, когда уровень фруктанов в траве резко возрастает, или каждую осень из-за желудей или яблок, может показаться, что копыта постоянно страдают от грибковой инфекции или «заболевания белой линии». Я искренне жалею, что заставлял владельцев лошадей делать противогрибковые ванночки, не приведшие ни к чему, чтобы потом увидеть, как пастбищная маска полностью устраняла проблемы с копытами.

В большинстве случаев заболевания белой линии этот процесс этот процесс уже давно запущен, и на уровне подошвы видна только эпидермальная часть ламинарного слоя. Половина, произведенная дермисом, находится у копытной кости, где и должна быть, так что настоящей белой линии (состоящей из двух половин) просто нет. Беспокойство по поводу грибковой составляющей «заболевания белой линии», когда у лошади, собственно, нет белой линии как таковой, не приведет ни к чему. Иногда грибковые осложнения отделения белой линии действительно нужно лечить, но стоит понимать, что грибок не заводится в здоровых копытах. Сначала белая линия повреждается и создается благоприятная среда для патогенов, а те впоследствии атакуют копыта.

Таким образом, лечение 15-градусной ротации копытной кости и постоянного расклешения копытной стенки в точности одинаковое. Ежедневно, ежесекундно лошадь пытается отрастить от венчика вниз здоровое ламинарное соединение. С точки зрения расчистки, нам нужно создать естественную поддержку копытной кости через плотную мозолистую подошву, и в определенной мере снять нагрузку с отделившейся стенки. Это ослабит механическую силу, отрывающую ламинарный слой, позволяя ему расти правильно.

Однако механика ничего не может сделать с постоянным разрушением ламинарной связи из-за неправильного рациона. Это часто происходит с той же скоростью, что и рост нового ламинарного соединения. Мы должны сделать рацион наших лошадей более естественным, т.е. дать им разнотравное сено в свободном доступе или обеспечить пастбище с как можно более низким содержанием неструктурных углеводов (особенно сахара и фруктана), и исключить полностью или почти полностью крахмал, зерно, фрукты, желуди, патоку и траву с высоким содержанием НСУ (часто хорошо помогает пастбищная маска). Владельцев обычно шокирует то, насколько у их лошадей повышается иммунитет благодаря такому рациону. Они просто не осознавали, что лошадиный организм не может усваивать большую часть из того, что они скармливали раньше. Исследования травы и сена еще не завершены, но это направление быстро развивается. На сайте http://www.safergrass.org/ можно почитать об этом подробнее. Невозможно определить содержание НСУ в траве или сене просто на взгляд, на этом сайте вы прочтете как именно и зачем производить такие тесты. Это на удивление дешево и просто.

Как и у людей, физическая нагрузка в значительной степени усиливает влияние более здоровой диеты и позволяет во многих случаях сократить путь. Дополнительное движение ускоряет темпы роста стенки и подошвы, ускоряя и процесс выздоровления. В последнее время стремительно развивается индустрия конских ботиночек. Ботиночки с толстыми фильцами из пенорезины очень полезны лошадям с ламинитом, чтобы они могли нести нагрузку (в дополнение к правильной расчистке), а если защита необходима и во время выгула, на копыта можно прикрепить фильцы с помощью лейкопластыря. Оставлять лошадь в деннике нежелательно, если осуществляется реабилитационная расчистка. Если вы задаете правильную механику, при условии естественного положения копытной кости (относительно земли в момент наступания, а не когда лошадь стоит неподвижно) и снимаете нагрузку с поврежденного ламинарного слоя, каждый шаг будет означать еще немного правильного ламинарного соединения. Однако не стоит силой заставлять хромую лошадь ходить. Предложите ей ходить по собственному желанию, пока она не почувствует себя комфортно в ботиночках с фильцами на жестком грунте, в который копыто может слегка погружаться. Тогда и только тогда начинайте вводить лошадь в работу, увеличивая нагрузку сообразно ее состоянию.

Любая поддержка, жестко прикрепленная к копытной стенке, противопоказана. Во-первых, сами стенки недостаточно прочно прикреплены к лошади, поэтому не могут служить опорой достаточно стабильной, чтобы не мешать плотному соединению отрастать от венчика вниз. Оно будет постоянно повреждаться по мере роста. Механически ламинарный слой очень прочный, когда его половинки хорошо сцеплены друг с другом, но если они уже частично разделены, они рвутся дальше от малейшего давления. Представьте себе целый кусок ткани, который трудно порвать, но достаточно небольшого надреза, чтобы легко разорвать ее дальше. Вот здесь вступают «старые» представления о ламините. Нам все-таки стоит беспокоиться об этом. Даже если вы обеспечиваете лошади удовлетворительный рацион, при нагрузке на стенку и/или наличии ламинарного клина, которые чрезмерно нагружают и раздражают отрастающий новый ламинарный слой, воспаление, боль и отеки все-таки будут случаться, как и механическое отделение. Эти отеки и повреждения капилляров делают невозможным нормальный кровоток через ламинарный слой. Тогда кровь перенаправляется через артериовенозные анастомозы, обходя ограничения в дермальном ламинарном слое и не питая клетки, тем самым усугубляя повреждения и делая выздоровление невозможным. «Подвешивание» лошади на ослабленном, отделившемся ламинарном слое просто не работает, и повторяющиеся неудачи создают у многих ковалей ошибочное представление, что реабилитация поворота кости на больше, чем 10 градусов, невозможна.

Во-вторых, стенка постоянно растет. Если сегодня вы прикрепите к стенкам идеальную поддержку копытной кости, завтра ваша поддержка немного отодвинется от подошвы вместе с постоянно растущей копытной капсулой, прочь от кости, которую вы пытаетесь стабилизировать. Если же вы хотите поддерживать кости снизу с помощью грунта через подошву с хорошей мозолью, таким образом разгрузив ламинарный слой, вы запустите механику, которая позволит вам реабилитировать худший из поворотов. При правильном рационе вам просто нужно подождать один цикл роста – и новая стенка с плотным ламинарным соединением вырастет вокруг кости.

Каждый день открывается новая информация относительно того, как рацион влияет на прочность прикрепления копытной стенки, и это дает представление о том, насколько «отстают» многие коваля и владельцы лошадей. Нужно, чтобы каждый, кто связан с лошадьми, умел распознавать сигналы о возможной опасности до того, как ситуация разовьется в хромоту и другие патологии. Волны или красные полосы на копытной стенке, гнойники, веерные кольца роста, тучность, ненормальная потеря веса, подавленность, тусклая, клочковатая шерсть и нежелание перелинивать на летнюю шерсть, плоская подошва, расклешение копытной стенки или отделение белой линии, сопротивление в работе, «лень» и чувствительность копыт должны тут же настораживать каждого, кто связан с лошадьми. Нужно, чтобы в этих случаях сразу становилось ясно, что имеются серьезные и потенциально опасные проблемы с рационом, и чтобы промедление и выжидание считалось безответственным. Эти новые открытия должны были бы уже произвести фурор в конном мире и вызвать большие перемены, но консервативный конный мир очень медленно меняется, и лишь под «криками и пинками». Да, мы научились вылечивать большинство случаев хронического ламинита, но самое интересное – это что все случаи ламинита можно было бы легко предотвратить, если бы владельцы и коваля были более образованными.

Отчасти конники игнорируют очевидные сигналы опасности из-за традиционного недопонимания того, на что способно здоровое копыто. Многие профессионалы и владельцы считают больное ламинитом копыто нормальным и здоровым только из-за того, что когда толстая прослойка стали полностью исключает его контакт с землей, лошадь не хромает. Такой образ мысли надевает нам шоры, маскируя очевидные признаки проблемы, пока она не зайдет слишком далеко. Такой подход слишком занижает планку для того, что можно считать здоровым копытом, позволяя специалистам расценивать патологию как абсолютно нормальное состояние и останавливаться слишком рано, не добиваясь настоящего здоровья копыт. Кто взялся бы оценивать степень здоровья и правильность функционирования ноги с наложенной шиной? Если бы эта шина давала лошади единственную возможность использовать свою ногу, кто бы согласился, что лошадь здорова и отказался бы копнуть немного глубже в поисках ответов на вопросы? Это сравнение не такое уж дикое , если задуматься. Единственное различие состоит в привычности наших взглядов, что, однако, не должно оказывать влияния на мнение ветеринара или образованного коваля.

«Босое», незащищенное копыто, неспособное правильно и удобно работать на том грунте, где лошадь работает и гуляет, не менее «больное», чем любая другая часть организма, не способная нести свои функции. Когда любая другая часть тела не работает как должна была бы, мы немедленно пытаемся это исправить. Но когда копыта не выполняют своей функции, мы просто пытаемся их закрыть. Проблема состоит в том, что это помогает лишь на некоторое время, и только еще больше отдаляет копыта от возможности нормально функционировать. Понимание этой простой истины – это основа лечения и предупреждения ламинита. С учетом недавнего появления на рынке ботиночек (см. статью про Ботиночки и фильцы) и постоянно растущих знаний относительно правильной натуральной расчистки, подковывание больше не является необходимым «переходником» между грунтом, на котором лошадь живет, и тем, на котором она работает. Подкова является лишь ненужным барьером между нами и пониманием текущего состояния здоровья копыт.


This post is provided "as-is".
 
Len Дата: Вторник, 13.12.2016, 17:17 | Сообщение # 24
Группа: Администраторы
Сообщений: 1009
Статус: Offline
Оригинал тут: http://www.hoofrehab.com/ArticlesPDF/Preaching%20to%20the%20choir.pdf

Перевод Анны Мазиной. Взято с разрешения переводчика отсюда: http://naturalhorsemanship.ru/propoveduya-svyashhennikam/
____________________

Проповедуя священникам.

