Ересь конная
"Ибо надлежит быть и разномыслиям между вами, дабы открылись между вами искусные" (1Кор.11:19)
Среда, 22.11.2017, 06:31
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Форум » Копытные вопросы » Ламинит у лошадей. (by Dr. Chris Pollitt)
Ламинит у лошадей.
Len Дата: Вторник, 16.11.2010, 17:56 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 1022
Статус: Offline
Оригинал: http://www.laminitisresearch.org/chrispollitt_whatislaminitis.htm https://rirdc.infoservices.com.au/items/08-062

Перевод выложен с разрешения автора, профессора Криса Поллита.

Замечания по переводу приветствуются.
При распространении этого перевода на других сайтах достаточно указать его автора (Елена Дударенок) и ссылку на эту страничку.

_____________________________________________________________________________________________

Ламинит у лошадей.



Часть 1. Что такое ламинит?
Узнай больше о ламините


Введение.
У нормальной лошади или пони дистальная фаланга (копытная кость) соединяется с внутренней частью копыта жестким, но гибким подвешивающим аппаратом. Поверхность внутренней стенки копыта свернута в листообразные чешуйки (тонкие пластинки), чтобы увеличить площадь поверхности этого подвешивающего аппарата.
У лошади случается ламинит, когда эти чешуйки внезапно выходят из строя. Без должного крепления дистальной фаланги к внутренней части копыта вес лошади и силы при движении перемещают кость вниз в копытную капсулу. Важные артерии и вены сдвигаются и рвутся, повреждается кориум венчика и подошвы. Появляется неослабевающая боль в ногах и характерная хромота (рисунок 1.1)


Рисунок 1.1. Походка лошади с серьезным ламинитом. Когда у лошади развивается ламинит, передние ноги обычно страдают больше. Для лошади становится чрезвычайно болезненно принимать вес на зацепы передних ног, но если ее заставить идти (3 степень хромоты по Обелю), она поставит свои задние ноги сильно под себя перед тем, как сделать шаг передними. Следующий шаг передней ноги, таким образом, очень сокращен. Большие, тяжелые лошади часто сильнее страдают от ламинита, чем маленькие пони.

Проблема ламинита.
Ламинит - самая серьезная болезнь копыт лошадей, и вызывает патологические изменения в анатомии, которые приводят к длительным, наносящим вред функциональным изменениям (хронический ламинит или фаундер). Это - второй по величине убийца лошадей после колик. В США по отчету Национальной Системы мониторинга здоровья животных (NAHMS) 2000 года у 13 % всех конных организаций (исключая ипподромы) была лошадь с ламинитом в предыдущем году, и 4.7 % из них умерли или были усыплены.
У ламинита есть фаза развития, которую запускает разрыв ламины.
Это предшествует появлению боли в копытах, пораженных ламинитом. Период развития длится 40-48 часов в случае ламинита, вызванного чрезмерным поеданием растворимых неструктурированных углеводов, таких, как крахмал или фруктан. Иногда фазу развития невозможно распознать; лошадь или пони обнаруживаются в острой фазе ламинита без очевидного предшествующего ослабления здоровья или провоцирующей проблемы, происходящей заранее. Это относится к травяному фаундеру (ламинит как следствие поедания сочной травы).
Много владельцев лошадей и тех, кто заботится о лошадях никогда за всю жизнь не сталкивлись с ламинитными лошадьми. Однако, когда это вдруг случается, ламинит может быть душераздирающим. Боль и страдание не прекращаются, и иногда эвтаназия - единственный ответственный выбор для владельца, несмотря на стоическую способность многих лошадей продолжать жить, будучи инвалидами. Формулировка эффективного плана действий для лошади с ламинитом является одной из наиболее трудных задач, с которыми может столкнуться владелец лошади. После консультаций с ветеринарным врачом и ковалем владелец должен будет решить, дадут ли результат вложения денег, времени и энергии. После месяцев лечения и трат, возможно, тысяч долларов, данная лошадь может все еще сильно страдать.
Клинические признаки, степень и серьезность патологии ламины и ответ на терапию варьируются непредсказуемо между разными лошадьми, и становится сложно сформулировать целесообразную стратегию лечения с точным прогнозом. Серьезное повреждение внутренней анатомии копыта может произойти в течение нескольких часов, и серьезность и степень этого начального повреждения - единственный наиболее важный фактор, влияющий на конечный результат.

Исследование ламинита.
Научное понимание ламинита является неполным, и владелец лошади часто становится преданным симптоматическому лечению хронического заболевания, которое непреклонно усугубляется. Эта нехватка понимания сложного процесса мешает одинаково и владельцу лошади, и ветеринару, и мало пригодна для лошади. За прошлые шесть лет RIRDC программа лошади сделала приоритными понимание ламинита и поиск лучших стратегий лечения. Этот отчет - результат шести лет непрерывного финансирования RIRDC австралийской организации по исследованию ламинита лошадей (AELRU), находящейся в Школе Ветеринарной Науки в университете Квинсленда. Он описывает ламинит самым новейшим образом, хотя в нашем знании все еще есть большие пробелы. Чтобы понять, какие проблемы с органом, важно сначала узнать о его обычных структуре и функции. Таким образом, первая часть этой публикации детализирует то, что уже известно об анатомии ламины, и представляет результаты исследования, выполненного в AELRU, по структуре и функции нормального копыта лошади. Это сопровождается описанием механизма развития ламинита, который был объяснен нашими заключениями. Наконец, представлен обзор мер первой помощи лошади при появлении ламинита, и пути и средства реабилитации.
Надежда состоит в том, что лучшее понимание ламинита приведет к более комплексному подходу и разумному лечению, как со стороны владельцев, так и со стороны ветеринаров и ковалей.

Ключевые пункты:
• Ламинит происходит вследствие разрыва соединения дистальной фаланги с ламиной внутри копыта.
• Болезнь вызывает патологические изменения в анатомии копыта, которые, в свою очередь, вызывают боль и характерную хромоту.
• Для лечения ламинита требуется вмешательство специалиста, но ответ на терапию может быть непредсказуемым.
• Исследование, которое готовит почву для лучшего понимания ламинита, может привести к более успешному лечению лошадей, страдающих от болезни.


This post is provided "as-is".
 
Len Дата: Вторник, 23.11.2010, 12:00 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 1022
Статус: Offline
Часть 2. Копыто лошади.

Введение.
Копыто лошади - без сомнения, чудо биоинженерии. Домашние лошади - несмотря на то, что являются относительно большими животными - могут, однако, двигаться с большой скоростью и маневренностью. Они контактируют с землей посредством копыта, которое обрамляет кость единственного пальца на конце каждой из четырех конечностей. Это очень отличается от людей, которые ходят на костях скакательного сустава (голеностопный сустав человека - анатомический эквивалент скакательного сустава лошади). Терминальную кость пальца лошади называют дистальной фалангой, и она заключена в крепкую роговую капсулу, эквивалент нашего ногтя. Если говорить более точно, лошадь контактирует с землей, стоя только на кончиках четырех видоизмененных пальцев. Эта особенность делает лошадь (и других представителей семейства лошадиных) уникальной в животном мире. Жесткая копытная капсула защищает более мягкие, более чувствительные внутренние структуры (рисунок 2.1) и позволяет лошади скакать по сухому, скалистому грунту (точно так же, как это можем делать мы, если наши ноги защищены ботинками).


Рисунок 2.1. Копыто лошади. Три кости пальца в проекции под углом к дорсальной поверхности. Проксимальная фаланга (путовая кость) имеет два сустава. Выше она соединена с третьей пястной костью (берцовая кость) и спаренными проксимальными сесамовидными костями, формируя высокоподвижный путовый сустав, а ниже - соединена со средней фалангой (венечная кость), формируя низкоподвижный проксимальный межфаланговый сустав (путовый сустав). Средняя фаланга соединена ниже с дистальной фалангой (копытная кость) и дистальной сесамовидной костью (челночная кость), формируя дистальный межфаланговый, или копытный, сустав. Выступающий разгибательный отросток в форме пирамиды находится там, где важное сухожилие разгибателя крепится к дистальной фаланге. Хрящи дистальной фаланги (копытные хрящи) берут начало на латеральных и медиальных краях кости и прощупываются выше венчика. Пунктир через B = плоскость поперечного разреза, пунктир через А = плоскость продольного (саггитального) разреза, TMB = третья пястная кость, PS = проксимальные сесамовидные кости, PP = проксимальная фаланга, MP = средняя фаланга. DP = дистальная фаланга, EP = разгибательный отросток. C = хрящ дистальной фаланги.

Наличие единственного пальца, помещенного в жесткое копыто на конце относительно легких конечностей, несомненно, даровало лошади скорость и подвижность. Однако способность эта стоит дорого. Если связь между ламиной копыта и дистальной фалангой разрушается, то результатами оказываются неподвижность и деформация. Среди диких представителей семейства лошадиных должно существовать сильнейшее давление отбора по признаку ламинита, поскольку животное с ламинитом быстро привлекло бы внимание хищников. Фактически, можно утверждать, что ламинит - болезнь, появившаяся в результате союза лошадей и людей; как это обычно бывает, искусственная окружающая среда, в которой содержатся лошади, приводит к развитию болезни. Лошадиные обычно мобильны и атлетичны, но когда у них развивается ламинит, и они становятся хромыми, мы запоздало понимаем, как они зависимы от неповрежденного, функционального, свободного от боли копытного ламинарного механизма, подвешивающего дистальную фалангу.

Строение копыта и его функция.
Чтобы понять проблематику ламинита, необходимы некоторые знания о строении и функции копыта нормальной лошади. Эта и следующая глава описывают результаты исследования, проводимого в AELRU по строению/функции нормального копыта. Рисунки 2.2 и 2.3 изображают диаграммы саггитального и поперечного разрезов копыта лошади. Читатель должен изучить эти диаграммы перед тем, как читать дальше, потому что они показывают большинство важных анатомических структур и содержат термины, которые будут постоянно использоваться в этой публикации.


Рисунок 2.2. Диаграмма саггитального разреза копыта лошади. Эта диаграмма должна быть хорошо изучена. На ней показано большинство важных анатомических структур, и она содержит термины, которые будут использоваться в этой публикации. Дизайн: К. Поллит. Художник: Дж. Макдугал.


Рисунок 2.3. Диаграмма анатомии копытной стенки. Трубчатый и межтрубчатый рог сформирован в верхней части копыта постоянным разрастанием эпидермальных базальных клеток. Внутренняя поверхность копытной стенки имеет большую площадь за счет наличия 550-600 эпидермальных пластинок. Дермальные пластинки переплетаются с эпидермальными пластинками и твердо соединяются друг с другом. Крепкая соединительная ткань дермальных пластинок крепится к надкостнице дистальной фаланги и таким образом подвешивает дистальную фалангу внутри копытной стенки. Дизайн: Крис Поллит. Художник: Джон Макдугал.

Рост копыта.
Копытная стенка растет в течение жизни лошади. Непрерывная регенерация копытной стенки происходит в венчике, где зародышевые клетки копыта (эпидермальные нижние клетки) производят популяцию дочерних клеток (кератиноциты, или клетки, синтезирующих кератин), которые назревают и ороговевают, непрерывно добавляясь к вершине копытной стенки (проксимальной части копытной стенки) и с пошагово увеличивая длину копытной стенки. Тот же самый процесс происходит с подошвой и стрелкой примерно стакой же скоростью.
Чтобы изучить рост копытной стенки, мы развивали усовершенствованный метод обнаружения разрастания клеток, используя аналог тимидина (5-бром-2-дезоксиуридин, или БДУ), который включается в ДНК в процессе репликации клеток. Эта техника позволяет нам показывать точное местоположение базальных клеток, подвергающихся митозу в проксимальной стенке копыта, ламине и подошве. БДУ, введенный внутривенно живым лошадям, вошел во все клетки, подвергавшиеся митозу (делению) во время шестичасового периода исследования. Гистологические срезы (биопсии) ткани копыта, окрашенные иммуногистохимически, используя моноклональные антитела против БДУ, показали высокий уровень митоза базальных клеток в зоне венчика, производящей трубчатый рог, (рисунок 2.4) в проксимальной зоне ламины, в зоне белой линии и трубчатого рога подошвы.
Не было никаких доказательств быстрого разрастания базальных клеток в оставшейся части ламины. Таким образом, мы можем сказать с уверенностью, что зоны роста ограничены верхними (проксимальными) (рисунок 2.5) и нижними (дистальными) областями копытной стенки, а также подошвой (рисунок 2.6). Любое повреждение этих областей сильно повлияет на будущее здоровье копыта.
По нашим оценкам, каждая нижняя клетка (или кератиноцит) венчика делится каждые 8 часов, каждый день жизни лошади, производя дочерние клетки, которые зреют и ороговевают. Они мигрируют - предположительно, в течение 8 месяцев - в направлении поверхности земли.


Рисунок 2.4. Разрастание базальных клеток в венчике. Продольный разрез проксимальной копытной стенки (венчика) окрашен с использованием имунной метки БДУ, который был введен внутривенно нормальной лошади за 60 минут до этого. Положительные ( окрашенные коричневым) клетки – это базальные клетки, которые инкорпорировали (включили в себя) БДУ, когда они подверглись митозу в течение предыдущих 60 минут. И трубчатый, и межтрубчатый рог показывают высокий процент митоза базальных клеток. В течение 60 минут 12 % всех базальных клеток венчика разрастаются, и, следовательно, мы предполагаем, что темп разрастания базальной клетки - одна каждые 8 часов. CP = сосочки венчика. THW = трубчатая копытная стенка. Шкала = 100 мкм.


Рисунок 2.5. Зоны роста проксимальной области копытной стенки (выделены красным). Базальные клетки трубчатой копытной стенки и периопль разрастаются без остановок в течение всей жизни лошади. Проксимальные пластинки также разрастаются со скоростью, близкой к скорости разрастания, присущей копытной стенке, но в области ламины эта скорость снижается вплоть до нуля. CC = кориум венчика. DP = дистальная фаланга. P = периопль. PHW = проксимальная копытная стенка. PL = проксимальные пластинки. THW = трубчатая копытная стенка. L = пластинки (ламина).


Рисунок 2.6. Зоны роста (выделены красным) дистальной области копытной стенки, белой линии и подошвы. Базальные клетки трубчатой дистальной копытной стенки, зоны белой линии и подошвы также разрастаются без остановок в течение жизни лошади. Близкая к нулю скорость разрастания эпидермальных пластинок резко увеличивается в области подошвы. DP = дистальная фаланга пальца. PEL = основная эпидермальная пластинка. PDL = основная дермальная пластинка. THW = трубчатая копытная стенка. TP = терминальные сосочки. S = подошва. SP = сосочки подошвы.

Трубочки копытной стенки.
Созревая, кератиноциты организуются в тонкие, удлиненные цилиндры, или трубочки. В поперечном сечении кератиноциты отдельных трубочек копытной стенки расположены вокруг центральной полой сердцевины в непигментированных концентрических слоях (рисунок 2.7). Каждая волосообразная трубочка непрерывна от ее начала в венчике на всем протяжении до поверхности земли (протяженностью 5-15 см в зависимости от породы лошади). Кератиноциты между трубочками копытной стенки формируются в межтрубчатый рог; таким образом формируется ороговевшая клеточная матрица, в которую включены трубочки.


Рисунок 2.7. Поперечный разрез пигментированной копытной стенки (без пятен). Межтрубчатый рог (ITH) сильно пигментирован и является самым сильным компонентом копытной стенки. Напротив, у непигментированных трубочек копытной стенки есть полость, центральная сердцевина (M), вокруг которой упорядочены концентрические слои зрелых керотиноцитов (увеличение – 200 раз).

Межтрубчатый рог формируется под прямым углом к трубчатому рогу и дает копытной стенке уникальные свойства механически устойчивого, многоподвижного, армированного фиброволокнами композитного материала. Интересно, что копытная стенка более жестка и крепка в направлении под прямым углом к положению трубочек; это открытие противоречит традиционному предположению, что сила реакции опоры передается проксимально вверх по копытной стенке, параллельно трубочкам. Копытная стенка кажется укрепленной трубочками, однако большую часть ее механической прочности, жесткости и сопротивления развитию трещин составляет межтрубчатый материал. Вероятность ломания трубочек в 3 раза больше, чем межтрубчатого рога. Мы предполагаем, что срединный слой анатомически сложен так, что передает силу во всех направлениях. В отличие от кости, которая является живой тканью и реконструируется, становясь сильнее по линии нагрузки, стредний слой - неживая ткань, но сконструированная анатомически таким образом, чтобы сопротивляться нагрузке в каждом направлении и никогда не нуждаться в реконструкции. Во время обычного движения средний слой испытывает только одну десятую от силы сжатия, требуемой для нарушения структуры.
Дочерние базальные клетки - независимо от того, станут ли они трубчатым либо межтрубчатым рогом - не ороговевают немедленно. Когда расстояние между базальными клетками и их дочерними клетками увеличивается (каждое поколение проталкивается дальше от слоя базальных клеток с производством последующих поколений), внутриклеточный скелет вызревающих клеток становится более плотным (посредством производства большего количества промежуточного филамента, состоящего из различных молекул кератина).
Таким образом, путем увеличения числа десмосом формируются более сильные зоны крепления между клеточными мембранами прилегающих кератиноцитов. Десмосомы - точки межклеточного контакта, которые функционируют как точечная сварка между смежными клетками (рисунок 2.8). Внутри клетки промежуточный филамент кератина также крепится к десмосомам, формируя трехмерный внутренний скелет клетки (цитоскелет). Таким образом, кератиноциты трансформируются, становясь более крепкими и более стойкими к нагрузкам и деформациям. Заключительный этап созревания кератиноцитов внезапен: ядро клетки ломается и исчезает, и клетка становится очевидно мертвой.


Рисунок 2.8. Трансмиссионная электронная микрография десмосом базальных клеток ламины. Десмосомы (D) формируют плотное соединение между смежными базальными клетками и парабазальными клетками (кератиноцитами) наподобие точечной сварки. Промежуточный филамент, сделанные из молекул кератина, формирует внутренний скелет, или цитоскелет (Cy) клетки и прилегает к внутреннему густо окрашенному пятну слипания. Трансмиссионная электронная микрография x 15 000.

Гранулярный, густо окрашенный материал (гранулы мембранного покрытия) мигрирует через цитоплазму, чтобы осесть за пределами клетки в качестве межклеточного цементирующего вещества. На этой поздней стадии созревания кератиноцита клетка теряет свое ядро (становится безъядерной), и цитоплазма плотно упаковывается с крепкими нитями кератина, которые соединены друг с другом и с десмосомами. Таким образом, клеточная мембрана каждой клетки становится крепко сцементированной со своим соседом. Наконец, нити кератина встраиваются в плотную, бесструктурную матрицу, богатую серой, которая содержит аминокислоты (но не кератин) для формирования зрелого корнеоцита (роговой клетки).
Полностью ороговевшие клетки (безъядерные корнеоциты) трубчатого и межтрубчатого рога крепко цементируются друг к другу, формируя сплошную среду: жесткий, но все же гибкий средний слой копытной стенки. Зрелые корнеоциты, которые сильно сцементированы вместе, формируют жесткий защитный барьер, предотвращающий как проникновение воды и растворимых в ней веществ внутрь, так и потерю жидкостей тела через высоковаскулированную кожу - наружу. В дополнение к работе в качестве барьера проницаемости корнеоциты копытной стенки, упорядоченные в их специализированные трубчатые и межтрубчатые конфигурации, совершают в конечном счете важную работу по поддержке всего веса лошади.
Трубочки копытной стенки организованы не беспорядочно. Трубочки среднего слоя упорядочены в четыре отдельные зоны - по разности плотности трубочек в межтрубчатом роге. Зона самой высокой плотности трубочек - это внешний слой, и при приближении к внутреннему листочковому слою плотность пошагово снижается. Градиент плотности трубочек в направлении сквозь стенку является, по всей видимости, механизмом сглаженной передачи энергии от твердой (высокая плотность трубочек) внешней стенки к более гибкой (низкая плотность трубочек) внутренней стенке, и, в конечном счете, к дистальной фаланге. Градиент плотности трубочек отражает градиент содержания воды в копытной стенке, и все эти факторы вместе представляют оптимальный дизайн копытной стенки лошади.
Зональное распределение трубочек также является механизмом, останавливающим трещины. Упомянутые зоны придают копытной стенке конструктивные свойства многослойного композитного материала; область стыка зон поглощает энергию и предотвращает распространение трещин в чувствительные внутренние структуры. Кроме того, анизотропия (преимущественная крепость в каком-либо одном направлении) среднего слоя гарантирует, что трещины, когда они появляются, распространяются от поверхности опоры вверх, параллельно трубочкам, то есть вдоль самой слабой плоскости. И не распространяются в самые внутренние слои копытной стенки, потому что относительно высокое содержание водыв этой области обеспечивает высокую устойчивость к растрескиванию. Копытная стенка также имеет мощную функцию демпфирования вибраций, возникающих при контакте копытной стенки с землей во время движения. Она способна уменьшить и частоту, и максимальную амплитуду колебаний. К тому времени, как ударная волна от столкновения с землей достигает первой фаланги, приблизительно 90 % энергии рассеивается, главным образом в листочковом соединении.

Кориум.
Высоковаскуляризированный кориум, или основа кожи (часто называемый "быстрым") лежит в основании копытной стенки и состоит из плотной матрицы жесткой соединительной ткани (подобной коллагену I сухожилий); содержит в себе сеть артерий, вен, капилляров и чувствительных и вазомоторных нервов. Все части кориума, за исключением кориума ламины, имеют сосочки, которые плотно прилегают к отверстиям в копыте. Ламинарный кориум имеет дермальные пластинки, которые сцепляются с эпидермальными пластинками внутренней части копытной стенки и заворотных стенок. Кориум обеспечивает питание копыта, и его плотная матрица соединительной ткани связывает базальную мембрану дермально-эпидермального соединения с надкостной поверхностью дистальной фаланги, и таким образом подвешивает дистальную фалангу на внутренней части стенки копытной капсулы.

Кориум венчика.
Кориум венчика заполняет венечный желоб и перемешивается с кориумом ламины внутренней стенки копыта. Его внутренняя поверхность надежно присоединена к сухожилию разгибателя и хрящам дистальной фаланги. Таким образом, куда бы не перемещалась дистальная фаланга, венчик перемещается вместе с ней. Этот факт становится важным, когда ламинит приводит к смещению дистальной фаланги вниз. Все вместе: кориум венчика и зародышевые эпидермальные клетки, которые опираются на его базальную мембрану - известны как венчик. Особенность кориума венчика заключается в большом количестве волосообразных сосочков, выступающих из его поверхности (рисунок 2.9). В жизни каждый конический сосочек плотно располагается в отверстии на поверхности эпидермального венечного желоба (рисунок 2.10). Каждый сосочек несет ответственность за питание отдельной трубочки копытной стенки.


Рисунок 2.9. Сосочки кориума венчика. Сосочки были обработаны смесью очищающих ферментов и аккуратно отделены от проксимальной копытной стенки. Обычно они входят в длинные тонкие конические отверстия в венечном желобе. Каждый сосочек (P) питает и формирует отдельную крубочку копытной стенки. CC = кориум венчика.


Рисунок 2.10. Диаграмма венчика. Искусственный разрез был сделан через дермально-эпидермальное соединение, чтобы показать взаимосвязь между двумя анатомическими структурами. Каждый дермальный сосочек (P) входит в гнездо в венечном желобе копытной стенки и отвечает за обслуживание одной эпидермальной трубочки копытной стенки. В действительности каждый сосочек входит в гнездо в венечном желобе эпидермальнго слоя копытной стенки и предоставляет питание и газообмен, необходимые для непрерывного роста и поддержания единственной роговой трубочки. Дизайн диаграммы: Крис Поллит. Художник: Джон Макдугал.

Система соединения ламины с дистальной фалангой.
В повседневной жизни лошади связь между копытом и костью не имеет проблем. Огромная нагрузка, искажения и упругая отдача, которые ламинарный слой испытывает на себе во время каждого шага считаются само собой разумеющимся. Это - основной амортизатор нижней части конечности. На рисунке 2.11 изображена диаграмма, показывающая ключевые структуры системы соединения ламины с дистальной фалангой.


Рисунок 2.11. Диаграмма анатомии копытной стенки. Трубчатый и межтрубчатый рог сформирован в верхней части копыта постоянным разрастанием эпидермальных базальных клеток. Внутренняя поверхность копытной стенки имеет большую площадь за счет наличия 550-600 эпидермальных пластинок. Дермальные пластинки переплетаются с эпидермальными пластинками и твердо соединяются друг с другом. Крепкая соединительная ткань дермальных пластинок крепится к надкостнице дистальной фаланги и таким образом подвешивает дистальную фалангу внутри копытной стенки. Дизайн: Крис Поллит. Художник: Джон Макдугал.

Ключевые пункты:
• Вес лошади приходится на четыре видоизмененных ногтя (копыта), которые обрамляют конечные кости пальцев лошади (дистальные фаланги).
• Непрерывный рост копытной стенки происходит в венчике делением кератиноцитов и организованным вызреванием кератиноцитов в трубочки среднего слоя.
• Кориум состоит из плотной матрицы крепкой соединительной ткани, содержащей кровеносные сосуды и нервы. Кориум венчика имеет сосочки, которые обеспечивают питание трубочек копытной стенки.
• Кориум ламины имеет дермальные пластинки, которые смыкаются с эпидермальными пластинками внутренней части копытной стенки и заворотных стенок, таким образом обеспечивая связь между копытной стенкой и дистальной фалангой.


This post is provided "as-is".
 
Len Дата: Среда, 23.02.2011, 18:06 | Сообщение # 3
Группа: Администраторы
Сообщений: 1022
Статус: Offline
Часть 3. Анатомия ламинарного слоя.

Внутренняя сторона копытной стенки.
Самый внутренний слой копытной стенки и заворотных стенок лошадей и пони называют ламинарным слоем, в честь 550-600 эпидермальных пластинок (основные эпидермальные пластинки), которые выходят из их поверхности параллельными рядами (рисунок 3.1). Подобно всем эпидермальным волосам и роговидным структурам, пластинки внутренней копытной стенки лишены сосудов и зависят от капилляров в смежной дерме (или, более точно - в ламинарном кориуме), поставляющей питательные вещества. Эпидермальные клетки, смежные с дермой (иногда называемой слоем базальных клеток, слоем зародышевых клеток, или stratum germinativum), очень важны, поскольку это те клетки, которые должны оставаться прикрепленными к соединительной ткани дистальной фаланги. Как предполагает их анатомическое имя, пластинчатые базальные клетки должны быть слоем зародышевых или пролиферативных клеток - но интересно то, что с базальными клетками ламины внутренней стенки копыта лошади дело обстоит не так. Они не разрастаются до какой-либо степени - в отличие от эпидермальных базальных клеток венчика и подошвы, которые разрастаются непрерывно, чтобы сформировать жесткую, но гибкую копытную стенку и подошву соответственно. Основная функция пластинчатых базальных клеток – подвешивать дистальную фалангу внутри копытной капсулы. Они разрастаются только тогда, когда копытная стенка повреждена, и требуется заживление.