Давайте обсудим жаркие споры среди ковалей натурального толка.

Несмотря на почти постоянные дебаты о методологии, я считаю, что специалисты, входящие в движение «натурального ухода за копытами» имеют немного больше общего, чем им кажется. У нас очень похожие представления об идеальной форме копыт, содержании и кормлении. Мы сходим с ума по копытам диких лошадей из высоких пустынь и изо всех сил стараемся привести копыта наших собственных лошадей к этому великолепному состоянию здоровья. Похоже, что мы все постоянно слегка не дотягиваем до этого уровня. Мы все хотим для домашних лошадей лучшей жизни. Мы сходимся на том, что прибитые к копытам металлические подковы сами по себе настолько патологичны, что делают излечение большинства копытных проблем невозможным.


Угодили ли мы во власть новых стереотипов, отказавшись от прежних? Я считаю, что нам еще можно многому поучиться, у нас больше вопросов, чем ответов на тему того, благодаря чему копыта становятся по-настоящему здоровыми. На фото показаны расклешения стенки на копыте лошади из нагорья Большой Бассейн. Было ли это копыто в большой беде? Пыталось ли оно отрастить новое «весеннее» копыто после широкого «снежного» копыта в зимний период? Или это образец, которому мы все должны следовать?

Большинство опытных ковалей натурального толка могут принести облегчение и даже вылечить самый худший хронический ламинит, который можно себе представить. Навикулярный синдром обычно даже не расценивается как интересный случай. Трещины, тонкая подошва, подъехавшая под копыто пятка и ломкий копытный рог? Даже не стоят обсуждения.

Имея столько хорошего, объединяющего нас, почему же разные «лагеря» так часто спорят? Хороший вопрос. Я считаю, что мы должны проводить больше времени обучаясь друг у друга, и вежливо, открыто обсуждать моменты, в которых мы не согласны друг с другом. От этого все наши лошади только выиграют.


Копыто мертвой дикой лошади. Нужно ли срезать такую стрелку ниже пяток? Снизит ли это чрезмерное давление на стрелку или слишком сильно откроет кориум? Или же мы должны молиться, чтобы у наших лошадей были такие же стрелки?

Лично я стараюсь учиться у всех, кто серьезно занимается уходом за копытами. Я учился у Джеми Джексона, Джина Овничека, Хильтруд Штрассер, КС ЛаПьера, Боукера, Тески… Список можно продолжать бесконечно, и от каждого из них я почерпнул ценную информацию. Я изучил сайты о натуральной расчистке, посетил дюжины семинаров и практических занятий. Помимо самой работы с лошадьми, больше всего знаний я получил обучая людей вместе с AANHCP (Американской Ассоциацией Натурального Ухода за Копытами). Многие из моих учеников и коллег-инструкторов научили меня большему, чем я научил их. Я читал массу результатов исследований, книг и журналов. Список людей, которым я хотел бы выразить благодарность, занял бы целую книгу!

Все это время я продолжал ежедневно расчищать лошадей от спортивных мирового уровня до туристических, и сталкивался с бесконечным потоком ужаснейших случаев хромоты, которые местные ветеринары с удовольствием ко мне направляли.

По моим речам можно подумать, что я считаю себя чем-то вроде гуру в вопросах копыт. Нет, если честно, я оставил все мысли об этом в 1999, когда мне пришлось впервые усыпить лошадь, которой я не смог помочь. С тех пор я считаю себя учеником и иногда учителем, не больше и не меньше. Понимаете, то, чем мы занимаемся, настолько новое (или скорее недавно возрожденное), а наше поле деятельности настолько динамичное, что никто даже приблизительно пока не может знать всех ответов. Я все еще продолжаю ежедневно учиться. Цитируя Синди Салливан (сертифицированный коваль AANHCP), «если метод не работает хотя бы с одной лошадью — это инструмент, а не правило». Не знаю на счет Синди, но я еще не открыл для себя ни одного правила в своих исследованиях; много инструментов, но ни одного правила. Я люблю говорить: «Не бывает хороших привычек».

Пришло время объединить все наши ресурсы. Я благодарю журнал "The horse’s hoof" (Конское копыто) за попытку сделать это. Мир ковалей натурального толка должен изучать результаты друг друга и обмениваться накопленным каждым из нас опытом, а не переругиваться кто прав, а кто правее. Я считаю, что мы все правы в чем-то одном, а в чем-то другом неправы. В прошлом году я посетил семинар BOGHS (акроним из фамилий участников исследовательской корпорации BOGHS: Д-р Боукер, Томми Ли Оша, ДВМ Барбара Гидеон, ДВМ Майк Харри и Кит Сили, коваль-ортопед). Послушав презентацию Томми Ли Оша о его приклеивающихся амортизаторах для реабилитации ламинита, я сказал ему: «Теперь я знаю не только свою точку зрения, но и Вашу. Это делает меня умнее!» Он тут же спросил меня в ответ: «А когда Ваш следующий семинар?» Вот, что нам нужно, коллеги! Именно о таком отношении просят наш лошади, о которых мы заботимся. Кто-то другой всегда знает то, чего не знаете Вы.

Именно это мне нравится в программе обучения/сертификации AANHCP. Ни от кого из обучающихся не ожидается, что он будет клон Джеми или клон Пита, или клон любого из замечательных инструкторов, с которыми они общаются. Вместо этого ожидается, что они совместят лучшее из того, чему их научил каждый из инструкторов и добавят что-то от себя, став лучше любого из своих учителей. Именно так вы растете над собой, про вас помнят и питают к вам нерушимое доверие. Вместе мы выигрываем, по-одиночке терпим поражение. Так что я поделюсь с вами своим, если вы ответите мне тем же. Мои знания вы можете найти на сайте http://www.hoofrehab.com/. Если ваши знания напечатаны, опубликованы или сняты на видео, я, возможно, уже изучил их, но на всякий случай пришлите мне их еще раз! Я никогда не устаю учиться, я всегда ищу свежие взгляды.

Так что же это за вопросы, по поводу которых нам нужно договариваться? Я назову несколько из них.

За и против ботиночек.

Некоторые расценивают необходимость использования ботиночек как собственное поражение. Я считаю, что всякий раз, как вы расковываете лошадь, вы должны иметь наготове ботиночки. Дополнительное движение из-за того, что в этом случае лошадь не будет сниматься с нагрузок, ускорит все, чего мы хотим достичь при отращивании здорового копыта. Я считаю, что ботиночки — это подковы 21 века, но я не имею в виду те ботиночки, что у нас есть сейчас. Я говорю о будущих моделях, таких же удобных, как те, что мы покупаем для себя: высокотехничных шипованных «бутсов» на гелевой подушке для поло-пони, слайдеры для рейнинга, которые обеспечивали бы агрессивное сцепление с землей в зацепной части, и в то же время в которых были бы возможны головокружительные проскальзывания благодаря устройству задней части ботинка, эквивалент туристических ботинок для лошадей, использующихся в горном туризме, шипы для льда, ультра-легкие, функциональные «кроссовки» для пробегов. Все, что мы только можем себе вообразить! Но если у людей есть сверхсовременная, высокотехнологичная обувь, то почему ее не может быть у наших лошадей?

Честно говоря, не все согласны со мной. Некоторые очень опытные специалисты считают, что наши соревновательные идеалы находятся за гранью лошадиных возможностей. Что если мы уберем барометр, встроенный в копыто, мы подвергнем лошадь жестокому и неоправданному риску для всего организма. Им кажется, что лошадей следует работать лишь в рамках текущих ограничений, которые задают их копыта, что эти ограничения защищают их от человеческой жестокости. Иными словами, организм должен работать в особых условиях, обусловленных степенью нездоровья копыт.

Кто прав? Я не знаю, давайте это обсудим. Можем начать с основного момента, в котором мы сходимся во взглядах: что на олимпийских Играх нет ни единого спортсмена в кроссовках со стальной подошвой, и что подвижные части тела должны быть обездвиживаемы врачами и только ими, причем на очень короткий срок и лишь в исключительных ситуациях.

Как быстро можно опускать пятки до естественных параметров?

О да, это один из главных вопросов.

Изучение здоровых, свободно пасущихся диких лошадей показало, что у лошадей должны быть очень низкие, но крепкие пятки. У большинства из них венчик в задней части копыта практически касается земли. Пяточные мякиши/стрелки являются зоной приземления при естественном наступании пятки.

Некоторые коваля расчищают каждое копыто по этим стандартам. Они делают так, чтобы мгновенно запустить механизм исцеления, делая копыта внешне похожими на здоровые примеры копыт — такие как у диких лошадей.

Лично я считаю, что это ошибка. Если раньше пяткам позволяли отрастать слишком высокими, мякишные хрящи, а следовательно и кориум подошвы, обычно опускаются ниже в копытной капсуле. Это означает, что при опускании пяток до «естественной» высоты придется истончать подошву. Два минуса не дадут плюс. У диких лошадей из пустынь очень плотная, мозолистая подошва толщиной 1,2-1,8 см, которая помогает защищать внутренние структуры. Эта толщина одинакова по всей площади подошвы. Когда мы нарушаем ее, копыто становится чувствительным в задней части, и лошадь может начать наступать с зацепа. Такой тип наступания разрушителен для всего организма, особенно для копыт. Более того, лошадь расценивает эту нехватку естественной толщины как рану, за несколько дней отращивая пятку обратно.

Если мы понижаем пятки насколько это возможно, чтобы не нарушить естественную толщину подошвы, комфорт при наступании побуждает лошадь приземлять ногу на пятку, что подталкивает мякишные хрящи в более высокое (читай — естественное) положение внутри копытной капсулы, со временем понижая пятки, при этом не вызывая болезненности, вреда для связок или угрозы образования абсцессов и наминов на подошве. Сейчас у меня получается добиться куда более низких пяток благодаря тому, что я считаюсь с уровнем живой мозолистой подошвы, чем когда я снимал ее хотя бы немного, и теперь мои клиенты более довольны моей работой.

Это было одной из моих тяжелейших ошибок вначале, особенно в случае подъехавших под копыто пяток. Я автоматически снимал много пятки, чтобы сместить плоскость опоры назад. Однако получающаяся в результате этого болезненность в действительности смещала опорную плоскость вперед, к зацепу, когда лошадь начинала двигаться. Я добивался хороших результатов, но даже близко не таких хороших, как сейчас, когда я больше забочусь о биомеханике лошади в движении, чем стоящей на месте. Я понижаю пятки как только могу, не создавая дискомфорта при наступании на грунте, на котором лошадь работает. Я вижу, что сейчас добиваюсь результатов быстрее, никуда не спеша.

При этом я не могу не считаться и не размышлять о мнении опытных специалистов, которые смотрят на только что расчищенное мной копыто и говорят: «Знаешь, еще три штриха рашпилем — и ты бы избавил это копыто от подъехавшей пятки». Однако я не хочу проводить между нами границ, я хочу обсуждать.

Чья точка зрения лучше? У меня на этот счет есть твердое убеждение, а вы, должно быть, так же уверены в своем мнении, но я считаю, что судить нас должны лошади, и в любом случае не существует единого правильного решения на все случаи.


Заднее копыто лошади из заповедника в Большом Бассейне. Нуждается ли оно в том, чтобы специалист исправил в нем баланс? Или оно и так прекрасно сбалансировано для данного конкретного организма и образа жизни?

Укорачивать ли расклешенные зацепы?

По большей части мы все сходимся на том, что копытная стенка должна быть идеально прикреплена к копытной кости. Мы все знаем, что лишь у немногих традиционно содержащихся домашних лоашдей есть такая роскошь. Слишком часто стенка отъезжает из своего естественного положения, и традиционные коваля редко считают это проблемой. Слишком многие специалисты измеряют длину зацепа вместе с расклешением, а не смотрят на направление роста нового рога, параллельного дорсальной поверхности копытной кости. /В России обычно длину зацепа не измеряют, но угол стенки оценивают стоя перед лошадью и глядя на копыта сверху, а не сбоку, с уровня земли. Поэтому когда коваль радуется, что справился с зацепным расклешением, многие ветеринары выносят вердикт: «слишком короткий зацеп, коваль заторцевал копыта», прим. перев./. Большинство ковалей натурального толка, к какому бы лагерю они ни принадлежали, моментально распознает расклешение стенки и старается сделать все возможное, чтобы как можно быстрее его срастить. Разногласия начинаются когда мы обсуждаем как именно.


Нуждается ли этот бедный мустанг в удалении излишка подошвы для того, чтобы работал копытный механизм? Или это идеальная броня, наобходимая для защиты от острых вулканических камней, на которых он жил? /На линейке дюймы, прим.перев./

Некоторые выступают зато, чтобы снимать по толщине всю зацепную стенку, повторяя форму копытной кости: идеальная боковая рентгеновская проекция за одну расчистку! Они делают это для того, чтобы сразу задать правильную механику наступания и исключить эффект рычага, который оттягивал бы вперед отрастающую новую стенку.

Другие яро выступают за то, чтобы оставлять расклешенную стенку, полностью позволяя ей срасти самостоятельно за счет изменения рациона и естественного движения. Третьи и вовсе убеждены, что на мягком грунте расклешения вполне естественны.

Я думаю, что нахожусь посередине. Я уверен, что расклешения всегда патологичны. Стенка должна быть идеально прикреплена к кости трехмиллиметровым плотным ламинарным слоем вне зависимости от грунта, на котором лошадь живет.

Как избавиться от них? Рацион, конечно же, составляет бОльшую часть решения, какой бы метод расчистки вы ни использовали. Я считаю, что важно с помощью переката мустангов снять с расклешенных участков активную нагрузку при хождении, причем снизу перекат должен начинаться от линии, где заканчивалась бы стенка, если бы не была расклешена. В зависимости от изменяющейся толщины подошвы, я стараюсь добиться этого не позже третьей расчистки, а иногда делаю на самой первой. Я тоже спиливаю расклешение с нижней трети стенки по толщине на большинстве формирующих расчисток, но я аккуратно слежу за тем, чтобы не истончать стенку и ламинарный клин настолько, чтобы возникал риск наминания дермального ламинарного слоя, если лошадь ударится копытом о камень. После формирующей расчистки я редко сильно спиливаю стенку по толщине, разве только чтобы избавиться от поверхностных грибковых трещин. Обычно в этом и не возникает необходимости.

Кто из нас прав? Судить лошадям.


Нуждается ли этот вожак табуна в том, чтобы кто-то понизил его пятки до естественной высоты? Или же он стал бы следующим завтраком койота? Как назвать это — «модель» или «мутация»?

Щупает после расчистки.

Некоторые считают, что это абсолютно нормально. Они утверждают, что сжатое копыто «немеет», и лошадь просто не чувствует боли от сжатых пяток, а боль после расчистки вызвана усилившимся копытным механизмом, необходимым для излечения, но также «пробуждает» лошадь, из-за чего она начинает ощущать, насколько болезненно было ее нездоровое копыто.

Я считаю, что сжатие пяток — это защитный механизм. Наши домашние лошади будучи жеребятами редко получают достаточно движения, чтобы их пальцевые мякиши и мякишные хрящи развились достаточно для того, чтобы выдерживать силу удара о землю при наступании под весом взрослой лошади. (См. исследование Боукера). Из-за этого они наступают с зацепа, избегая боли, и это приводит к тому, что пятки сужаются. Такое сжатие, в свою очередь, защищает чрезмерно чувствительные структуры от удара о землю, но еще и создает порочный круг, из-за которого они и дальше продолжают оставаться нерабочими.

Я считаю, что если расчистка слишком сильно открывает заднюю часть копыта (делая ослабленные патологией структуры ближе к земле), это естественно причиняет боль. Как мне кажется, лучший способ расширить пятку и сделать копыта здоровыми — это развить структуры задней части копыта. Для этого на верховые нагрузки нужно надевать ботиночки с фильцами из пенорезины, сделать паддок с мелкозернистым гравием (размером с горошину) и никогда не понижать пятки настолько, чтобы лошади приходилось наступать с зацепа. Наступание с зацепа никогда не разовьет заднюю часть копыта и не расширит пятки, сначала должен быть создан комфорт и наступание должно сделаться естественным.

Когда внутренние структуры наконец разовьются, защитный механизм сжатия пяток больше не понадобится, и копыто «раскроется». Что было вначале — боль или сжатие? Если бы мы знали ответ на этот вопрос, не было бы столько споров о том, как это исправить. Что объединяет нас всех — так это то, что к счастью (и к несчастью, с точки зрения науки), никто из нас не присутствует при процессе сжатия пяток, так что мы можем только размышлять, изучать и строить предположения.

Существует много других способов заставить лошадь щупать после расчистки. Часто бывает так, что расчистка была безупречной, единственно — запоздала на 2 недели. Щупают ли лошади после моей расчистки? Да, иногда такое случается, но я всегда честно считаю, что допустил ошибку и стараюсь проанализировать почему так произошло, чтобы в следующий раз избежать этого. Если лошадь начинает щупать лишь оттого, что я расковал ее патологичные копыта, у меня для нее имеются наготове ботиночки с фильцами из пенорезины, которые на время заменять металлическую подкову, пока не вырастет копыто, способное выполнять свои функции. Я предоставляю их моим клиентам не «по желанию», это обязательное условие расчистки.

Похоже, что мы все сходимся на том, что копытный механизм важен для излечения копыт, для поглощения энергии и для здоровья лошади. То, на чем наши мнения расходятся — это каким способом достигать работы копытного механизма. Некоторые считают, что нужна идеальная форма копыта. Я бы сказал, что нужно правильное наступание, многократно повторяемое. Мы должны своей расчисткой подталкивать нездоровые копыта к тому, чтобы они развивались и отрастали, превращаясь в здоровые. Нам лишь нужно следить за тем, чтобы не подталкивать их слишком яро — любая расчистка, снижающая комфорт, также ухудшает копытный механизм из-за того, что затрудняет правильное движение.

Длина зацепа.

Мы все хотим, чтобы у наших лошадей были естественно короткие зацепы, как у диких лошадей. /Не в России, прим.перев./ Некоторые гонятся за определенными величинами длины зацепа, для чего истончают подошву под копытной костью. Мы должны понять, что большинство домашних лошадей живет с периферической нагрузкой на копыто и недостаточной поддержкой копытной кости со стороны здоровой стрелки и подошвы, а также получают высокоуглеводистый рацион, постоянно ослабляющий ламинарный слой. Это часто приводит к паталогично низкому положению копытной кости в копытной капсуле. Если расчистить такое копыто по натуральным стандартам, придется истончать подошву, что вызовет повышенную чувствительность, а может быть и образование синяков/абсцессов.

Я предпочитаю оставлять «подошвы диких лошадей» под копытной костью, не глядя на то, где эта подошва находится в копытной капсуле. Толстая подошва и правильное движение поднимает копытную кость обратно в естественное положение в копытной капсуле, и со временем зацеп укоротится. И наоборот — укорачивая зацеп снизу за счет истончения подошвы, мы ослабляем естественную поддержку, позволяя копытной кости опускаться в копытной капсуле. Укорачивание зацепа снизу в действительности заставляет копыто становиться еще выше!