Рисунок 3.1. Копыто с удаленным содержимым для того, чтобы показать пластинки внутренней стороны копытной стенки. У этой пигментированной копытной капсулы, показанной с удаленным содержимым, часть стенки отрезана, чтобы показать внутренние структуры копытной капсулы. Разрез в зацепе демонстрирует изгиб венечного желоба (CG), пигментированный средний слой копытной стенки и непигментированную внутреннюю поверхность копытной стенки (stratum internum), которая имеет эпидермальные пластинки (L). На копытной стенке сделан поперечный разрез, чтобы показать пластинки (показаны стрелками), располагающиеся на непигментированной внутренней части копытной стенки. В верхней части копытной стенки, на внешнем краю венечного желоба, находится мягкий, непигментированный, гибкий периопль (P), который расширяется в пятках, формируя пяточные бугры. В пяточных углах пластинки внутренней части копытной стенки завернуты внутрь, к стрелке, формируя заворотные стенки (B). Поверхности вогнутого венечного желоба, подошвы и стрелки усеяны многочисленными маленькими отверстиями для сосочков дермы.

Вторичные эпидермальные пластинки.
Микроскопическое исследование внутренней стенки копыта показывает, что площадь поверхности пластинок дополнительно расширена добавлением вторичных пластинок на каждую основную пластинку. Есть приблизительно 150-200 вторичных пластинок (рисунок 3.2) вдоль каждой из 550-600 основных пластинок. Верхушки пластинок (и основных, и вторичных) все направлены к дистальной фаланге, указывая на направление силы натяжения, которая воздействует на ламинарный подвешивающий аппарат. Площадь внутренней поверхности копытной стенки лошади в среднем менее одного квадратного метра, что значительно больше, чем у коровьих копыт, в которых отсутствуют вторичные пластинки.


Рисунок 3.2. Эпидермальные пластинки внутренней поверхности копытной стенки. Эпидермис внутренней стенки копыта упорядочен в ряды основных (PEL) и вторичных (SELs) пластинок. Вторичные эпидермальные пластинки - все приблизительно одинаковой длины, и крепятся к основной пластинке под наклоном. Они ориентированы к дорсальной поверхности дистальной фаланги пальца, которая находится за границами картинки справа. В действительности пространство между эпидермальными пластинками занято комплементарным размещением дермальных пластинок.

Базальная мембрана.
На поверхности эпидермы и дермы пластинок есть крепкий, непрерывный слой соединительной ткани, называемый базальной мембраной. Эта ключевая структура - мост, соединяющий базальные клетки пластинчатого эпидермиса копыта - с одной стороны, и крепкую соединительную ткань (подобный сухожилию коллаген I) на верхней поверхности дистальной фаланги - с другой. Базальная мембрана создана из уникального волокнистого коллагена, названного коллагеном типа IV. Структура коллагена типа IV, сплетенного подобно циновке, является ламинином - одним из нескольких гликопротеинов базальной мембраны. Она формирует рецепторные участки и лиганды для сложной матрицы факторов роста, цитокинов, молекул слипания и интегринов, которые вместе управляют функциональным поведением эпидермиса. Без неповрежденной, функциональной базальной мембраны эпидермис, к которому она обычно жестко присоединена, приходит в беспорядок (рисунок 3.3).


Рисунок 3.3. Базальная мембрана в дермо-эпидермальном соединении. На внутренней поверхности пластинчатого эпидермиса и дермы находится базальная мембрана (BM) - жесткий, цельный лист соединительной ткани, который соединяет базальные клетки вторичных пластинок (SELs) с одной стороны, и жесткую соединительную тканнь вторичных дермальных пластинок (SDLs) - с другой. Дермальная соединительная ткань SDLs входит, в итоге, в поверхность дистальной фаланги. Дизайн: Крис Поллит. Художник: Джон Макдугал.

Полудесмосомы.
Пластинчатая базальная мембрана присоединена к нижним частям, или основе эпидермальных базальных клеток, в отдельных участках, называемых полудесмосомами. Полудесмосомы напоминают "точечную сварку" на листе стали, и являются дисками-точками крепления, которые служат для сохранения слоя базальной мембраны крепко сцепленным со всеми базальными клетками листочкового слоя копыта. Каждая полудесмосома состоит из нескольких белков, которые окрашиваются темным цветом при рассмотрении через трансмиссионный электронный микроскоп (рисунок 3.4). Соединение промежутка между плотной бляшкой полудесмосомы и собственно базальной мембраной (lamina densa) имеет вид множества ультрамикроскопическимих фиксирующих филаментов. Каждый филамент состоит из одной молекулы гликопротеина, называемой ламинин-5, который уникален для полудесмосом. Добавочный белок, называемый BP-180, также может быть частью фиксирующего филамента. Если фиксирующие филаменты либо полудесмосомы повреждены и собираются исчезнуть, базальная мембрана отделяется от базальной клетки. Для тех, кто изучает ламинит, понятно, что и ламинин-5, и BP-180 являются основой энзимов соединительной ткани, называемых матриксной металлопротеиназой, или MMPs (рисунок 3.5)


Рисунок 3.4. Полудесмосомы в дермо-эпидермальном соединении. Электронноплотная темная пластина (lamina densa - LD) является главным структурным компонентом базальной мембраны. Полудесмосомы - диски прикрепления, которые служат для плотного присоединения темной пластины базальной мембраны ко всем нижним клеткам (BC) листочкового слоя копыта. Каждая полудесмосома состоит из нескольких белков, которые окрашиваются в темный цвет при рассмотрении в трансмиссионный электронный микроскоп. Внутренний скелет, или цитоскелет (Cy) нижней клетки состоит из тонких нитей кератина, которые крепятся к внутрицитоплазматической плотной бляшке всей полудесмосомы, и соединяются с десмосомами и ядром. Соединение промежутка между плотной бляшкой полудесмосомы (H) и темной пластиной обеспечивается многочисленными ультрамикроскопическими фиксирующими филаментами (AF). Каждый филамент состоит из единственной молекулы гликопротеида, называемой ламинин-5, который уникален для полудесмосом. Шкала = 10 нм


Рисунок 3.5. Диаграмма полудесмосомы - ключевой структуры, присоединяющей эпидермальные нижние клетки к базальной мембране. Полудесмосомы крепко фиксируют нижние клетки вторичной эпидермальной пластинки к базальной мембране. Сторона полудесмосомы в цитоплазме нижней клетки состоит из бляшки (внутрицитоплазматическая бляшка), состоящей из плектина и интегрина. Кератиновый промежуточный филамент цитоскелета соединяется с плектином, который в свою очередь связан с молекулами интегрина, которые соединяются с фиксирующими филаментами ламинина 5. Фиксирующие филаменты объединяются в матрицу базальной мембраны. Нижние клетки также содержат матриксные металлопротеиназы (MMPs), так же как и TIMP - их естественный ингибитор.

Цитоскелет базальной клетки.
В пределах цитоплазмы каждой базальной клетки есть перекрещивающаяся сеть тонких нитей белка, которая составляет внутренний скелет (цитоскелет) клетки. Цитоскелет придает клетке жесткость и правильную форму. Все клеточные органеллы (митохондрии, аппарат Гольджи, эндоплазматическая сеть) - так же как и крайне важное ядро - подвешены и зафиксированы в трехмерной решетке цитоскелета. Там, где цитоскелет граничит с базальной стенкой клетки, смежной с базальной мембраной, он сплетается в диск полудесмосомы. Там, где цитоскелет граничит с внутренней стороной и верхней стенкой клетки, смежной с соседними базальными клетками и парабазальными клетками, он сплетается в диски десмосом. Таким образом, цитоскелет формирует прямую линию связи между соседними клетками, базальной мембраной и наружной стороной. Если происходит повреждение полудесмосом, или десмосом, или базальной мембраны - цитоскелет базальной клетки разрушается, и базальная клетка прекращает получать информацию, управляющую ее нормальной и надлежащей функцией (рисунок 3.6).


Рисунок 3.6. Диаграмма цитоскелета эпидермальной нижней клетки. Эпидермальные базальные клетки (EBC) подвергаются напряжению и деформации, и перекрещивание их цитоплазмы образует сеть жестких, подобных веревке, нитевидных белков кератина или промежуточные филаменты (IF), формируя внутренний скелет клетки или цитоскелет. Основная функция цитоскелета - конструктивная - укрепить клетку изнутри и оказать механическую поддержку клеточной мембране и ядру (N). Он поддерживает клетку в правильной форме, ядро в правильном положении и распределяет растягивающие силы таким образм, что они распределяются по всем клеткам, обеспечивая ткань упругостью и прочностью. Промежуточные филаменты организованы в цитоплазме в виде сети, которая простирается в трех измерениях от ядра до внутренней поверхности клеточной мембраны. Цитоскелет из промежуточного филамента особенно важен, когда клетки группируются для формирования ткани и где слой клеток находится в контакте с базальной мембраной (BM). Промежуточные нити крепятся к клеточной мембране в специальных местах соединения, называемых десмосомами (D) и полудесмосомами (HD). Десмосомы обеспечивают крепление соседних клеток друг другу (белая стрелка), а полудесмосомы жестко присоединяют основание клетки к расположенной ниже базальной мембране (черная стрелка). Таким образом промежуточные филаменты одной клетки непосредственно связаны с промежуточными филаментами соседних клеток десмосомами, а с лежащей внизу соединительной тканью (CT) посредством полудесмосом.

Рост копытной стенки.
Копытная стенка растет в течение всей жизни лошади. Непрерывная регенерация копытной стенки происходит в венчике, где эпидермальные базальные клетки подвергаются митозу, производя популяцию дочерних клеток, которые созревают, ороговевают и твердеют, непрерывно добавляясь к копытной стенке под венчиком. Это компенсирует непрерывное стирание копытной стенки на уровне земной поверхности. Основные эпидермальные пластинки являются частью копытной стенки и растут вместе с ней вниз. Основные пластинки скользят вдоль клеток вторичных эпидермальных пластинок, которые не перемещаются из-за их обязанности подвешивать дистальную фалангу. Базальные клетки пластинок должны оставаться прикрепленными к лежащей под ними базальной мембране, если механизм крепления дистальной фаланги функционирует правильно (рисунок 3.7).


Рисунок 3.7. Диаграмма роста копытной стенки. Копытная стенка растет в течение всей жизни лошади. На уровне земли дистальный край стенки теряется за счет изнашивания и стирания или - если лошадь подкована - периодического удаления ее ковалем. Непрерывное удаление требует непрерывной регенерации, и это происходит в венчике, где эпидермальные зародышевые клетки производят группы новых клеток, которые после вызревания добавляются к копытной стенке. Основные эпидермальные пластинки являются частю копытной стенки, и их потеря у поверхности земли также объясняется эпидермальной пролиферацией на внутреннем крае венечного желоба. Поскольку зародышевые клетки эпидермальных пластинок должны остаться присоединенными к своей базальной мембране (чтобы обеспечить соединение с дистальной фалангой), предполагается, что основные эпидермальные пластинки реконструируются после ступенчатой последовательности: отделения/повторного присоединения неподвижных клеток вторичных эпидермальных пластинок. В любой момент отделен только небольшой процент клеток (по типу храпового механизма) так, чтобы дистальная фаланга пальца никогда не потеряла свое присоединение к внутренней стенке копыта в подвешенном положении. IHW = внутренняя часть копытной стенки. PEL = основная эпидермальная пластинка. SEL = вторичная эпидермальная пластинка.

Ремоделирующие ферменты ламины.
Клетки эпидермиса ламины ремоделируют и непрерывно модернизируют свою пространственную организацию жестко регулируемым производством класса цинкосодержащих ферментов, известных как матриксная металлопротеиназа (MMPs). Два члена семьи MMP (MMP-2 и MMP-14) присутствуют в пластинках нормальной копытной стенки (рисунок 3.8). Контролируемая деятельность MMP допускает перемещение различных классов эпидермальных клеток между базальной мембраной пластинок, вторичными эпидермальными пластинками и основными эпидермальными пластинками. MMPs производятся и выделяются как пассивные проферменты и активизируются только для того, чтобы образовались складки, которые требуются для непрерывного роста и движения в пластинках. Когда они активизируются, локально произведенные ингибиторы (тканевые ингибиторы металлопротеиназы или TIMPs) быстро подавляют MMP. В нормальном копыте присутствует гармония пластинок. Однако с их большой площадью поверхности и крайне важной функцией подвешивания дистальной фаланги, пластинки копыта можно сравнить с заряженным ружьем. Элементы белка базальной мембраны (коллаген IV типа и ламинин), так же, как и фиксирующий филамент полудесмосомы (ламинин-5) - это известные субстраты MMP-2 и MMP-14. Мы полагаем, что дезорганизация эпидермальных клеток вторичных эпидермальных пластинок, массовый отрыв базальных клеток от базальной мембраны и лизис базальной мембраны, который происходит на ранней стадии развития ламинита - вызываются неконтролируемой, чрезмерной активацией MMP.