Параллельное земле положение копытной кости.

Некоторые говорят, что у лошадей копытная кость должна быть параллельной земле, а другие считают, что в задней части она должна быть приподнята на 3-5 градусов.

И снова я нахожусь посередине. Судя по препарированным мной копытам диких лошадей и по здоровым копытам домашних лошадей, я видел, что копытная кость всегда слегка приподнята в задней части. Копытная кость образует основу для передней половины копыта, гибкие мякишные хрящи образуют основу для задней части. Копыто должно образовывать арку от передней части к задней, поэтому у стоящей лошади копытная кость слегка приподнята в задней части, задавая форму половине арки.

Лошади должны наступать с пятки. В момент максимальной нагрузки гибкая арка прогибается до плоского состояния, чтобы, получая максимальную нагрузку, копытная кость стала параллельной земле. Не правда ли простая логика?

Первые пионеры натуральной расчистки раскрыли для нас ошеломляющее количество тайн. Число вылеченных «неизлечимых» лошадей стало астрономическим, и «мейнстрим» наконец-то обратил на это внимание. Но сейчас еще не время расслабляться и почивать на лаврах нашей бесконечной мудрости. Мы просто открыли способ смотреть на проблемы совершенно с другой стороны. Я думаю, что пока наши знания все еще малы даже для того, чтобы задавать правильные вопросы. Нам известна только вершина айсберга. Давайте засучим рукава и продолжим учиться вместе!


Дикая лошадь с патологичными, лежащими на подошве заворотными стенками, нуждающимися в коррекции; или новый пример, который нужно принять, изучить и стараться имитировать?


This post is provided "as-is".
 
Len Дата: Среда, 14.12.2016, 10:40 | Сообщение # 25
Группа: Администраторы
Сообщений: 1009
Статус: Offline
Оригинал тут: http://www.hoofrehab.com/Draft.htm

Перевод Анны Мазиной. Взято с разрешения переводчика отсюда: http://naturalhorsemanship.ru/podhodi....shadyam

____________________

Подходит ли натуральная расчистка тяжелоупряжным лошадям?

У тяжеловозов очень трудно поддерживать плотное прикрепление стенок к копытной кости, и многие тренера и владельцы ошибочно считают, что такие /расклешенные, прим.перев./ стенки у них и должны быть. Вес тяжеловоза обычно больше, чем стенки могут выдержать, и даже самым аккуратным ковалям приходится серьезно побороться за то, чтобы удерживать стенки от расползания. Помимо этого, стоимость ковки тяжеловозов обычно столь высока, что владельцы стараются как можно дольше протянуть до следующей перековки, чтобы сэкономить. Это делает работу коваля по поддержанию здоровья копыт практически безрезультатной.

Я съел собаку на тяжеловозах. Изначально я научился их ковать, так как у меня была конно-туристическая база в гористой местности с жестким, каменистым грунтом. Из 27 моих лошадей 9 были першеронами и бельгийскими тяжеловозами. Я тратил «все, что могло бы быть прибылью» на ковку, так что решил начать учиться у местного коваля заниматься копытами самостоятельно. Самая первая лошадь, которую я подковал, была першероном с копытами 7 размера, весившая около тонны.

Позже я начал изучать натуральную расчистку и мгновенно нашел ответы на многие из мучивших меня вопросов относительно патологии копыт, их здоровья и проблем с выносом ног. В 2000 году я написал книгу «Как сделать, чтобы натуральная расчистка работала», а позже моя жена Айви сделала очень информативный сайт http://www.hoofrehab.com/, чтобы попробовать донести до всех важные вещи, которым мы научились со времени написания книги. Сейчас у нас свой бизнес по натуральной расчистке, специализирующийся на ламините и навикулите, мы путешествуем по всему свету с семинарами для ветеринаров, ковалей и коневладельцев.


Эта тяжелоупряжная лошадь вспахивает несколько огородов каждый год, обучает детей пахать плугом (на нашей местной ярмарке «фермерских дней»), используется как прогулочная лошадь и возит экипаж по дорогам. Ее копыта всегда готовы ко всему, что ни придумает ее хозяин. Снимки были сделаны до «поддерживающей» расчистки (раз в 6 недель) во время наиболее загруженного сезона.


Вы, возможно, удивитесь, но с завидным постоянством я убеждаюсь в том, что: 1) тяжеловозы переходят на ходьбу «босиком» легче, чем меньшие по размеру породы, и 2) получают от этого больше пользы. Почему?

Последние исследования Мичиганского Государственного Университета (Р. Боукер) подтверждают то, что многие вдумчивые коваля уже давно подозревали. Копытная стенка не была задумана природой для того, чтобы нести на себе весь вес лошади. Подошва, стрелка и заворотные стенки должны участвовать в распределении веса, причем основной удар при наступании на землю должен приходиться на стрелку. Вот почему у тяжеловозов так легко расклешается стенка — большинство ковалей пытается заставить стенку быть основной опорой, что противоречит природе. Ресклешения стенки, заломы и трещины легко срастают, когда стенку не заставляют нести на себе всю лошадь в одиночку.

Причина, по которой тяжеловозы легче переходят с ковки на расчистку, была выяснена в ходе других исследований команды Боукера в MSU. Когда рождается жеребенок, его копыта сформированы не полностью. Мякишные хрящи, являющиеся основой для эластичной задней части копыта, имеют толщину менее 2 мм и находятся только в боковых частях копытной капсулы. Километры и километры ходьбы, во время которой копытная капсула пружинит, перекручивается и расширяется, развивают мякишные хрящи, так что ко времени, когда лошадь наберет взрослый вес, они достигают толщины около 2,5 см, и над стрелкой формируется плотная хрящевая прослойка.

Пальцевый мякиш — это еще одна структура, находящаяся в пятке в промежутке между костями пальца и стрелкой. Это очень важный центр нервных окончаний в копыте, позволяющий лошадь чувствовать грунт. Когда жеребенок рождается, мякишные хрящи также развиты не полностью. Они представляют собой сгустки жира, защищающие нервные окончания в достаточной степени, чтобы выдерживать вес жеребенка. Многие километры массирования стрелки вызывают заполнение пальцевого мякиша волокнистой хрящевой тканью. К моменту когда взрослая лошадь наберет свой полный вес, пальцевый мякиш должен представлять собой плотную волокнистую хрящевую структуру, обеспечивающую достаточно защиты нервным окончаниям, чтобы выдерживать силу удара о землю под весом взрослой лошади.

В домашних условиях мы стараемся обеспечить нашим лошадям все, что только может им понадобиться. Им не приходится много передвигаться в поисках пищи. Мы также часто содержим наших лошадей на мягком грунте, ограничивающем развитие копыт. Мы часто относимся небрежно к копытам жеребят, позволяя стенкам перерастать и поднимать стрелку над землей. Это означает, что большинство наших лошадей достигает взрослого веса с «детскими» копытами, недостаточно развитыми изнутри, чтобы выполнять свои естественные функции. Многие из наших домашних лошадей достигают зрелости (и умирают от старости), имея пальцевые мякиши, состоящие в основном из жировой ткани, и мякишные хрящи толщиной 3 мм. Результатом является повышенная чувствительность, укороченный вынос ног и напряженность движений. Это ставит нас перед выбором одной из двух альтернатив. Мы можем закрыть это все металлическими подковами, лишая лошадь большей части ее способности гасить удар копыта о землю; либо же мы можем развить внутренние структуры внутри копыта. Это важно. Многие конники считают, что «разведением мы лишили лошадей копыт», хотя в действительности любое копыто можно сделать здоровым, если изменить условия содержания и ухода. Куда легче винить лошадь в плохом качестве копыт, однако правильнее будет винить самих себя.


Переднее левое копыто 800-килограммового тяжеловоза. Першерон, ежедневно работающий инструкторской лошадью на конно-туристической базе в гористой, каменистой местности.


Специальной селекцией мы создали тяжелоупряжные породы лошадей. Но нам не удалось «масштабировать» все пропорционально. В то время, как у легкой лошади переросшие стенки обычно могут приподнять подошву и стрелку над землей, они редко бывают пропорционально такими же крепкими у тяжеловозов. Вместо этого стенки расклешаются, заламываются и отваливаются кусками. Верите или нет, но в этом состоит большое преимущество тяжеловозов. Хотя на стрелках и подошвах в течение всей жизни, тяжеловозы редко имеют недостаточно развитые внутренние структуры копыт и повышенную чувствительность в задней части копыта. Благодаря этому мы практически всегда можем безболезненно расковывать их, начинать расчищать по-натуральному, и лошадь в течение всего переходного периода будет способна нести нагрузку. (Если нет, мы рекомендуем надевать для работы ботиночки до тех пор, пока внутренние структуры не разовьются. Я обычно использую Easyboot Epics, которые бывают до 8 размера.)

Практически никогда не нужно трогать подошву и стрелку. Что действительно нужно, так это регулярно подпиливать стенки, раз в 4-6 недель. Копытные и заворотные стенки нужно снимать по высоте до уровня на 1-2 мм выше подошвы, после чего на копытной стенке нужно сделать сильный перекат. В первые 2-3 расчистки обычно стоит спиливать расклешение в нижней трети стенки, чтобы угол соответствовал верхним двум третям. Следите за расклешениями между расчистками и расчищайте ДО того, как образуется новое расклешение. Таким образом удается добиться плотного прикрепления стенки к кости за один цикл роста рога.