Рисунок 3.8. Микрофотография показывает иммунолокализацию матричной металлопротеиназы (MMP-2) в пластинках копытной стенки. Окрашенная коричневым цитоплазма показывает, где антиMMP-2 антитела прореагировали с белком MMP-2, находящимся в клетках. Большая часть базальной и парабазальной цитоплазмы клетки вторичной эпидермальной пластинки содержит MMP-2, что говорит о высокой потребности этой ткани в ремоделировании. MMP-положительная цитоплазма тесно связана с базальной мембраной (стрелки). Основные эпидермальные пластинки, однако, окрашены для MMP-2 лишь слегка, что наводит на мысль о низком проценте модернизации. Контролируемая MMP активность допускает движение различных классов эпидермальных клеток между базальной мембраной ламины, вторичными эпидермальными пластинками (SEL) и основными эпидермальными пластинками (PEL). MMPs производятся и выделяются как неактивные проферменты, и активизируются только для того, чтобы образовались складки, которые требуются для непрерывного роста и движения в пластинках. Шкала = 50 мкм.

Обмен веществ в ламинарном слое.
Несмотря на распространенное мнение относительно устойчивости к инсулину, метаболизма глюкозы и связь с ламинитом, существует немного информации на тему того, действительно ли, где и как глюкоза потребляется живыми клетками копыта лошади. Чтобы ответить на этот вопрос, мы занимались исследованиями, потребляется ли глюкоза копытом лошади, и инсулинозависимо ли поглощение глюкозы в эпидермальных клетках копыта (Вотл и Поллит 2004). Концентрации глюкозы в крови были зарегистрированы у семи взрослых лошадей, при одновременном заборе крови из трех кровеносных сосудов: артерии, яремной вены и пальцевой вены на уровне бабки одной из передних ног.
Антитело к белкам транспортирует глюкозу (GLUTs – переносчик глюкозы), и инсулиновый рецептор использовался для иммунолокализации этих белков в ягодичной мышце и в копытах 7 лошадей. Мы обнаружили, что копыто лошади потребляет больше глюкозы, чем ее голова. Инсулин независимый GLUT1 был главным эпидермальным транспортером глюкозы в клетки копыта. В отличие от ягодичной мышцы, пластинки копыта не полагаются на инсулин для поглощения глюкозы. Таким образом, с точки зрения метаболической активности, разделение копыта на чувствительные и нечувствительные слои больше не логично. Глюкоза поставляет энергию, важную для поддержания целостности стыка эпидермального/дермального слоя копыта лошади. Мы также измерили концентрацию молочной кислоты в тех же самых образцах крови. Количество лактата, произведенного копытом, превысило количество у головы, что указывает на то, что копыто не только способно к анаэробному метаболизму, но и зависит от него при производстве энергии. Биохимическое окрашивание для лактатдегидрогеназы показало сильную реакцию в слое базальных клеткок пластинки. Таким образом, ламинарные ткани, кажется, являются анаэробными и могут быть довольно безразличными к кислородному (но не глюкозному) статусу их кровоснабжения. Это говорит против теорий, которые полагаются на ламинарную гипоксию, чтобы объяснить патогенез ламинита.

Ключевые пункты:
• Основные эпидермальные пластинки, покрывающие складками внутреннюю поверхность копытной стенки, выполняют функцию прикрепления дистальной фаланги внутри копытной капсулы. Вторичные эпидермальные пластинки, расположенные вдоль каждой основной пластинки, увеличивают площадь поверхности, чтобы обеспечить лучшее соединение.
• Базальная мембрана соединяет базальные клетки вторичных эпидермальных пластинок и соединительную ткань вторичных дермальных пластинок в специализированных местах соединения, называемых полудесмосомами. Фиксирующие филаменты, состоящие из ламинина-5, соединяют промежуток между полудесмосомами и базальной мембраной.
• Нижние клетки ламинарного слоя потребляют глюкозу с помощью белков-переносчиков глюкозы без вовлечения инсулина.


This post is provided "as-is".
 
Len Дата: Пятница, 22.06.2012, 21:25 | Сообщение # 4
Группа: Администраторы
Сообщений: 1022
Статус: Offline
Часть 4. Ламинит в перспективе.

Литература, посвященная ламиниту.

О ламините написано много. Есть документы, относящиеся к древним временам, и, вероятно, эта болезнь столь же стара, как двойная историческая связь человечества с лошадьми и зерном за последние 2000-3000 лет. Человеческого медицинского эквивалента ламиниту нет, и ветеринарную науку оставили самостоятельно объяснить механизм этой болезни. Самая близкая параллель болезни - возможно, малоизвестная человеческая болезнь буллезный эпидермолиз, при которой аутоимунные антитела нарушают соединение протеина в базальной мембране и заставляют пласты кожи отделяться вдоль дермо-эпидермального соединения. Поскольку люди ходят на защищенных скакательных суставах и не надеются на копыта, имеющие в принципе схожую с кожей структуру, мы можем быть прощены за то, что мы пропустили патологическую связь (если она есть). Ламинит не вписывается ни в какой знакомый вызывающий болезнь образец, несмотря на годы попыток вместить эту очень квадратную затычку в некоторые круглые отверстия, о чем Вы прочитаете ниже. Легко описать признаки ламинита и диагностировать его, как только он произошел, это не проблема. Требуется понимание процесса болезни так, чтобы могли быть разработаны профилактические, даже лечебные, стратегии. Единственная надежда - на лошадей и ламинит.
Когда основания листочков значительно повреждаются, непрерывное физиологическое напряжение на дермо-эпидермальном соединении в копыте делает излечение фактически невозможным. Ламинит выглядит не столько болезнью, сколько расстрившимся естественным процессом. Худшей из разновидностей злокачественного рака, который все еще побеждают лучшие умы человеческой медицины.
Исследование ламинита, проводимое в течение прошлого десятилетия в австралийской организации по исследованию ламинита лошадей AELRU Школы Ветеринарной Науки в университете Квинсленда, с финансовой помощью Корпорации исследований и разработок в сельской промышленности RIRDC, было проведено в контексте научной догмы, большая их часть издана в учебниках и журналах и принята как факт. В этой главе приведен обзор некоторых ключевых пунктов знаний о ламините, чтобы показать текущую работу австралийской организации по исследованию ламинита лошадей в исторической перспективе.

Фаза развития.
30-40-часовая фаза развития, во время которой запускается разделение листочков, предшествует появлению боли в копытах при ламините. В течение фазы развития и до клинического появления боли в копытах, лошади или пони обычно испытывает проблему в одной или нескольких следующих системах органов: желудочно-кишечной, дыхательной, репродуктивной, почечной, эндокринной, костно-мышечной, покровов тела и имунной. Мультисистемные отклонения в органах, анатомически отдаленных от копыт, приводят к тому, что ламинарный слой копыт находится под действием факторов, которые приводят к разделению и разрушению листочкового слоя. Точный характер факторов спускового механизма ламинита, по всей видимости, достигающих ламинарного слоя посредством кровообращения, еще все же должен быть полностью объяснен.
Иногда не выявляется никакой фазы развития; лошадь или пони обнаруживаются в острой фазе без видимого ухудшения здоровья или провоцирующей проблемы, случившейся ранее. Внутримышечная инъекция сильнодействующих, длительного действия, кортикостероидных препаратов для лечения кожных заболеваний может ускорить ятрогенный (созданный руками человека) острый ламинит.

Острая фаза.
Фаза развития переходит в острую фазу ламинита, когда появляются первые признаки боли в копытах (рисунок 4.1). Острая фаза длится от начала клинической боли в копытах и хромоты на шагу и рыси до того момента, когда появляются клинические доказательства смещения дистальной фаланги внутри копытной капсулы. Некоторые удачливые лошади испытывают боль в копытах от острого ламинита, но не приобретают смещение дистальной фаланги и, кажется, полностью восстанавливаются.


Рисунок 4.1. Лошадь с острым ламинитом переносит вес с одного копыта на другое.Ламинит обычно поражает передние копыта более серьезно, чем задние; по-видимому, потому, что перед несет большую пропорцию веса лошади (приблизительно 65 %), нежели зад. Часто задние ноги не затрагиваются совсем. Манера переноса веса с ноги на ногу лошадей с ламинитом несомненно призвана облегчить боль. Общее объяснение состоит в том, что когда боль в одном копыте становится невыносимой, копыто отрывается от земли. Тогда боль увеличивается в копыте, принявшем вес, пока лошадь не почувствует необходимость облегчить ее, перенеся вес на другое копыто. Лошадь с хроническим ламинитом переносит вес таким образом в течение многих месяцев, иногда лет.

Хроническая фаза.
После острой фазы, если лошадь не умирает от патологического процесса, спровоцировавшего развитие ламинита, он приводет к некоторому смещению вниз дистальной фаланги внутри копытной капсулы, признаку хронического ламинита. На начальной стадии смещение дистальной фаланги внутри копытной капсулы может быть обнаружено с помощью рентгена хорошего качества. Хроническая фаза может длиться бесконечно, с клиническими признаками, изменяющимися от постоянной, легкой хромоты, непрерывной серьезной боли в копытах, дальнейшей дегенерации ламинарного соединения - до прободения подошвы копыта дистальной фалангой (рисунок 4.2), лежачего положения, деформации копытной стенки и даже потери копытных башмаков. С усиливающимся хроническим состоянием копытная стенка и дистальная фаланга теряют их нормальное параллельное расположение, и все более и более разделяются клином ороговевшего материала, названного ламинарным клином. Дистальная фаланга поворачивается и больше не находится на одной линии с проксимальной и средней фалангами (путовой и венечной костями) (рисунок 4.3).
Важно понять, что процесс, начинающий разрушение ламинарного соединительного аппарата, стартует во время развивающейся фазы, до появления боли в копытах, первого клинического признака ламинита. Во время развивающейся фазы часто нужно срочно проявить внимание к определенным проблемам лошади (например, колит, задержка отделения плаценты, плевропневмония и острый некроз скелетных мышц) - и, к сожалению, копыта не всегда затрагиваются терапевтическими мероприятиями до того, пока в них не появляются признаки боли. К тому времени, когда боль в копытах становится очевидна, процесс патологического изменения ламины уже идет. Другими словами, боль в копытах - клинический признак того, что происходит разрушение ламинарного слоя. Ждать и разбираться, является ли боль в копытах последствием метаболического кризиса - означает упустить возможность предотвратить или, по крайней мере, минимизировать разрушение ламины.


Рисунок 4.2. Выпадение дистальной фаланги пальца через подошву копыта.После рождения жеребенка у этой теплокровной кобылы 170 см в холке не вышли плодные оболочки и развился острый тяжелый метрит (инфекция матки). Прошли два дня сепсиса и жара, и затем кобыла начала показывать клинические признаки ламинита. Не позднее нескольких дней кончик третьей фаланги пальца вышел через подошву копыта.


Рисунок 4.3. Сагиттальный разрез копыта с тяжелым хроническим ламинитом и большим ламинарным клином.Ошибка в кормлении привела эту 2-летнюю чистокровную скаковую лошадь к фаундеру. Связь между дистальной фалангой пальца (DP) и дорсальной стенкой копыта (DHW) разорвалась, и теперь копыто и кость расположены далеко друг от друга (сравните с Рис. 2.2). Пунктирная желтая линия показывает нормальное положение дистальной фаланги пальца. Сплошная черная линия показывает, на сколько дистальная фаланга пальца повернулась (по направлению изогнутой черной стрелки) от нормальной прямой оси проксимальной и средней фаланг. Теперь материал между внутренней стенкой копыта и костью является патологическим и состоит из эпидермальной ткани, разрастающейся, чтобы сформировать слабую, беспорядочную массу, названную ламинарным клином (желтая линия). Опущение отсоединенной дистальной фаланги пальца в капсуле копыта исказило рост ближайших трубочек копытной стенки и заставило подошву стать выпуклой вместо вогнутой (выпуклая подошва). Две темных геморрагических зоны (белые стрелки) показывают места самого большого давления и повреждения.

Степени хромоты по Обелю.
В 1948 маститый шведский ветеринар Нильс Обель классифицировал хромоту, связанную с явным ламинитом, согласно его клинической тяжести. Лошади с ламинитом I степени по Обелю переносят вес с одной ноги на другую, но перемещаются относительно свободно. При II степени ламинила по Обелю хромота более очевидна, особенно при поворотах, и походка ходульная и шаркающая. Одно копыто может слететь, не вызывая чрезвычайный дискомфорт в противоположном копыте. При III степени ламинита по Обелю лошадь отказывается двигаться и сопротивляется любой попытке поднять ногу из-за боли, которую это вызовет в противоположной ноге. IV степень ламинита - самая серьезная, лошадь является неподвижной и часто лежит. Существует хорошая корреляция между степенями хромоты по Обелю и тяжестью ламинарной гистопатологии. Клиническое значение этого будет обсуждено позже.

Ламинит как результат события, не связанного с копытом.
Ламинит может следовать из множества на вид не связанных между собой патологических событий, происходящих в другой точке тела лошади. Однако чаще всего патология затрагивает желудочно-кишечный тракт. Лишнее потребление зерна или сочных трав, воспаление двенадцатиперстной кишки, колит, острые колики, и острая лихорадочная диарея – все это может привести к ламиниту. Проблемы помимо проблем в ЖКТ - такие, как задержка отделения плаценты, септический метрит, пневмония/плеврит - также могут вызвать ламинит и сепсис с наличием в крови эндотоксинов параллельно с гастроэнтерологическими причинами ламинита. Лошади, имеющие сильные мышечные спазмы вследствие тяжелой работы (что заболевают тяжелым острым некрозом скелетных мышц) также могут заработать ламинит по причинам, которые в настоящее время не объяснены.
Ламинит вследствие пищевой перегрузки углеводами, обычно называемый “зерновой фаундер”, стал одним из самых понятых механизмов ламинита. Он может быть вызван экспериментально и стал [типичной] моделью ламинита.

Травяной фаундер.
Пони и иногда лошади заболевают ламинитом или “травяным фаундером”, пасясь на богатом, быстро растущем пастбище. При определенных климатических условиях растворимый сахар, называемый фруктан, может достигнуть очень высоких концентраций в стебле травы (до 50% сухого вещества). При потреблении лошадьми фруктан (или олигофруктоза) быстро ферментируется микроорганизмами задней кишки, вызывая желудочно-кишечное заболевание, которое так или иначе приводит к болезни копыт - ламиниту. Млекопитающие не имеют фермента для усвоения фруктана, поэтому при потреблении он проходит неусвоенный в слепую кишку, где он подвергается быстрой микробиологической ферментации, вызывающей резкое увеличение популяции стрептококков задней кишки. Эта гипотеза подтверждается практическим опытом с запатентованной рецептурой антибиотика virginiamycin (Founderguard, Vetsearch International, Сидней). Когда лошадям дают Founderguard, он начинает прицельно нокаутировать стрептококки в задней кишке. Без этих бактерий в задней кишке лишний фруктан может потребляться благополучно без риска ламинита. Дача Founderguard питающемуся травой пони (за четыре дня перед доступом к опасному пастбищу) предотвращает ламинит в ситуациях, когда риск ламинита обычно высок.

Зерновой фаундер.
В естественных случаях зерновой фаундер происходит после потребления чрезмерного количества зерна, или от случайного доступа лошадью к зерну, или вследствие ошибочного, но намеренного увеличения дачи зерна владельцем лошади. Хотя количество зерна, необходимого для вызывания ламинита, варьируется индивидуально, потребление 5-8 кг зерна пшеницы средней лошадью весом 400-450 кг вызывает фекальную кислотность (рH фактор 4-5 вместо нормальных 6,8-7,5), молочную ацидемию, обильную водянистую диарею и лихорадку; все это связано с ламинитом.
Вероятность ламинита после потребления зерна соотносится непосредственно с содержанием крахмала в зерне, его количеством, которое проходит неусвоенным к задней кишке и уровнем, при котором неусвоенный углевод [бродит]. Тип зерна и манерf, в которой jyj обработано в животе и тонкой кишке, также важен в определении количества крахмала, который проходит неусвоенным к задней кишке. Такое зерно, как пшеница, сорго, кукуруза и ячмень, как полагают, является самым опасным в плане риска ламинита. Кормление овсом относительно безопасно. Объедание зерном может привести к значительному количеству готовых легко забродить углеводов, проходящих в задней кишке, и это тоже является зарегистрированной причиной ламинита.

Модель пищевой перегрузки углеводами.
Большая часть того, что мы знаем о ламините и сопровождающих его метаболических процессах, была получена из исследований лошадей, которым экспериментально давали избыток растворимых углеводов (модель пищевой перегрузки углеводами). Диета лошадей в их естественном состоянии основана на траве и состоит, главным образом, из сложного углевода в составе целлюлозы, гемицеллюлозы и лигнина. Они трудно перевариваются млекопитающими без помощи активного микробного брожения в задней кишке, и значительная часть конского живота занята слепой кишкой и толстой кишкой, где сложные углеводы ферментируются во всасываемый конечный продукт.
Домашние лошади и пони иногда сталкиваются с большим количеством крахмала и фруктана в их диете, когда они потребляют зерно или сочную траву культурных, удобренных пастбищ. Пони, развив метаболическую адаптацию к выживанию в окружающей среде к пище грубой и низкой питательности, являются особенно склонными к ламиниту, если дать им неограниченный доступ к сочному пастбищу. Большинство последствий перегрузки углеводами происходит после прибытия углеводов в заднюю кишку и связано с быстрым размножением бактерий задней кишки, ускоренного присутствием лишнего субстрата.
После смешивания с обычно нейтральным содержанием слепой кишки лишний крахмал или фруктан подвергается быстрой ферментации в молочную кислоту. С прибытием все большего количества субстрата ферментация продолжается, и противоестественно кислые условия поощряют быстрое размножение бактерий (Streptococcus bovis, Streptococcus equinus и Lactobacillus spp.). Это приводит к очень кислым условиям в задней кишке с pH 4. Два изомера молочной кислоты, D- и L-лактаты, производятся бактериальным брожением в задней кишке лошади в почти равных долях. Однако только L-лактат производится метаболическими действиями млекопитающих, таким образом, концентрация D-лактата в венозной крови может использоваться в качестве точного индикатора бактериального молочного брожения в задней кишке.
Низкий уровень pH в толстой кишке инициирует серию вторичных событий, которые часто, но не всегда, заканчиваются ламинитом. Одно из самых значительных последствий - смерть и распад большого количества грам-отрицательных бактерий семейства Enterobacteriaceae и выделение липополисахаридных компонентов их клеточных стенок (эндотоксинов). Эндотоксин поглощается из кишки в кровоток во время продромальной стадии ламинита, и эндотоксикоз после пищевой перегрузки углеводами приводит к очень тяжелому для лошади течению болезни.
Однако экспериментальное введение самого эндотоксина никогда не было в состоянии вызвать ламинит. Кроме того, эндотоксикоз может эффективно контролироваться рядом лекарств (например, polymyxin B, flunixin meglumine [Finadyne]), тогда как ламинит развивается независимо от их использования.
Уже в течение 24 часов после перегрузки углеводами эпителиальные клетки, покрывающие слепую кишку, претерпевают дегенеративные изменения, и кишечник становится прохудившимся. Через 48-72 часа происходит обширное отслоение и отторжение эпителиальных клеток слепой кишки, достаточное для прохода молочной кислоты, эндотоксина и факторов спускового механизма ламинита в кровообращение (рисунок 4.4). Последствия могут быть катастрофическими. Приблизительно 10-15 % лошадей умирает от сердечно-сосудистого шока после случайного потребления лишнего зерна. Высокий сердечный ритм, быстрое дыхание, жар, потение, колики, диарея и депрессия - признаки лошадей, борющихся с перегрузкой зерном.
Как раз в то самое время, когда лошадь выходит из трудного положения, поддается лечению, и серьезные клинические симптомы проходят, появляются признаки боли в ногах; ламинит выходит на сцену.


Рисунок 4.4. Микрофотография прорыва задней кишки лошади с развивающимся ламинитом от перегрузки углеводами.Стенка толстой кишки обычно имеет интактный слой (барьер слизистой) плотно связанных эпителиальных клеток, покрывающих ее поверхность (в рамке). Он препятствует поглощению вредных бактерии и их токсинов в кровоток. Стенка толстой кишки имеет железы и клетки барьера слизистой оболочки покрывают и железы (G) и полость (L) кишки. Во время колита барьер слизистой повреждается, обеспечивая путь факторам спускового механизма ламинита для входа в кровоток и в конечном счете вызывания ламинита, когда они достигают копыт. Рисунок H&E. Отрезок = 100 мкм.

Использование препарата virginiamycin для предотвращения ламинита.
Бактерии, ответственные за производство молочной кислоты, в результате перегрузки углеводами (Streptococcus bovis, Streptococcus equinus и Lactobacillus spp.) чувствительны к ряду антибиотиков. Индуцированный эффект ламинита после перегрузки углеводами не происходит, если действиями бактерий управляют. Virginiamycin, в запатентованной формулировке Founderguard (Vetsearch International, Сидней), применяемый из расчета 5 г на 1 кг массы тела за 4 дня до перегрузки углеводами, предотвратил ламинит и производство D-молочной кислоты во всех случаях. Правильная технология приготовления virginiamycin важна для внедрения и смешивания должным образом действующего ингридиента с содержимым слепой и толстой кишки. К сожалению, для предотвращения ламинита virginiamycin должен присутствовать в слепой кишке перед употреблением углеводов. Когда virginiamycin был дан пос прошествии 6-8 часов после употребления углеводов, ламинит возникал. По этой причине Founderguard считают полезным профилактическим средством против ламинита для лошадей и пони с высоким потреблением углеводов; но имеющим небольшую терапевтическую ценность.

Этиология ламинарного кровотока.
Несмотря на десятилетия исследований, точная причина отказа подвешивающего ламинарного механизма все еще обсуждается деятелями ветеринарной науки. Общее объяснение состоит в том, что ламинарный кровоток так или иначе подвергается риску во время фазы развития ламинита, и это вызывает ишемический некроз (отказ кровоснабжения) ламинарных тканей. Без кислорода и поставки энергии, требуемой для поддержания сцепления между эпидермальными клетками ламины и их базальной мембраной, структура разрушается. Насколько бы правдоподобно это не выглядело, литература о ламините весьма противоречива на предмет субламинарного кровотока. Ламинит вызван расширением или сжатием кровеносных сосудов ламины? Ламина перфузируется или нет до появления патологии ламинарного слоя?

Теории сужения сосудов.
Исследования лошадей с острым ламинитом с использованием рентгена и контрастного вещества (подобно технике определения количества повреждения мышечной ткани после сердечных приступов и инсультов) показали, что кровоснабжение в ламинарном слое действительно подвергалось риску(Coffman et al.1970). Однако наблюдаемая уменьшенная перфузия ламины толковалась на основе исследований кровеносного сосуда, сделанных тогда, когда клинический ламинит был уже в стадии развития. Достоверные сужение сосудов и уменьшенный кровоток в пальце были, вероятно, результатом повреждения ламины, а не причиной.
Во время других исследований использовались мелкие радиоактивные частицы, которые откладывались в капиллярах ламины нормальных лошадей, заставляя копыта стать сильно радиоактивными. Радиоактивность обнаруживалась с использованием гамма-камеры методом, известным как сцинтиграфия. Когда у лошади появлялся ламинит, частицы размером с капилляры больше не задерживались в копыте и проходили мимо кровообращения ламины. Сосудистые шунты между артериями и венами присутствуют в кровообращении ламины благодаря тому, что эти структуры были открыты, и радиоактивные частицы обошли, таким образом, капиллярное кровообращение. Метод показал, что уменьшение ламинарного капиллярного кровотока у лошадей с острым ламинитом - было. Вопрос, на который не было ответа: “сосудистое шунтирование вызывает ламинит?” Многие были уверены, что это имело место, но доказательства нуждаются в углубленном исследовании. Эксперименты были выполнены после того, как ламинарная патология произошла, и поэтому их результаты не могут толковаться в качестве патогенеза. Во время экспериментов кровоток в копыте фактически увеличился во время фазы развития, до начала собственно клинического ламинита (Hood 1978).
Конский транквилизатор acepromazine также расширяет кровеносные сосуды и должен был бы предотвращать ламинит при некоторых обстоятельствах. Это свойство было приписано препарату, являющемся сосудорасширяющим (предотвращающим сужение сосудов в копыте) и таким образом предотвращающим ламинарную ишемию. Однако препарат имеет другие метаболические эффекты. В частности, он увеличивает выделение инсулина и производство глюкозы печенью. Это может привести к увеличенному потреблению глюкозы тканями копыта и защитить их от эффектов глюкозного голодания. Единая теория этиологии ламинита, основанная на ламинарном метаболизме глюкозы копыта, была предложена в действительности.

Теория вазодилатации (расширения сосудов).
В отличие от популярных теорий сужения сосудов/ишемии, эксперименты, которые измерили кровоток в пальце непосредственно во время развития и острой фазы ламинита, показали, что кровоток фактически увеличился (вазодилатация) до появления боли в копытах.
Много исследователей не поддерживают взгляд на ламинарную ишемию как основную причину ламинита. Неинвазивное сцинтиграфическое исследование кровообращения в пальце показывает статистически существенное увеличение субламинарного кровотока до момента хромоты.

Вазодилатация связана с ламинитом.
Чтобы определить, что предшествовало ламиниту - ламинарное сужение сосудов или вазодилатация - у лошадей непрерывно измерялась температура ламинарного слоя копыта из-за опасности развития ламинита во множестве клинических ситуаций (Pollitt and Davies 1998). Изменения температуры копыта, как предполагалось, показали колебания в ламинарном кровотоке. Однозначное присутствие или отсутствие ламинита определялось при гистологическом исследовании ламинарных тканей лошадей, которые были усыплены по соображениям гуманности. Анализ графиков средних температур копыт показал, что эти 6 лошадей, считавшихся больными ламинитом, испытали период длительной пальцевой вазодилатации во время фазы развития. 8 лошадей, у которых не диагностировали ламинит, не испытали такого периода вазодилатации и имели температуры копыт не выше, чем у нормальных лошадей.
Несмотря на то, что лошади кажутся одинаково больными с похожими клиническими симптомами – высокая температура, застой в кишках (паралитическая кишечная непроходимость), диарея, высокий сердечный ритм и низкий фекальный pH - единственным параметром, который решающе дифференцировал наличие и отсутствие ламинита лошадей во время фазы развития, была температура копыта. Таким образом, для того, чтобы произошел ламинита, должен произойти период субламинарной вазодилатации во время фазы развития (рисунок 4.5). Если добиться сужения сосудов пальца во время этого периода, ламинит не происходит.
Предполагалось, что период увеличенного кровотока в пальце у лошадей с диагностированным ламинитом ведет к серьезному метаболическому кризису, вызванному пищевой перегрузкой углеводами, метритом/задержкой отделения плаценты или плевропневмонией, подвергает опасности ламинарные ткани от передаваемых с кровью факторов, достаточных, чтобы вызвать разрыв ламины.
Была развита гипотеза о том, что разъединение ламинарных слоев могло произойти тогда, когда безудержная активация MMP повредила ламинарную базальную мембрану. Данные, что производство металлопротеиназы увеличилось и произошла ее активация, нуждались в подтверждении для этой теории.