Отделившиеся, расклешенные стенки не могут служить даже вспомогательной опорой для лошади. Если имеются большие расклешения, лошадь в любом случае ходит на подошве, так что не переживайте, что боретесь с расклешениями слишком агрессивно. Сильный перекат мустанга редко добавляет давления на подошву, если задуматься, зато дает вам возможность отрастить стенки, настолько хорошо прикрепленные к копытной кости, что они смогут участвовать в несении веса лошади. Как только вы срастите расклешения, заломы и трещины уйдут навсегда.

И что в итоге? Сцепление с грунтом, работоспособность и здоровье.


Першерон ростом 175 см зарабатывал себе на жизнь, возя по асфальту повозку 25 часов в неделю в небольшом туристическом городке в горах. Меня вызвали к нему, так как его копыта сильно заломались и растрескались. Быстрый рост, стимулируемый работой, сделал процесс отращивания хороших стенок быстрым и легким, и те, кто с ним работали, отметили бОльшее сцепление с грунтом и выносливость, чем они когда-либо видели у лошади. Мягкое «топ-топ-топ» его копыт оставляло его суставы и мышцы свежими к концу дня. Владелица проката повозок была этому так рада, что сделала мне сайт и вышла за меня замуж!


Если вы захотите попробовать это, пожалуйста, подойдите к этому здраво. Если ваша лошадь подкована и находится в работе, закажите ботинки и имейте их при себе до того, как снять подковы, чтобы можно было не снимать лошадь с работы на период развития внутренних структур и образования мозоли. Лучше всего, если ваш коваль знаком с натуральной расчисткой, так как расчистка под подкову очень мало похожа на расчистку для наилучшей работоспособности босиком. Нужно остерегаться ковалей, которые вырезают подошву из-под лошади. Пусть уж лучше ваша лошадь будет оставаться «заросшей», избегайте таких товарищей.

Спор сторонников ковки и натуральной расчистки доводит многих до кипения, хотя мне кажется, что он не стоит выеденного яйца. Если все сделано правильно, в «худшем случае» у вас будет более здоровое копыто, к которому вы точно так же прибьете подкову обратно. Каждый текст по ковке, который я читал, рекомендует расковывать лошадь на длительные периоды, давая «отдохнуть от подков» и подлечить копыта. Мы просто позволяем этому оздоровительному периоду растянуться на всю жизнь лошади и даем лошади ботинки на период, пока они нужны. В результате улучшается сцепление с грунтом и здоровье копыт. Гибкая система поглощения энергии обеспечивает безопасность и комфорт суставам, мышцам, связкам и сухожилиям во всем теле. Если вам когда-нибудь доводилось весь день работать на бетоне, вы уже много понимаете об этом. Именно поэтому на любой американской фабрике у любого станка рабочие стоят на резиновых ковриках. Именно поэтому у наших машин резиновые шины, а не стальные колеса. Давайте постараемся обеспечить то же самое и нашим любимым лошадям.


This post is provided "as-is".
 
Len Дата: Среда, 14.12.2016, 11:11 | Сообщение # 26
Группа: Администраторы
Сообщений: 1009
Статус: Offline
Оригинал тут: http://www.hoofrehab.com/WallCracks.html

Перевод Анны Мазиной. Взято с разрешения переводчика отсюда: http://naturalhorsemanship.ru/treshhinyi-kopyitnoy-stenki/

____________________

Трещины копытной стенки.

Большинство трещин образуется из-за того, что копытные стенки не прикреплены должным образом к копытной кости и мякишным хрящам. Стенки просто недостаточно крепки для того, чтобы выдерживать силу удара о землю без поддержки плотного ламинарного слоя. При грамотной расчистке лошадь моментально начнет отращивать хорошо прикрепленную к кости стенку. Вы увидите более плотный рог, отратсающий от венчика, который постепенно дойдет до нижнего края копыта. Прежняя расклешенная стенка, имевшая форму колокола, заменится прямой стенкой, не выгибающейся наружу у земли, и трещины срастут сами по себе по мере отрастания новой стенки лучшего качества.


Все, что нужно, чтобы избавиться от «90 с чем-то» процентов трещин — это постоянно поддерживать перекат мустангов, такой как эта дикая кобыла смогла сделать себе сама (фото справа).


Волшебный способ срастить большинство трещин — это просто делать перекат мустангов (в виде фаски или скругления) по внешнему периметру копытной стенки и дать им необходимое время, чтобы отрасти. Так что по вопросу реабилитации трещин нам фактически нужно обсудить исключения из этого правила, обстоятельства, которые могут значительно усложнить этот процесс.

Рацион.

В основе практически всех расклешений копытной стенки лежит рацион лошади. Иногда в результате этого на месте белой линии образуется глубокая, отвратительная яма. Однако в некоторых случаях эта «яма» заполнена ламинарным клином (кератиновыми клетками, скапливающимися между разделенными дермальным и эпидермальным ламинарными слоями), и на уровне земли белая линия может выглядеть вполне нормально. В любом случае, копытная стенка будет расклешена наружу в нижней части. Приложите к ней что-то прямое вертикально на разных ее участках по всему периметру, и если стенка где-то будет прилегать к прямой неплотно, можно быть уверенным, можно быть уверенным, что имеет место ее отделение от копытной кости и мякишных хрящей.

Другие признаки того, что рацион работает против вас — это ряды волн и/или красных полосок, последовательно выстраивающихся по копытной стенке. Любое воспаление или изменение может оставить на стенке волну или красную полосу, но обычно если вы видите продолжительную их серию, вы можете быть уверены, что лошадь подвергается постоянному пищевому стрессу. Тучные лошади, худые лошади, лошади с проблемами кожи или шерсти… Все это результаты неправильного кормления, которые практически всегда сопровождают проблемы с копытами. Никаких совпадений, рацион питает не только копыта, но и «кожу» (копытная стенка — это по сути кожа), и именно за счет кожи организм в первую очередь пытается спасти более важные для жизни органы в условиях пищевого стресса или болезни. На самом деле, копыта — это наше лучшее «окно» в здоровье лошадиного организма в целом, и наоборот — они первое, что заметно «отваливается» перед лицом проблем. Крайне важно, чтобы владельцы понимали это, потому что когда проблемы в рационе бьют по копытам, они также снижают энергию, ухудшают кондицию, работоспособность, способность восстанавливаться, эмоциональное состояние, иммунитет, плотность костей… все здоровье и самочувствие лошади.

Если рацион постоянно ослабляет ламинарный слой, вам никогда не удастся добиться плотно прикрепленных копытных стенок, а следовательно трещины будут упрямо возвращаться вновь. Обычно причиной является переизбыток углеводов, или точнее — когда лошадь не получает достаточно нагрузки, чтобы сжигать сахар, который поступает в ее организм с пищей. В зерне и кормах, которые мы даем нашим лошадям, обычно содержится более 60% сахара. Удобряемое пастбище может содержать более 30% сахара, как и хорошее сено (см. http://www.safergrass.org/ ). С точки зрения природы, мы не просто делаем так, что содержащиеся в неволе лошади меньше двигаются, но мы еще и закармливаем их углеводами. Организм увеличивает уровни выработки инсулина, чтобы справиться с этим излишком, и высокий уровень инсулина разрушает прикрепление половинок ламинарного слоя друг к другу. ([Asplin K.E., et al., Induction of Laminitis by Prolonged Hyperinsulinaemia… , The Veterinary Journal (2007) doi: 10.1016/ j.tvjl.2007.07.003] — на мой взгляд, это самая важная статья о ламините в этом веке!).

Помимо этого, нехватка минералов в рационе лошади или хуже — излишек определенных минералов может постоянно ослаблять ламинарный слой. В самых упорных случаях может быть необходимо сделать исследование крови и/или корма. Все может оказаться очень сложно или же совсем просто, в зависимости от ситуации. В трех случаях я сталкивался с пастбищами, на которых мне не удавалось отрастить ни одного здорового копыта у лошадей моих клиентов. В итоге я протестировал траву и понял, что эти лошади не получали ни меди, ни цинка. Оба этих элемента нужны для борьбы с воспалительными процессами и для кожи (опять же, читай «копыт»). Я выбрал готовую подкормку с высоким содержанием меди и цинка и мгновенно смог отрастить плотно прикрепленные стенки. Я не буду называть вам марку, так как в случае вашего пастбища она может оказаться совершенно неправильной, вам нужно провести собственное исследование!

Это простое решение сработало. Иногда все, что необходимо — это пастбищная маска или увеличение нагрузки. Но в некоторых случаях понадобится конский диетолог, который подскажет какие еще изменения в рационе нужно произвести. Делаю ли я это каждой лошади? Нет, но это первое, что я пробую, когда чувствую, что работаю «вхолостую» в попытке отрастить плотно прикрепленную стенку (или если я вижу знаки того, что это нужно сделать), и это оправдывает себя.


Письмена на стене (точнее на стенке)

Волны, углубления и красные полоски вдоль копытной стенки. Расклешение стенки или ее отклонение наружу. Причина для настоящей паники, если вы увидите такое у своей лошади. Также обратите внимание на большой залом на фото слева. Его верхняя часть параллельна линиям роста. Каждый раз, когда вы видите параллельную линиям роста трещину, это свидетельствует или о старом абсцессе, прорвавшемся по венчику, или об ударе венчика. В любом случае, трещина сросла сверху вниз, и со временем отломится, как сделала та, что на фото сверху.


Регулярность расчисток.