Рисунок 4.5. Средние температуры (±стандартная ошибка) копыт при положительном ламините, отрицательном ламините и у лошадей под контролем без лечения. Все лошади, которые проходили через стадию развития ламинита (розовый прямоугольник) со значительно (*) горячими копытами с расширенными сосудами, получали ламинит. У лошадей, которые смогли поддержать копыта холодными, не было ламинита в конце периода развития. У группы нормальных лошадей были такие же температуры копыт, как и у лошадей с отрицательным ламинитом. Все лошади были размещены в лаборатории с управлением климатом с температурой окружающей среды в 10°C. Результаты наводят на мысль, что прежде чем происходил ламинит, требовался период субламинарной вазодилатации.

Ключевые пункты:
• Проблема с одной или несколькими главными системами органов производит инициирующие факторы, которые вызывают разделение ламинарного слоя во время фазы развития ламинита. Появление клинической боли в копытах и хромоты отмечает начало острой фазы ламинита.
• Острый ламинит обычно прогрессирует до хронического ламинита со смещением дистальной фаланги внутри копытной капсулы, вызывая различные степени хромоты (степени хромоты по Обелю) в зависимости от степени ламинарной патологии.
• Расстройства желудочно-кишечного трактата обычно связаны с ламинитом. Эти проблемы часто вызываются потреблением лишнего крахмала или фруктана, когда животные потребляют большое количество зерна или имеют неограниченный доступ к пышному пастбищу соответственно.
• В слепой кишке присутствие лишнего крахмала или фруктана производит среду, которая поощряет быстрый рост грамположительных бактерий, производящих молочную кислоту, и вызывают выделение эндотоксина граммотрицательными бактериями.
• Контроль производящих молочную кислоту бактерий препаратом Virginiamycin, который назначают до перегрузки углеводами, предотвращает ламинит и производство D-молочной кислоты бактериями.
• Период субламинарной вазодилатации происходит во время фазы развития ламинита у лошадей, повышая вероятность переноса кровью факторов спускового механизма ламинита.


This post is provided "as-is".
 
Len Дата: Вторник, 02.07.2013, 14:23 | Сообщение # 5
Группа: Администраторы
Сообщений: 1022
Статус: Offline
Часть 5. Ламинит: современные взгляды.

Введение.
Префикс слова ламинит точно указывает на ламинарный слой, или более точно - на листочки внутренней стенки копыта как центр патологии ламинита. Суффикс -ит подразумевает воспаление. Листочки стенки копыта, конечно, воспаляются во время острой фазы. Происходит повреждение ткани; появляется боль, покраснение и опухание под копытной стенкой. Вопрос - почему?

При остром ламините ткань, подвешивающая дистальную фалангу пальца на внутренней стенке копыта, подвергается разрушению, особенно соединение между соединительной тканью дермы или кориума (со стороны кости) и слоем базальной клетки эпидермальных пластинок (со стороны стенки копыта). Это соединение, область базальной мембраны, по-видимому, является слабым звеном в окружении здоровой и надежной структуры. При остром ламините происходит массовое отделение эпидермальных клеток от ламинарной базальной мембраны и их распад, и это приводит к разрушению ламинарной анатомии, и в конечном счете к распаду подвешивающей связи между копытом и дистальной фалангой пальца. Существует хорошая взаимосвязь между степенью серьезности болезни, которую можно увидеть в микроскоп (гистопатология), и степенью хромоты (использующий систему оценки Обеля), которую демонстрирует лошадь (Pollitt 1996). Таким образом, когда лошадь впервые начинает показывать боль в копытах при ламините, это означает, что анатомическое устройство пластинок копытной стенки разрушается. Чем сильнее хромота, тем серьезнее повреждение.
Любая деятельность, которая подвергает давлению уже ослабленное ламинарное соединение (например, принудительная тренировка), нанесет дополнительный ущерб и противопоказана. Использование блокад нерва для устранения боли поощрит передвижение и нанесет еще больший ущерб.

Ход развития ламинита.
Впечатляющий распад ламинарного соединения, начинающийся во время фазы развития ламинита, разрушает обычно здоровую и надежную эпидермально-дермальную систему за относительно короткий период времени. Логика подсказывает, что этот обычно жестко контролируемый метаболический процесс каким-то образом приходит в беспорядок, вызывая характерное поражение листочков во время фазы развития ламинита. Наши данные свидетельствуют о том, что ферментативная реконструкция эпидермальных листочков, которая, как предполагают, необходима для того, чтобы непрерывно растущая стенка копыта могла двигаться вдоль стационарной дистальной фаланги пальца, бесконтрольно активируется, разрушая ламинарное соединение. Ферментами, которые разрушают ключевые компоненты аппарата ламинарного соединения, являются металлопротеиназа-2 и металлопротеиназа-14 (MMP-2 и MMP-14). Эти ферменты также найдены в широком диапазоне других реконструирующихся тканей, таких, как кость, суставы и эндометрий (слизистая оболочка матки), а также в метастазирующих злокачественных опухолях (рисунок 3. 8). Дополнительная металлопротеиназа, MMP-9, также присутствует в затронутой ламинитом ткани, но она, кажется, получена из лейкоцитов, которые были привлечены к ламинарной зоне во время развития ламинита (Black et al. 2006).

Нормальная активность MMP постоянно реагирует на стрессы и нагрузки конской жизни так же, как на постоянный рост. Когда требуется, достаточное количество MMP производится в определенном количестве, чтобы произвести соединение эпидермальной клетки к клетке и клетки к базальной мембране, как того требует поддержание правильной формы и ориентации листочков. Время от времени повреждение в базальной мембране требует устранения и реконструкции. Контролируемое производство определенных ингибиторов MMP сохраняет процесс реконструкции в равновесии. Пластинки копыта и само копыто медленно мигрируют вдоль неподвижной базальной мембраны, которая жестко прикреплена к соединительной ткани, покрывающей верхнюю поверхность дистальной фаланги пальца.

Последовательности микроскопических событий, которые дают начало ламиниту, проходят закономерно, и стадии гистологического ламинита могут быть идентифицированы согласно степени серьезности этих изменений. Поэтому оказалось возможным разработать систему оценки гистопатологии ламинита, основанную на изменениях нескольких основных параметров ламинарной анатомии копыта. В AELRU мы создали систему исследования ламинита, сперва окрашивая ламинарные ткани с гематоксилином и эозином (H&E) и реактивом Шиффа (PAS), а позже - иммуногистохимическими методами, используя специфические тела против базальной мембраны (BM) (Pollitt 1996; Pollitt and Daradka 1998). Базальная мембрана стала ясно видимой, что привело к пониманию, что ламинит по существу является поражением базальной мембраны.

Нормальные анатомические особенности, которые необходимо оценить прежде, чем определять стадии ламинита по срезам ламинарного слоя, следующие. Верхушки вторичных эпидермальных пластинок (SELs) всегда закругленные (булавовидные) и никогда не клиновидные или заостренные. Ядра базальной клетки овальной формы с продольной осью овала под прямым углом к продольной оси вторичной эпидермальной пластинки. Эти параметры могут быть удовлетворительно оценены с использованием метода окрашивания срезов гематоксилином и эозином (H&E). Базальная мембрана проникает глубоко в крипты между SELs и обрисовывает в общих чертах очень тонкие, но заполненные соединительной тканью вторичные дермальные пластинки. Базальная мембрана плотно присоединена к нижним клеткам каждой SEL. Пятно PAS показывает это лучше (рисунок 5.1).


Рисунок 5.1. Микрофотография нормальных листочков копыта, окрашенных для выделения базальной мембраны. Базальная мембрана (отмеченная стрелками) каждой вторичной эпидермальной пластинки (SEL) показана темной пурпурной линией, близко примыкающей к нижним клеткам SEL. Между основаниями каждой SEL BM проникает глубоко (стрелки) и близко к безъядерной, кератинизированной первичной эпидермальной пластинке (PEL). Верхушки SEL округлены (булавовидные). Ядра нижней клетки овальной формы (звездочки) и размещены далеко от BM в вершине каждой клетки. Продольная ось каждого ядра нижней клетки расположена под прямым углом к продольной оси SEL. Вторичные дермальные пластинки (SDL) заполнены соединительной тканью, даже в самых их верхушках, между основаниями SEL. Эти параметры ламинарной анатомии копыта формируют базис гистологической системы оценки гистопатологии ламинита. Окраска = PAS. Отрезок = 10 мкм.

Гистология нижних клеток ламины представляется похожей и при изучении ультратонких срезов на трансмиссионном электронном микроскопе(TEM). Различие состоит в том, что увеличенная базальная мембрана и полудесмосомы могут наблюдаться с большой ясностью. Число полудесмосом может быть подсчитано, и расстояние между нижней клеткой и плотной пластинкой может быть измерено (French and Pollitt 2004b).

Гистологическая система классификации ламинита.
Ламинит гистологического типа 1.
Когда заканчивается фаза развития и начинается острая фаза, ламинарные базальные и парабазальные клетки теряют свою нормальную форму и, кажется, скользят друг по другу. Ядра нижней клетки становятся округленными вместо овальных и занимают патологическую позицию в цитоплазме клетки, близко к базальной мембране (рисунок 5.2). Это было первым поддающимся обнаружению изменением и встречалось уже на 18-ом часу в ряде ламинарных биопсий копыта, взятых в период развития ламинита. При окрашивании H&E вторичные эпидермальные пластинки SELs кажутся растянутыми, длинными и тонкими, с заостренными, вместо буравовидных, вершинами.


Рисунок 5.2. Ламинит гистологического типа 1(окраска H&E). Вторичные эпидермальные пластинки (SELs) более длинные и более тонкие, чем нормальные, и SELs имеют заостренные вершины вместо нормальных, округленных. Ядра базальной клетки больше не овальной формы, а круглой, и расположенными аномально близко к базальной мембране. Вершины вторичных дермальных пластинок (отмечены стрелками) все еще расположены близко к первичной эпидермальной пластинке (PEL), которая в порядке. На вставке изображены нормальные пластинки. Окраска H&E. Отрезок = 10 мкм.

На этой ранней стадии BM между основаниями SEL находится все еще в ее нормальном положении, близко к первичной эпидермальной пластинке. Другими словами, вершины вторичных дермальных пластинок (отмечены стрелками на Рис. 5.2) не изменились и все еще расположены близко к первичной эпидермальной пластинке (PEL), которая нормальна. Используя специальные окраски соединительной ткани, такие как реактив Шиффа (PAS), показывают, что отделение BM фактически встречается особенно в заостренных вершинах SELs, где формируются сосочкообразные пузыри отделенной BM (рисунок 5.3). Это поддается обнаружению только при помощи световой микроскопии, если ламинарные ткани обработаны PAS окрашиванием.


Рисунок 5.3. Ламинит гистологического типа 1 (PAS окрашивание). Микроснимок изображает ламинарные ткани копыта, окрашенные для выделения базальной мембраны. Базальная мембрана (отмечена стрелками) окрашена в темно-пурпурный. В заостренных теперь вершинах вторичных эпидермальных пластинок (SELs) базальная мембрана отделилась (звездочки) от нижележащих базальных клеток. Между основаниями SEL BM находится в своем нормальном положении, близко к первичной эпидермальной пластинке (PEL). Вставка показывает нормальные пластинки. PAS окрашивание. Отрезок = 10 мкм.

Ламинит гистологического типа 2.
Когда BM больше не привязана к базальным клеткам, она скользит еще дальше с каждым циклом весовой нагрузки на ногу лошади. Ламинарная базальная мембрана начинает исчезать сперва в основаниях SELs (рисунок 5.4). BM выходит из пространства между SELs и берет с собой соединительную ткань. Эпидермальные клетки без BM, кажется, не подвергаются некрозу или апоптозу, по крайней мере первоначально, и собираются вместе, чтобы сформировать аморфные массы без BM по обе стороны от ламинарной оси.


Рисунок 5.4. Ламинит гистологического типа 2 (PAS окрашивание). Базальная мембрана – окрашена в темно-пурпурный. В вершинах теперь заостренных вторичных эпидермальных пластинок (SELs) базальная мембрана (BM) продолжила отсоединяться от нижележащих базальных клеток, формируя пустые, выступающие колпачки (стрелка). BM исчезает из углублений между основаниями SEL. Ламинарная BM больше не прилегает к первичной эпидермальной пластинке (PEL). Между SELs меньше соединительной ткани. Вставка показывает нормальные пластинки. PAS окрашивание. Отрезок = 10 мкм.