Когда стенки чрезмерно отрастают, они по природе расклешаются. Так действует важный защитный механизм. В противном случае лошадям бы приходилось бегать на «ходулях» с большим риском переломать ноги. В большинстве случаев приходит пора расчищать, когда стенки перерастают подошву на полсантиметра и/или ДО того, как пойдет дополнительное расклешение/отделение по белой линии. Если вы пытаетесь срастить расклешения и сопутствующие им трещины, это особенно важно. Когда стенка хорошо прикрепленная к кости и целая, она очень прочная, но если в ней присутствуют дефекты, она не прощает нерегулярного ухода. В самых запущенных случаях нужно расчищать чаще, чем раз в 4 недели, и если позволить стенке перерастать и отделяться между визитами коваля, прогресс в лучшем случае будет типа «3 шага вперед и 2 назад».

Периферическая нагрузка.

Природой не было задумано, чтобы копытная стенка одна несла на себе весь вес лошади. Ламинарный слой прочный, но при периферической нагрузке на копыто на него приходится вся сила наступания. Для такой работы он недостаточно крепок. Подошва, стрелка, заворотные стенки и копытная стенка — все они должны работать вместе, давая лошади опору.

Любой метод расчистки или ковки, предполагающий периферическую нагрузку, будет по своей сути препятствовать отращиванию хорошо прикрепленных стенок, а следовательно и избавлению от трещин. Это сильное утверждение, но оно справедливо.

На самом деле, я твердо убежден, что подошва должна быть основной «вертикальной опорой» лошади. Подошва лучше всего чувствует себя при регулярном прикладывании и снятии давления, но как и любая ткань не выносит постоянного, непрекращающегося давления, так что я не думаю, что это возможно обеспечить при каком-либо методе ковки. Фиксированное давление любой силы от чего-то, что может по-настоящему служить опорой, повреждает кориум подошвы. Вот почему я считаю, что даже если лошадь потом будет снова коваться, лучший способ срастить трещину — это расковать ее на время, необходимое для отрастания хорошо пикрепленных к копытной кости стенок.


Рацион + Расчистка + Устранение периферической нагрузки = более здоровая ситуация.


Наступание с зацепа.

Не важно как вы расчищаете, куете или подпиливаете стенки, вы никогда не сможете отрастить плотно прикрепленные к кости стенки или избавиться от трещин, если лошадь наступает с зацепа. Наступание с пятки должно быть основной целью любого способа ухода за копытами. Именно такое движение естественно для лошадей, так что достичь наступания с пятки можно просто не мешая ему.

С точки зрения расчистки это означает тщательное обдумывание расположения линии отрыва и высоты пяток. Прежде всего, следите за тем, чтобы не снимать пятки так сильно, что они станут чувствительными, а следовательно лошадь начнет компенсаторно наступать с зацепа. Говоря в целом, я снимаю пятки так низко, как могу, но чтобы при этом:

1) не вызвать повышенную чувствительность и наступание с зацепа,
2) не нарушать здоровую полутора-сантиметровую толщину мозолистой подошвы — НИКОГДА.
3) не понижать пятку больше, чем на 1,2 см за одну расчистку.

Очень легко сказать, но соблюдение этих принципов в реальной жизни требует аккуратности и опыта. Даже в этом случае иногда вам попадется лошадь, с которой вы не угадаете и вызовите чрезмерную чувствительность пяток. Просто тщательно оценивайте каждое свое действие и не повторяйте те же ошибки с этой лошадью в следующий раз. Посмотрите как лошадь двигается до и после расчистки, и что еще более важно — постарайтесь «прочитать» по копыту или подкове манеру стирания при ходьбе. Лошадь, двигающаяся правильно, сотрет копыто или подкову равномерно по всей окружности. Если копыто наступает с зацепа, зацепная область будет стерта сильнее. Почему это более точный способ оценки, чем наблюдение за двигающейся лошадью? Потому что по манере стирания вы можете увидеть весь мир лошади, а не только момент, когда вы проведете ее по выбранному вами грунту.

Зацепы также могут мешать наступанию с пятки. Если стенки отделены от копытной кости, между дермальным и эпидермальным ламинарными слоями обычно скапливаются кератиновые клетки (ламинарный клин). Снизу это может выглядеть как подошва, но рентген или просто более тщательное изучение выявят явное различие между подошвой и ламинарным клином. В этих случаях вы обычно увидите «оттиск» копытной кости на подошве, а все, что окажется снаружи этого оттиска — это ламинарный клин. Если только подошва не слишком тонкая (меньше 1 см) важно убрать нагрузку с ламинарного клина на уровне земли легким (15-20 градусов) рокером, начинающимся в полсантиметрах снаружи настоящей подошвы. Не снимайте подошву, только клин (подробнее в статье «Точка отрыва»).

Это важно для наступания с пятки из-за законов, по которым складывается траектория полета копыта над землей. Аналогично киданию мяча, если копыто поднимается с земли вертикально (как ему приходится делать, чтобы перешагнуть через вытянутый вперед зацеп), оно поднимется над землей выше, но пролетит не слишком далеко. Этот более короткий полет поневоле закончится приземлением на зацеп. Если вам удастся сместить линию отрыва назад, где она находилась бы, будь стенки хорошо прикреплены к копытной кости, копыто сможет оставаться на земле дольше, а значит и подниматься с земли под более пологим углом и пролетать дальше. В результате шаг получается более длинным, и если пятки не болезненны, лошадь будет наступать с пятки.

Если задняя часть копыта слишком чувствительна из-за того, что мякишные хрящи и пальцевые мякиши развиты не полностью, стрелка гниет и т.д., наденьте лошади ботиночки с фильцами из пенорезины. Если это позволит двигаться правильно, работайте лошадь в них чем больше, тем лучше. Для таких лошадей настоящим чудом будет паддок из мелкозернистого гравия в дополнение к ботиночкам.


Пресловутый «бугор» или «оттиск» копытной кости на подошве копыта. Рог внутри «бугра» (ближе к середине копыта) — это обычно подошва, а снаружи его — ламинарный клин. Если вы видите это у своей лошади, скажу мягко — паникуйте! Это знак того, что нужно пересматривать рацион и расчистку.


Грибковые осложнения.

Грибки обычно не цепляются на здоровые копыта, но только позвольте им угнездиться в трещине стенки — и они «проедят» себе дорогу наверх быстрее, чем рог отрастает вниз. Грибковые осложнения следует заподозрить всякий раз, как трещина упорно не хочет срастать. Когда я подозреваю, что дело в грибке, я рекомендую делать лошади ванночки с антигрибковыми средствами. Никакое местное средство не поможет совсем. Нужно делать именно ванночки, или ближайшие 10 лет вы так и будете наблюдать трещины. На мой взгляд, лучшие средства — это White Lightening и Clean Trax.

Также не могу не упомянуть, что я обычно использую концентрированный лизол, смешанный из расчета 1 часть средства на 6 частей воды. Он продается под разными названиями, я использовал его на тысяче лошадей и никогда не наблюдал и не слышал о негативных эффектах. По правде говоря, я думаю, что его эффективность заключается в низкой цене, т.е. люди применяют его продолжительное время, а не 1-2 раза, как более дорогие средства. Он создает мыльные разводы, убивающие грибок и бактерии, не повреждая живые ткани и не высушивая кожу или копыта. Элегантное в своей простоте решение, и оно работает. Обычно я предлагаю своим клиентам использовать специальные ботиночки для замачивания 3 раза в неделю по полчаса. /Также ванночку можно изготовить из 5-литровой канистры, прим.перев./ Я использую такой метод для трещин, заболевания белой линии и гниющих стрелок.

Кроме того, если вы видите у лошади много поверхностных трещин по всей стенке, вы можете быть уверены, что виноват грибок. Важно понимать это, потому что многие ошибочно принимают это за «сухие копыта» и мажут копыта маслом. Это запечатывает грибки в темной, влажной, анаэробной среде, т.е. только увеличивает их «конепожирательные» способности. Постоянные смены от влажной среды к сухой также благоприятны для бактерий, так что лучшее лечение — это сделать среду максимально сухой. Если я могу открыть поверхностные трещины, не слишком истончая стенки, я обычно так и делаю.

Здесь также важна диетическая составляющая. Если лошади чего-то не хватает, она сначала обеспечит этим жизненно важные органы, а коже достанутся остатки. Так что любая проблема с рационом сделает копытный рог слабее и более подверженным таким вещам.

Шрамы на венчике.

Иногда трещина поднимается так высоко, что расщепляет и повреждает венчик. Удар или серьезный порез также могут травмировать венчик. В любом случае, на месте повреждения образуется шрамовая ткань, которая навсегда сделает стенку, растущую в этом месте, более слабой, или даже образует в ней провал. Обычно это бывает просто косметическим «рубцом». Он абсолютно не болезненный, но может послужить входом для грибков, которые уже могут разъесть более значительную трещину и повредить участок большей площади.

Когда я вижу, что это происходит, я обычно рекомендую владельцам делать пожизненные противогрибковые ванночки раз в неделю, чтобы инфекция не возвращалась вновь.

Повреждения ламинарного слоя.

Очень похожая история может произойти и с ламинарным слоем. Старая трещина стенки может повредить ламинарный слой, доброкачественная опухоль может препятствовать росту, а деформация или приспособительные изменения в копытной кости могут образовать прогал в ламинарном слое. Естественная крена или выемка в центре копытной кости у некоторых лошадей выражена слишком сильно, как правильно у тяжелоупряжных пород. Это тоже может вызвать прогал в ламинарном слое. Если вы видите, что у лошади много трещин с мертвым центром в зацепной области, можете быть уверены, что это тот случай; посмотрите, нет ли на подошве знаменитого «валика», окаймляющего выемку спереди, такую же как на копытной кости.

В результате всех этих факторов, а также многих других, у некоторых лошадей не хватает 1-2 листочков — небольшая брешь в белой линии. Аналогично травме венчика это обычно не представляет опасности, лишь только может послужить еще одной точкой входа для грибков, которые распространяют повреждения на другие листочки и стенку. Опять же, в этих случаях я использую противогрибковые ванночки, которые помогут мне срастить трещины и отделение стенки, а затем оставляю ванночки по схеме «раз в неделю и навсегда», чтобы проблема не возвращалась. Это хороший выход, когда имеется постоянное «тонкое место».

Это все «оружие», которое мне необходимо, и у меня очень редко бывают проблемы с тем, чтобы срастить трещину стенки. Я надеюсь, что это поможет вашим лошадям.

6 месяцев расчистки сложного случая, где имело место практически все, описанное в этой статье.



На формирующей расчистке в октябре я увидел сильное расклешение / отделение стенки. Глубокая дыра предупреждает о грибковой инфекции и необходимости ванночек. Шрам на венчике остался с тех пор, когда трещина дошла до венчика. Вы можете видеть волнистые, отделившиеся стенки, а также присутствие ламинарного клина перед настоящей подошвой, что свидетельствует о проблемах в рационе.



Как и обычно с трещинами в середине зацепной стенки, вы увидите «валик» на подшве, отражающий глубокую крену, т.е. выемку в копытной кости. Это было точкой входа для инфекции и основной причиной, по которой эти трещины появлялись вновь и вновь в течение многих лет, несмотря на то, что разные коваля пытались с ними бороться. Очень вероятно, что если владелец прекратит еженедельные противогрибковые ванночки, глубокие, пораженные инфекицей дыры и сопутствующие им трещины вернутся (извиняюсь, я добавил эту фразу как персональное напоминание владельцу лошади ;-) ).

В результате к маю трещины практически исчезли. Шрам на венчике (и ослабленность этого участка) останутся навсегда, но благодаря должному уходу это не будет являться проблемой для лошади.


This post is provided "as-is".
 
Len Дата: Вторник, 03.01.2017, 15:13 | Сообщение # 27
Группа: Администраторы
Сообщений: 1009
Статус: Offline
Оригинал тут: http://www.hoofrehab.com/HoofCapsuleRotation.html

Перевод Анны Мазиной. Взято с разрешения переводчика отсюда: http://naturalhorsemanship.ru/kak-ras....apsulyi

____________________

Как распознать ротацию копытной капсулы.

Horseback Magazine—Pete Ramey #2 4-10-2013

Добрый день, Пит. Моя лошадь какое-то время назад перенесла ламинит, и мы держим ее на диете с низким содержанием сахара, но у нее все еще сохраняются проблемы с копытами. Зацеп выглядит слишком длинным, но его невозможно убрать короче (мы срезаем подошву насколько можем и укорачиваем зацепную стенку до белой линии). Пятки выглядят слишком высокими, но если спилить их, зацеп выглядит еще длиннее. Прикрепляю фотографию одного из его передних копыт, буду благодарна за совет.



Это очень распространенная (и серьезная) проблема. Рентген в боковой проекции даст более точное представление о том, что происходит с копытом, но я считаю, что здесь нужно понижать пятку и оставлять подошву в зацепе как есть. Посмотрите на копыто вашей лошади сбоку с уровня земли. Видите, что от венчика стенка растет под более крутым углом к земле, чем в нижней части копыта? Возможно, в верхней части стенка лучше прикреплена к копытной кости и растет параллельно ей, а в нижней части отходит от нее, копытная капсула повернута относительно кости (см. рис. 2). Как правило, когда люди чувствуют необходимость «поднять лошади пятки», они сталкиваются именно с такой ситуацией.



Когда копытная капсула расклешена или повернута относительно копытной кости, вершина (кончик) стрелки зрительно будет слишком далеко от зацепа, потому что стрелка растет из-под нижней части копытной кости. Белая линия может выглядеть нормальной, даже когда в копыте присутствует серьезная ротация. Это происходит потому, что волокна, заключенные между копытной костью и копытной стенкой (ламинарный клин) внешне очень похож на подошву. Рисунок Кейт Салливан из книги «Care and Rehabilitation of the Equine Foot», P. Ramey, Hoof Rehab Publishing, 2011.


На рисунке 3 пунктиром обозначено нормальное копыто, каким оно должно быть, когда стенка плотно прикреплена к копытной кости. Этот рисунок объясняет почему я не рекомендую срезать подошву в зацепной части и полностью оставлять пятки. Как видно на рисунке, пятки выше своей естественной высоты, а подошва в зацепной области слишком тонкая. В задней части копыта слишком много рога, в передней его слишком мало, а посередине есть область, где его как раз сколько нужно. Нужно расчищать так, чтобы не спиливать эту уже правильную область. Это означает, что когда вы понизите пятки, зацепная часть будет иметь вид рокера по отношению к пяткам.

Осторожно: если подошва настолько же тонкая, как на этих рисунках, нужно обратить особое внимание на то, чтобы не намять чувствительные части подошвы. Не позволяйте лошади ходить по жесткому грунту. Для таких случаев я рекомендую ботинки с фильцами из пенорезины, однако сгодится любая защита, вплоть до приклеенных пластырем или скотчем стелек.




Типичная ротация копытной капсулы. Пунктирная линия показывает положение нормальной копытной капсулы вокруг кости. Ели удастся вырастить это идеальное копыто, стрелка будет намного ближе к зацепу, подошва в зацепной области будет толще, пятки будут низкими, а угол зацепной стенки будет более крутым. Важно! Не нужно резать имеющееся копыто по пунктирной линии! Эту форму нужно держать в голове в качестве цели, она будет достигнута постепенно, по мере отрастания копыта. Рисунок Кейт Салливан из книги «Care and Rehabilitation of the Equine Foot», P. Ramey, Hoof Rehab Publishing, 2011.


Понижать пятки нужно очень осторожно и вдумчиво. Если сделать это слишком активно, можно перенапрячь сухожилия и мышцы, ответственные за сгибание, за долгое время приспособившиеся к торцовой форме копыта. Понижайте пятку не больше, чем на 6 мм в месяц, отслеживая аритмию или дискомфорт. Возможно, пятку стоит понижать еще медленнее, если лошадь стоит «на цыпочках» и наступает с зацепа на шагу. И наоборот, снимайте больше, если лошадь стоит на пятках (как при ламините). Это очень тонкий момент, которому невозможно научиться по статье — нужно, чтобы с лошадью работали компетентные профессионалы (ветеринар и коваль).



На рисунке представлено как будет выглядеть то же копыто через несколько месяцев по мере срастания ротации. Новая стенка на зацепе отрастет на половину своей длины, а пятки станут приближаться к своей нормальной высоте. Рисунок Кейт Салливан из книги «Care and Rehabilitation of the Equine Foot», P. Ramey, Hoof Rehab Publishing, 2011.


Глядя на фотографию копыта Вашей лошади я вижу еще одну типичную вещь. Если копытная капсула в целом выглядит слишком высокой, но при этом подошва тонкая, можно быть уверенным в том, что копытная кость опустилась по копыту вниз по сравнению со своим нормальным положением (или, точнее, венчик сместился слишком высоко). Если это и правда так, прежде всего нужно удостовериться, что вы оставляете достаточно подошвы по толщине, чтобы защитить внутренние структуры от удара о землю. Обычно эту ситуацию можно исправить, но только не когда подошва удаляется для того, чтобы копыто выглядело как нормальное.

Вы упомянули, что уже убрали сахара из рациона лошади, но я должен подчеркнуть, что это ключевой фактор. Возможно, это началось как проблема рациона, так что вполне может быть, что одной расчисткой здесь не помочь. Если улучшить и расчистку, и рацион, через 3-4 месяца копыто приобретет странный вид (см. рис. 4). Новая стенка будет от венчика расти под более крутым углом, чем старая часть стенки ближе к земле, как будто новый рост не соответствует всему остальному копыту. Это может вызвать тревогу, если вы не понимаете, что на самом деле происходит. Копыто будет выглядеть куда лучше, когда стенка отрастет полностью до земли.




Постепенно — если рацион и расчистка правильные — зацепная стенка отрастет до земли под более правильным углом, и подошва в зацепной области сможет набрать свою полную толщину. При том, что пятки будут ниже, чем были, зацепная стенка будет круче. В целом, копыто будет более компактным, более удобным и полезным для лошади. Рисунок Кейт Салливан из книги «Care and Rehabilitation of the Equine Foot», P. Ramey, Hoof Rehab Publishing, 2011.


This post is provided "as-is".
 
Len Дата: Вторник, 10.01.2017, 13:03 | Сообщение # 28
Группа: Администраторы
Сообщений: 1009
Статус: Offline
Оригинал тут: http://www.hoofrehab.com/HorseWon%27tHoldShoe.html

Перевод Анны Мазиной. Взято с разрешения переводчика отсюда: http://naturalhorsemanship.ru/kopyito....-stenki

____________________

Постоянно теряет подковы — ломкие, рассыпающиеся стенки.

Horseback Magazine—Pete Ramey #1 3-10-2013

У моей лошади стенки копыт очень ломкие, с множественными заломами, а иногда будто бы отслаиваются тонкими слоями. Мы пробовали прибивать подковы с отворотами, использовать эпоксидную смолу и приклеивающиеся подковы, но подкова отваливается самое большое через месяц. Мой коваль предложил на какое-то время расковать ее, но без подков она хромает. Можно ли как-то помочь в этой ситуации? Может быть, это врожденный дефект копыт, с которым ничего не поделаешь?