Ламинит гистологического типа 3.
Для ламинита худший вариант развития событий - быстрое и полное отделение BM от всех эпидермальных пластинок. Лошади с ламинитом 3-го гистологического типа демонстрируют тяжелые клинические признаки и очень сильную хромоту. Слои BM отделяются, формируя скопления свободных BM, изолированных в соединительной ткани, граничащей с ламиной. Эпидермальные ламинарные клетки остаются как изолированные столбцы - вообще без соединения с дермальной соединительной тканью (рисунок 5.5). Верхушки листочков выскальзывают из их мест соединений в базальных мембранах соединительной ткани; сначала очень незначительно, но с увеличением расстояния между копытом и дистальной фалангой пальца становится измеримой в миллиметрах (рисунок 5.6). Это клинически проявляется как "синкер", худшая ситуация для лошади с ламинитом.


Рисунок 5.5. Ламинит гистологического типа 3 (окраска с использованием иммунной метки). Только следы базальной мембраны (обозначены стрелками) остаются между неорганизованными теперь вторичными эпидермальными пластинками. Большинство ламинарных эпидермальных клеток соединилось в аморфную массу, не прикрепленную более ни к какой соединительной ткани. Остаток ламинарных BM располагается свободно, в молекулярных цепочках (отмеченных стрелками) среди соединительной ткани первичной эпидермальной пластинки (PDL). Окраска с использованием иммунной метки коллагена IV типа. Вставка показывает нормальные пластинки. Отрезок = 10 мкм.

Так как BM - ключевая структура, соединяющая эпидермис копыта с соединительной тканью дистальной фаланги пальца, то из этого следует, что массовая потеря и разрушение ламинарного BM неизменно приводит к нарушению анатомии копыта, столь характерной для лошади с ламинитом.

Потеря протеина фиксирующих филаментов была недавно подтверждена с использованием иммуногистохимии. Предварительные результаты использования антитела к ламинину-5 (главный протеин фиксирующих филаментов) показывают, что laminin-5 расщепляется на стадии отсоединения ВМ от ламинарных базальных клеток (French and Pollitt 2004a). Бесконтрольная активация ламинарной MMP - вероятная причина разрушения фиксирующих филаментов.


Рисунок 5.6. Ламинит гистологического типа 3 (окраска с использованием иммунной метки). Базальная мембрана верхушки листочка окрашена с использованием иммунной метки коллагена IV типа. Верхушка основной эпидермальной пластинки (PEL) полностью отделилась от ее базальной мембраны. Базальные клетки PEL теперь - несвязанная, аморфная масса. В разрушеных трубочках базальной мембраны теперь нет эпидермальных клеток, но они все еще присоединены к соединительной ткани (стрелки). Основная эпидермальная пластинка уже сдвинулась на 0,03 мм со своего дермального пространства, и сейчас будет измерено расстояние, используя мерительную ленту, на рентгенограмме. На вставке показано нормальная, окрашенная с использованием иммунной метки верхушка листочка. ). Окраска с использованием иммунной метки коллагена IV типа. Отрезок = 10 мкм.

Кровеносные сосуды листочков.
Ламинит также оказывает влияние на анатомию капилляров листочков. Когда BM и соединительная ткань между SELs исчезает, то же самое делают капилляры; они разрушаются, сдавливаются на краях основных дермальных листочков. Без капилляров в кровообращении ламинарного слоя кровь обходит капиллярное русло через расширенные артериовенозные шунты, и резко изменяет природу кровообращения копыта. Быстрый пульс обнаруживается пальпацией пальцевых артерий. Это также объясняет, почему радиоактивные частицы размером с капилляр (описанные в Главе 4) обходили кровообращение в начале острой фазы. Явление сосудистого шунтирования теперь помещается после запуска производства MMP и происходит как следствие его.

Ультраструктура ламинита.
Обследование тканей под электронным микроскопом подтверждает существование лизиса и отделения ламинарной базальной мембраны (рисунок 5.7). Более того, большее увеличение показывает широко распространенную потерю полудесмосом (HDs) базальных клеток и отдаление цитоскелета базальной клетки от поверхности внутренних клеток (French and Pollitt 2004b; Nourian et al. 2007). Электронная микроскопия показывает, почему BM отделяется от основания базальных клеток. Фиксирующие филаменты, которые восполняют пробел между полудесмосомами и плотной пластинкой BM, больше не существуют. Когда высчитывается количество HDs в зоне BM, выясняется значительная корреляция между концентрацией HD и клинической тяжестью ламинита.


Рисунок 5.7. Снимок вторичных эпидермальных пластинок (SEL), полученный с помощью трансмиссионного электронного микроскопа в начале острого ламинита. Нормально выглядящие полудесмосомы (темная стрела) все еще имеют фиксирующие филаменты (стрелка), прикрепляющие ламинарную эпидермальную базальную клетку (EBC) к плотной пластинке (LD) базальной мембраны. При прогрессировании ламинита полудесмосомы растворяются и исчезают (белая стрела), и что немаловажно, фиксирующие филаменты отсоединяются, давая начало отделению BM. Отрезок= 200 нм. D = дерма.


Рисунок 5.8. Снимок верхушек вторичных эпидермальных пластинок (SEL), полученный с помощью трансмиссионного электронного микроскопа в начале острого ламинита. BM отделилась от истонченной, заостренной верхушки SEL и сформировала типичный пустой закрытый пузырь BM. Можно распознать немного полудесмосом и только фрагменты цитоскелета (звездочка). Отрезок = 200 нм. D = дерма, SEL =вторичная эпидермальная пластинка.

Ферментативная теория ламинита.
Ферментативная теория ламинита, основанного на активации пластинчатой MMP, оспаривает альтернативное представление о том, что ламинит развивается потому, что кровотечение препятствует возникновению ишемического некроза эпидермальных пластинок (Kyaw-Tanner and Pollitt 2004). Кроме того, некроз эпидермальных клеток, внутрисосудистая коагуляция и отек не были обнаружены в лаборатории AELRU в срезах, сделанных из тканей на ранних стадиях ламинита (Croser and Pollitt 2006). Сосуды в первичных дермальных пластинках, даже самые маленькие, преимущественно открыты и без признака капиллярных тромбов (сгустки крови). Макроскопическая анатомическая картина свежерассеченной ламинитной ткани - одна из самых сухих. Иногда пластинки просто отслаиваются.

Как инициирующие ламинит факторы достигают пластинок? Существуют убедительные доказательства из трех независимых международных лабораторий, что сосуды в копыте во время фазы развития ламинита расширены. Ламинит не возникает, если во время фазы развития сузить сосуды в копыте, предполагая, что инициирующие факторы вызовут ламинит только в том случае, если они достигнут ламинарных тканей в достаточно высокой концентрации и [останутся там] на достаточно большой период времени.

Что за инициирующие факторы? Так как модель ламинита от перегрузки углеводами характеризуется производством эндотоксина, логично было бы предположить, что эндотоксемия должна играть ключевую роль в развитии ламинита. Фактор некроза опухоли (TNF) наряду с другими цитокинами, такими как интерлeйкин, выражен мононуклеарными фагоцитами в течение минут после воздействия эндотоксина. Каскад цитокинов, образующийся в воспаленной негерметичной кишке, ответственен за большинство патологических эффектов эндотоксемии. Однако ламинит никогда не вызывался экспериментальным введением эндотоксина в кровоток или брюшную полость, и TNF не увеличивался; реальные инициирующие факторы ламинита остаются непознанными. В свете недавнего исследования бесспорным кажется то, что распад пластинок при ламините опосредуется несоответствующим высвобождением и активацией избытка MMP. Но что инициирует высвобождение и активацию MMP?

Ламинит in vitro (в лабораторных условиях).
Чтобы ответить на этот жизненно важный вопрос, было необходимо создать in vitro модель для ламинита, чтобы дать нам возможность изучить ряд предполагаемых инициирующих факторов в контролируемых лабораторных условиях. Мы смогли произвести опыт разделение дермальных и эпидермальных пластинок, используя маленькие эксплантаты ткани, взятой на внутренней части копытной стенки у здоровых, недавно убитых лошадей со скотобойни. После выращивания в течение 48 ч в питательной среде для тканевой культуры, в присутствии исследуемого инициирующего ламинит фактора, каждый эксплантат был подвергнут растяжению. Была записана сила, требуемая для отделения эпидермальный пластинок от дермальных. Когда дермально-эпидермальное разделение пластинок происходило без труда (как бывает при ламините), мы полагали, что в ткани развился ламинит in vitro. Ламинарные эксплантаты могут культивироваться в течение максимум 7 дней в нормальной питательной среде, и никакого разделения пластинок не происходит. В сущности, разорвать нормальные ламинарные эксплантаты невозможно. Нормальные эксплантаты сопротивляются силе разрыва в 900 граммов. Когда к питательной среде тканевой культуры эксплантата добавлялся химикат, о котором было известно, что он активировал металлопротеиназы (мы используем нефизиологический активатор MMP, ртутьорганические соединения, аминофенил ацетат ртути или APMA), эксплантаты разрывались при маленькой силе разрыва. Фактически можно построить кривую дозовой зависимости между силой, требуемой для разрыва эксплантата, и концентрацией активатора металлопротеиназы.

Все ткани эксплантата были помещены в формалин и было проведено гистологическое исследование на наличие разрыва. На гистологических срезах была явно видна зона полного разделения между базальной мембраной и нижними клетками эпидермальных пластинок (рисунок 5.9). Это признак ламинита in vitro, который имеет сходство с поражением базальной мембраны природного ламинита in vivo (в естественных условиях). Модель стала мощным инструментом, который позволяет нашей лаборатории показать на экране большое количество потенциальных, естественных инициирующих ламинит факторов без необходимости выполнять эксперименты с живыми лошадьми (Mungall et al. 2001). Наличие или отсутствие активации MMP в питательной среде тканевой культуры эксплантата были обнаружены при помощи зимографии с использованием электрофореза в полиакриламидном геле (рисунок 5.9). Анализ питательной среды нормальных эксплантатов копыта показывает, что эксплантаты производят две MMP (желатиназы) молекулярной массой 92 и 72 кДа (килодальтона) (Mungall and Pollitt 1999). Небольшое количество активных форм MMP-2 также присутствует у нормальных лошадей. Выращивание нормальных эксплантатов копыта с APMA приводит к активации MMP-9 и MMP-2.


Рисунок 5.9. Зимография эксплантатов здоровой ламины. Среда тканевой культуры, в которой культивировались эксплантаты, была помещена в полиакриламидный гель, содержащий 0.1% желатина (слева). После электрофореза и ночного культивирования гель был окрашен для обнаружения белка красителем Кумасси голубой G-250. Поскольку гель содержит белок (растворимый коллаген желатин), весь гель окрашивается в голубой, кроме тех мест, где желатин был усвоен активностью MMP. Таким образом, чистые области показывают присутствие MMP-9 и MMP-2 в ткани ламинарного слоя копыта. В то же время подвергаются электрофорезу белки известной молекулярной массы (не показано), чтобы определить молекулярные массы MMP в килодальтонах (кДа). Полоса 1 показывает содержание MMP в нормальном эксплантате. Есть про-MMP-9, но нет активных MMP-9, большая зона про-MMP-2 и немного активных MMP-2. Полоса 2 показывает эффект активации MMP при помощи APMA. Про-MMP-9 становились активными MMP-9, и можно было встретить подобное преобразование про-MMP-2. Распад фрагмента про-MMP 9 и 2 в 10 кДа активирует фермент. Микрофотография (справа) показывает эксплантат ламины копыта после активации входящих в ее состав MMP при помощи APMA. BM (стрелки) вторичных эпидермальных пластинок больше не присоединены к нижним клеткам. Активация ламинарных MMP вызывает это in vitro поражение, которое напоминает естественный ламинит. Окрашивание гематоксилином и эозином. Отрезок = 10 мкм.

Ламинит и ферментная активность металлопротеиназы.
Ламинарные эксплантаты от лошадей с острым ламинитом, культивируемые в питательной среде при тех же самых условиях, содержали не только увеличенное количество неактивных MMP-2 и MMP-9, но и значительно увеличенное количество MMP в их активированной форме (рисунок 5.10). Это – доказательство того, что увеличенное производство активных MMP встречается в ламинарных тканях, пораженных ламинитом (Pollitt et al. 1998). Это было подтверждено подобными результатами исследований других исследователей ламинита (Johnson et al. 1998). Нити, прикрепляющие нижние клетки ламины к базальной мембране, являются основанием MMP, и их ферментативное расщепление приводит непосредственно к разрыву связи между копытной капсулой и дистальной фалангой пальца.


Рисунок 5.10. Графики, показывающие экспрессию генов MMP-2 (слева) и зимограмму пораженной ламинитом ткани (справа). Экспрессия MMP-2 в пораженной ламинитом ткани была значительно больше, чем в контрольной ткани (p< 0.01). Зимограмма показывает значительные увеличения количества активного MMP 9 (82 килодальтона - черная стрелка) и MMP2 (62 килодальтона - белая стрелка) в листочковых эксплантатах от лошади с ламинитом. Полоса 1 = супернатант эксплантата нормального копыта. Полосы 2 и 3 = супернатанты эксплантата переднего копыта с ламинитом. Полосы 4 и 5 = супернатанты эксплантата заднего копыта с ламинитом. Молекулярные массы получены от эталонов (не показано).

Ламинит приводит к повышенной транскрипции генов ламинарных ферментов.
Разрушение и отделение листочковой базальной мембраны - ключевое поражение при остром ламините. Гены, управляющие активностью MMP ламинарного слоя копыта значительно увеличивают свое количество в тканях, пораженных острым ламинитом, таким образом обеспечивая устойчивые косвенные доказательства, что активация MMP – основное явление при развитии ламинита (рисунок 5.10). ADAMTS-4, дополнительный фермент, способный к нападению на другие компоненты зоны пластинчатой BM, также значительно растет при ламините (Coyne et al. 2008).

Ингибиторы металлопротеиназы.
Активность MMP в тканях, как показывают недавние исследования, сильно зависит от степени злокачественного развития и инвазивности смертельных человеческих новообразований, таких как злокачественная меланома, рак молочной железы и рак толстой кишки. Деградация протеогликана в суставном хряще, вызванная ADAMTS-4, является характерной чертой остеоартрита. Исследование в этих областях породило широкий диапазон химических веществ, способных замедлять активность ферментов и in vitro, и in vivo. Мы показали, что один из них (Batimastat или BB-94, British Biotech, Оксфорд) блокирует активность ламинитных MMPs in vitro и имеет потенциал, чтобы быть полезным инструментом в предотвращении и лечении острого ламинита (Pollitt et al. 1998). Мы проводим испытания, проверяя, могут ли ингибиторы MMP предотвратить или облегчить реальные случаи ламинита.

Поиск естественных факторов, вызывающих ламинит.
Мы использовали модель эксплантата ламинита in vitro, чтобы исследовать большинство предполагаемых спусковых факторов ламинита у лошади. Протестировали ламинарный слой на устойчивость к фактически всем известным цитокинам, тканевым факторам и простагландинам. Грамотрицательный бактериальный эндотоксин, экстракт черного ореха (Juglans nigra) и даже анаэробные условия культивирования не вызывают разрыв ламинарного слоя или значительную активацию MMP. Как бы то ни было, есть одно примечательное исключение. Фактор, присутствующий в супернатанте культуры Streptococcus bovis, выделенной из толстой кишки лошади, активирует MMP-2 в копыте и вызывает разрыв ламинарного слоя. Во время переедания зерна S. bovis - основной микроорганизм, ответственный за быструю ферментацию углеводов в молочную кислоту в задней кишке лошади. В присутствии фактически неограниченного субстрата их популяция бурно растет в геометрической прогрессии. В настоящее время мы исследуем роль S. bovis как активатора MMP в естественных случаях ламинита у лошадей. Если они проходят слизистый барьер задней кишки и попадают в кровь, они могут быть "причиной" ламинита (по крайней мере, в случае переедания углеводов), что ранее не рассматривалось.

Ключевые пункты:
• Система классификации для гистопатологии ламинита была разработана основываясь на закономерностях гистологических изменений вторичных эпидермальных пластинок, нижних клеток и базальной мембраны, которые происходят с наступлением ламинита. Ламинит гистологических типов 1-3 показывают увеличивающийся разрым и распад базальной мембраны, вместе с соединительной тканью, из вторичных эпидермальных пластинок.
• По мере сокращения базальной мембраны и соединительной ткани повреждаются капилляры пластинок, что приводит к обширными изменениями кровообращения в копыте, поскольку кровь обходит капиллярное русло через расширенные артериовенозные шунты.
• Модель ламинита in vitro с использованием эксплантатов копыт с последующим зимографческим анализом ферментов показала, что активация MMP-2 и MMP-9, при ламините или с помощью APMA, заканчивалась разделением эпидермальных и дермальных пластинок. Во время ламинита возрастала транскрипция генов MMP-2 и MMP-9.
• Гистологическая экспертиза эксплантатов, обработанных APMA, показала, что разрый, произошедший in vitro, похож на поражение базальной мембраны при ламините in vivo.
• Наличие ингибитора MMP BB-94 блокирует активность MMP in vitro.
• Факторы, существующие в супернатанте культур Streptococcus bovis, активируют MMP-2 и вызывают разрым ламинарного соединения.


This post is provided "as-is".
 
Len Дата: Пятница, 02.10.2015, 13:55 | Сообщение # 6
Группа: Администраторы
Сообщений: 1022
Статус: Offline
Часть 6. Инсулин и ламинит.

Изменения в метаболизме инсулина как инициирующий фактор ламинита.

Все [живые] ткани нуждаются в глюкозе (сахаре) для энергии, но большинство тканей может потреблять глюкозу из крови только с помощью белков-переносчиков глюкозы (GLUT). Есть много различных GLUT-белков, включая GLUT 1, который не зависит от инсулина. Белки GLUT 4 включаются инсулином, и когда они начинают разрушаться, тело вырабатывает больше инсулина, чтобы попытаться скомпенсировать это. Концентрация инсулина в крови - хороший диагностический маркер (или фактор риска) ламинита.

Метаболический синдром лошадей.

Термин "метаболический синдром" относится к лошадям с ламинитом в анамнезе, резистентностью к инсулину, с гребнем на шее (рисунок 6.1) и с большими отложениями жира на холке и дорсальной области спины (Johnson 2002).


Рисунок 6.1. Пони с хроническим ламинитом демонстрирует типичный для метаболического синдрома гребень. Фотография Дона Уолша.

Пони, подверженных пастбищному ламиниту, отличает повышенная концентрации инсулина в сыворотке (Treiber et al. 2006a; Treiber et al. 2006c). Кроме того, концентрация инсулина заметно повышена у тех пони, которые заболевают ламинитом после поедания высокоуглеводной травы, в то время как концентрации глюкозы, свободной жирной кислоты и кортизола остаются нормальными (Treiber et al. 2006b). В отличие от людей, устойчивые к инсулину лошади редко получают истощение поджелудочной железы, и способны к производству исключительно высоких концентраций инсулина в сыворотке (McGowan et al. 2004b; Reeves et al. 2001). Токсичность инсулина считалась ключевым фактором запуска развития ламинита у лошади. Старт ламинита связано с концентрацией инсулина в плазме выше 100 мкЕД/мл [нормальный диапазон = 8 - 30 мкЕД/мл] (Walsh et al. 2007).

Чтобы проверить гипотезу, что гиперинсулинемия запускает ламинит, нормальные, худощавые пони, без с ламинита или устойчивости к инсулину в анамнезе, были подвергнуты длительным гиперинсулинемии и эугликемии. У всех пони начался ламинит в пределах 72 часов гиперинсулинемии (Asplin et al. 2007). Это подчеркивает важность инсулина в патогенезе эндокринопатического ламинита.

Лошадям и пони, подверженным ламиниту, нужно тестировать кровь на раннее обнаружение гиперинсулинемии. За три часа до забора крови нужно прекратить дачу зерновых или других источников растворимых углеводов. Один анализ крови, показывающий повышенный инсулин, предсказывает развитие ламинита или его обострение (Walsh et al. 2007). Для снижения концентрации инсулина и восстановления чувствительности к инсулину необходимо провести [соответсвующие] процедуры. Диета для снижения веса с низким гликемическим индексом и физические упражнения уменьшают устойчивость к инсулину у лошадей (Pratt et al. 2006). Еще требуется работа, чтобы понять, будут ли инсулин-сенсибилизирующие препараты вроде тех, что применяют люди с диабетом 2 типа, эффективны для лошадей с инсулиновой резистентностью.

Синдром Кушинга у лошадей.

У возрастных пони и лошадей иногда развивается проблема с гипофизом, который расположен в основании головного мозга. Железа увеличивается и становится дисфункциональной, в итоге развивается синдром Кушинга (ECD). Гипертрофия иногда описывается как опухоль (аденома гипофиза), но в большинстве случаев это гипофизарная гиперплазия (увеличение размера по необъяснимым причинам).

Болезнью поражается часть гипофиза, которая называется pars intermedi, давшая медицинское название болезни; pars intermedia adenoma (PIA) или pituitary pars intermedia dysfunction (PPID). Дисфункциональный гипофиз производит избыток гормонов и пептидов, которые управляют другими гормонами. Признаком заболевания лошади PIA является гирсутизм: шерсть становится противоестественно длинной и не вылинивает в обычное время (рисунок 6.2).


Рисунок 6.2. Пони с синдромом Кушинга не может перелинять (гирсутизм). Дисфункциональный гипофиз производит в чрезмерном количестве гормоны и пептиды, которые управляют другими гормонами. Гормональный дисбаланс также создает тканевую резистентность к инсулину и гиперинсулинемию, которая нарушает метаболизм ламинарного слоя копыт и вызывает хронический ламинит. Гирсутизм - дополнительный признак того, что у лошади синдром Кушинга.

Гормональный дисбаланс также создает устойчивость к инсулину, которая нарушает метаболизм копыта, вызывая постепенный, беспрестанно развивающийся хронический ламинит. Болеющие лошади и пони часто имеют концентрации глюкозы, АКТГ, кортизона и инсулина в крови выше нормы. Уровни этих веществ меняются в течение дня (дневной или суточный ритм), и нужно с осторожностью толковать анализы крови. Клинические признаки ECD - большой живот и слабая верхняя линия, отложения жира над глазами, полиурия (повышенное выделение мочи) и полидипсия (усиленная жажда), восприимчивость к инфекциям и ламинит. Баланс инсулина - эффективный прогностический индикатор для лошадей с ECD; у инсулинорезистентных животных с нижним уровнем концентрации инсулина в сыворотке больше 188 мкЕД/мл намного более вероятно разовьется ламинит, и они проживут меньше 2 лет после постановки диагноза, если останутся устойчивы к инсулину (McGowan et al. 2004a). Ламинит, развившийся у животных с синдромом Кушинга, обычно не поддается лечению. Однако многообещающие результаты были получены после назначения мезилата перголида (Пермакс) - лекарственного средства, зарегистрированного для медицинского применения. Рекомендованная доза 1-2 мг на лошадь в день. Механизм действия этого лекарственного средства заключается в уменьшении производства в гипофизе гормона (АКТГ), который управляет производством кортизола в надпочечнике. Когда кортизол находится под контролем, ламинарный слой копыта снова становится чувствительным к инсулину, и ламинит стабилизируется. После лечения Пермаксом концентрация АКТГ у лошадей с ECD уменьшается в течение одной недели (Walsh et al. 2007).

Гиперлипидемия (повышенное содержание жира в крови).

Следующее подтверждение связи изменений в метаболизме глюкозы с ламинитом вытекает из наблюдений за пони и лошадями с гиперлипидемией. Гиперлипидемия - это состояние отрицательного энергетического баланса, быстро проявляющееся и часто ускоряемое какой-либо формой стресса. Считалось, что ламинит, развивающийся при гиперлипидемии, является результатом сужения сосудов в копыте, как следствие измененного метаболизма у животного. Альтернативное объяснение состоит в том, что метаболические изменения, приводящие к гиперлипидемии, влекут за собой нехватку глюкозы в тканях копыта, таким образом вызывая цепь событий, приводящих к запуску производства MMP и разрыву пластинок копыта, как это происходит у культивируемых эксплантатов.

Ламинит опорной конечности.

Ламинит на одном копыте может развиться тогда, когда конечность лошади вынуждена принимать на себя вес асимметрично в течение длительного периода времени. Это может происходить тогда, когда рана (перелом кости или сустава) или патологический процесс (инфекционный артрит) в противоположной конечности настолько болезненны, что она не может нести вес. После 2-3 дней постоянной нагрузки в поддерживающей конечности развивается листочковая патология, часто до тяжелой степени. Аргументация в пользу ишемии, как причины ламинита поддерживающей конечности, кажется, очевидна. Данные получены после исследований in vitro с использованием цифровой субтракционной ангиографии (DSA) в изолированных перфузированных конечностях лошади (полученных после гуманного убоя на скотобойне).

При использовании механического пресса для нагрузки конечности (путовый сустав полностью разогнут) наблюдалась нулевая перфузия ноги ниже уровня венчика. Когда конечность не была загруженной, перфузия через все главные сосуды ноги была нормальной. По-видимому, подобная ситуация преобладает в естественных условиях, и хроническая нехватка перфузии в конечном счете вызывает патологию листочков, неотличимую от начавшейся по другим причинам. Эта форма ламинита может быть предотвращена, если поддерживающая конечность плотно обернута в упругий поддерживающий бандаж и подкована на эффективную поддерживающую подкову. Лошади нужно предоставить глубокую подстилку из опилок или песка так, чтобы она могла удобно лечь и позволить крови циркулировать через ее ноги. Глубокая, податливая подстилка также позволяет лошади находить такое положение ноги, которое активирует кровообращение. Травмированная конечность должна лечиться быстро и оснащаться гипсовой повязкой или шиной так, чтобы она могла начать брать на себя свою долю веса. Боль нужно снимать анальгезирующими средствами по той же самой причине.

Ключевые пункты:
• Лошади и пони, больные конским метаболическим синдромом, часто страдают ожирением, имеют гребень на шее и увеличенные жировые пятна на холке и в дорсальной области спины.
• Концентрация инсулина в плазме выше 100 мкЕД/мл указывает на устойчивость к инсулину (гиперинсулинемию) и высокий риск ламинита.
• Чистый инсулин при введении в избытке здоровым пони вызывает ламинит.
• Синдром Кушинга также влечет за собой сопротивление ткани к инсулину и гиперинсулинемию, что изменяет характер поглощения глюкозы в листочках копыта и заканчивается хроническим ламинитом.
• Гиперлипидемия также вызывает ламинит, возможно, из-за связанной с ней гиперинсулинемии.
• Ламинит поддерживающей конечности, в ламине одного копыта, может происходить всякий раз, когда одна нога принимает на себя вес полностью в течение длительных периодов времени. Чтобы предотвратить развитие ламинита в опорной ноге, нужно использовать профилактическое лечение.


This post is provided "as-is".
 
Форум » Форум » Копытные вопросы » Ламинит у лошадей. (by Dr. Chris Pollitt)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017 Используются технологии uCoz