Да, так бывает, что некоторые лошади рождаются с копытами, которые не могут выполнять свою функцию. Однако это случается так редко, что за всю свою карьеру я видел таких от силы полдюжины (среди тысяч лошадей в 8 странах и бОльшую часть США). Куда более распространена ситуация, когда у копыт лошади просто не было возможности развиться до своего индивидуального генетического потенциала. Легко обвинять лошадь в том, что у нее плохие копыта, но куда более правильно обвинять в этом самих себя — и более продуктивно. Столкнувшись с копытными проблемами (или для того, чтобы их предотвратить), обратите внимание на все факторы, которые могут влиять на качество копытного рога и функциональность копыт. Попробуйте оптимизировать каждый из факторов, и практически всегда вам удастся улучшить состояние копыт и их работоспособность. Вот основные из них:

Питание.

Несмотря на то, что вопрос рациона лошади сложен, большинство копытных проблем и слабости структур связаны или с дефицитом минералов, или с переизбытком сахаров. Внимание к этим двум моментам может принести много пользы. Качество рога стенки, подошвы и стрелки обычно можно улучшить, урезая количество сахара в рационе лошади. Например, часть времени на пастбище можно заменить выгулом в леваде с сеном, часть зерна можно заменить на более богатую клетчаткой пищу, а сладкие лакомства (включая яблоки и морковь) нужно исключить полностью. Также важно понимать, что для удовлетворения суточной потребности лошади в минералах недостаточно просто бросить на пастбище минеральный брикет. Куда полезнее давать с кормом концентрированные минеральные подкормки.

Более продвинутый вариант — найдите специалиста по рациону лошадей, который разработает правильную диету, проанализировав ваше сено и траву на вашем пастбище, или научитесь делать это самостоятельно, прочитав главы о питании в моей книге «Care and Rehabilitation of the Equine Foot». В каждой местности трава и сено разные. Там, где живу я, анализы показали, что трава почти не содержит меди и цинка. Так что для живущих в моей местности лошадей я рекомендую подкормки с полной суточной нормой этих элементов (согласно нормам NRC — Национального научно-исследовательского совета США), и изменения, которые происходят в копытах, просто потрясают! Почва, а следовательно и питательные вещества в траве, отличаются в зависимости от района. Нужно проанализировать корма, чтобы сбалансировать рацион вашей лошади, потому что переизбыток или дисбаланс веществ также могут создавать проблемы. Это не только поможет копытам; те же питательные вещества, которые требуются для оптимального роста копыт, ответственны и за общее здоровье, работоспособность, иммунитет и восстанавливаемость — за практически все аспекты жизни лошадей.

Условия содержания.

Многие владельцы лошадей знают, что моча и навоз могут оказывать разрушительное воздействие на копытную стенку, подошву и стрелку; регулярная уборка денника и левады крайне необходима. Точно так же важен и грунт, на котором лошадь находится. У лошадей, живущих на мягком грунте, и копыта будут мягкими. Это естественный приспособительный механизм, который помогает поддерживать работоспособность копыт у лошадей в дикой среде, но играет против нас, если мы хотим, чтобы наши лошади хорошо себя чувствовали на жестком грунте, да еще и с нашим весом сверху. Осушение сырых участков, добавление мелкозернистого гравия в места высокой проходимости и отгораживание болотистых участков от мест выгула очень поможет копытам. /Многие переживают, что мелкозернистый гравий забьется в белую линию, и стенка будет постоянно отслаиваться. Если не давать стенке перерастать и расклешаться, белая линия будет плотной, и гравий в нее не забьется. Крупнозернистый гравий в теплое время года тоже может служить для укрепления копыт, а вот если дожди сменяются заморозками, и не ушедшая в грунт вода замерзает вместе с камнями, то это является причиной наминов на стрелке и подошве, иногда очень серьезных. Прим. перев./


Трескающиеся и расклешенные копытные стенки затрудняют подковывание, снижают работоспособность и постоянно создают опасность более серьезных проблем. Обычно эту ситуацию удается улучшить с помощью изменения рациона, расчистки и условий содержания. Фото Пита Рэми.


Здоровье стрелки.

Большинство владельцев признает, что раскрытая, здоровая стрелка — это хорошо, и является признаком здорового копыта. Намного меньше владельцев понимает, что напротив нездоровая стрелка может сама по себе являться причиной нездоровья всех остальных частей копыта или даже их полного разрушения. Если вы когда-нибудь видели лошадь с глубоко прогнившей центральной бороздкой, вспомните, насколько аккуратным нужно быть, крючкуя это место. Лошадь будет дергаться в ответ на легчайшее нажатие копытным крючком и может отреагировать очень сильно, если вы попробуете запихать крючок вглубь пораженной области. Теперь представьте себе насколько болезненно наступать таким копытом с пятки. В таких случаях лошади обычно компенсируют, укорачивая шаг и ставя копыто с зацепа, что создает стресс на ламинарном слое (прикрепляющем копытную стенку к кости) и приводит к расклешению стенки и истончению подошвы в зацепной области. По моему опыту, большинство лошадей, часто теряющих подковы, наступают с зацепа — это серьезная проблема.

Чтобы вылечить или предотвратить гниение стрелки, следуйте рекомендациям относительно изменения рациона и условий содержания, данным выше. Также важно тщательно лечить пораженные области — не переставайте обрабатывать, пока не увидите все части стрелки, т.е. пока стрелка не будет хорошо раскрыта, без уходящей вглубь срединной бороздки, и пока не исчезнет повышенная чувствительность. Самое важное — нужно заставить стрелку и лежащие под ней структуры работать. Чрезмерное снятие нагрузки ведет к дальнейшему ослаблению и еще большей чувствительности. Работа под верхом в ботиночках со стельками обычно помогает укрепить область стрелки и позволяет лошади перестать наступать с зацепа.


Одно и то же копыто с разницей снимков 1 год. Когда центральная бороздка стрелки глубоко поражена инфекцией, лошади больно наступать на заднюю часть копыта. Это может являться причиной потери подков, чрезмерного стирания зацепной области и создавать условия для травм в копыте и в нижней части ног. Тщательная обработка стрелок владельцем устранила эту проблему, что создало более здоровую ситуацию для лошади. Фото Пита Рэми.


Копытные ботинки.

Многие коваля согласятся, что расковка на некоторое время (и регулярная расчистка в этот период) значительно улучшает качество и функциональность копыт, но тем не менее, этого часто не делают, потому что это идет вразрез с желанием владельца ездить верхом. Копытные ботинки — отличный вариант для того, чтобы лошадь могла получать пользу от выгула босиком, в то же время не вынуждая прекращать верховую нагрузку. Кроме того, езда в ботинках с фильцами отлично развивает стрелку и внутренние структуры под ней — чем больше вы ездите, тем лучше становится копыто. За последние годы индустрия ботинок шагнула далеко вперед. Я нагреваю и подгоняю под копыто новые Easyboot Glove, такие же легкие и почти такие же компактные, как обычная подкова, и без застежек, которые бы мешали движению.

Микроскопические враги.

Грибки и бактерии постоянно пируют на копытах наших лошадей, что способствует появлению больших и небольших трещин копытной стенки, отделению белой линии, чувствительности и слабости стрелки, а также инфицированию венчика, подошвы и заворотных стенок. Изменение рациона и условий содержания, описанные выше, помогают удалить некоторые из этих микробов и укрепить копыта, повышая их сопротивляемость. Противогрибковые / антибактериальные ванночки хорошо помогают, особенно если трещины уже настолько глубоки, что вы не можете видеть их дно. Многие коммерческие и домашние средства помогают, но вот, что надо учитывать:

1) они должны убивать и бактерии, и грибки;
2) они не должны повреждать живые ткани (я полушутя советую клиентам выбирать такие средства, которые они могли бы нанести себе на самые нежные участки тела, в противном случае средство не подойдет и лошади с глубокой инфекцией в стрелке);
3) они не маслянистые и не жирные, т.к. такие средства могут запечатать грибки в анаэробной среде, способствуя еще большему разрушению.

Регулярная расчистка.

Регулярная расчистка раз в 6 недель или чаще очень важна для качества всего копыта. Когда копыто перерастает, ламинарный слой разъединяется, и стенки начинают расслаиваться и раскрашиваться, ослабевают изнутри наружу. Я считаю, что это еще один адаптационный механизм, позволяющий копыту саморасчищаться в дикой среде — лишняя, переросшая стенка заламывается. И наоборот: если копытная стенка постоянно поддерживается на нужной длине, она становится крепче, толще и плотнее изнутри наружу. Если коваль весь год регулярно расчищает копыта, они будут куда лучше, чем если вы будете вызывать коваля только когда копыта выглядят отросшими. Помните, что рог, выросший в течение несоревновательного сезона — это то копыто, на котором вы будете на будущий год выступать, когда этот рог через полгода срастет вниз.

Все зависит от вас.

Самое важное, что нужно понять — это что копыта можно выращивать как растение. Невозможно удержать копыта от постоянного изменения, но на что можно влиять — это на то, будет это изменение в лучшую или в худшую сторону. Да, каждая лошадь имеет свой индивидуальный генетический потенциал, но очень малому количеству лошадей выпадает шанс вырастить лучшее копыто из возможного для них. Повезло ли вашей лошади с копытами или нет, всегда есть возможность сделать немного лучше. Стоит не пожалеть денег, времени и усилий, чтобы помочь лошади вырастить самое лучшее копыто, какое получится, потому что в этом случае лошадь будет не просто лучше двигаться, а будет еще и меньше предрасположена к травмам или подвержена заболеваниям копыт, несовместимым с верховой нагрузкой — в конечном итоге, вы потратите меньше на ветеринара и ортопедическую ковку. Профилактика дешевле, чем лечение и лучше для лошади.


This post is provided "as-is".
 
Форум » Форум » Копытные вопросы » Статьи Пита Рэми (Pete Ramey)
Страница 2 из 2«12
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017 Используются технологии uCoz