Ересь конная
"Ибо надлежит быть и разномыслиям между вами, дабы открылись между вами искусные" (1Кор.11:19)
Воскресенье, 19.11.2017, 19:23
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Форум » Кунсткамера » Доктор-гиппиатр Криштоф Монвид Дорогостайский
Доктор-гиппиатр Криштоф Монвид Дорогостайский
Captain_Nemo Дата: Понедельник, 24.10.2011, 20:11 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 1984
Статус: Offline
Эта тема для нашего форума не совсем обычна, а в чем-то, пожалуй, и уникальна. А почему так - судите сами.

Выражаю признательность автору приведенного ниже интереснейшего исследования, моей старинной и доброй знакомой Светлане Ищенко; ее великодушное согласие на публикацию на страницах этого форума явилось для меня большой радостью и честью.

Опубликовано в авторской редакции.


***



Иди (Эгидий) Саделер. Портрет Криштофа Монвида Дорогостайского. Прага, 1605 г.

***

Доктор медицины и гиппиатр Криштоф Монвид Дорогостайский

Великий маршалок Великого Княжества Литовского Криштоф Монвид Дорогостайский (1562 — 1615) — один из героев и творцов Белорусского Ренессанса, которому удалось, пожалуй, насколько это возможно, воплотить идеал человека гармоничного. Всадник и воин, державный муж и меценат-просветитель, на досуге слагающий стихи и лелеющий замысел книги, путешественник, вольнодумец, впрочем, верный королю и Отечеству — всё это одна жизнь, одна судьба…

Обширный эпистолярий К. Дорогостайского, хранящийся в польских библиотеках и архивах, еще ожидает тщательных исследований и публикаций в Беларуси. В данной же статье мы рассмотрим, пользуясь белорусским изданием «Гиппики» и трудами современных польских историков, только одну из ипостасей ее автора: доктор медицины, ученый-натуралист.

Выбор наследника славного магнатского рода Монвидов- Дорогостайских, сына полоцкого воеводы, посланного учиться за границу, — полный курс медицины в католической Фрайбурго-Брайзгаузской академии, да еще и с получением степени доктора — случай в контексте эпохи исключительный. Богатая шляхта Речи Посполитой считала медицину плебейским ремеслом, ставя на первое место по престижности юридическое образование. Не говоря уж о том, что молодые аристократы обычно вели веселую жизнь странствующих студентов, посещая европейские университеты как вольнослушатели, и уровень полученных таким образом знаний был, как можно догадаться, поверхностным.



Вероятно, всерьез изучать медицину юного Криштофа побудило собственное слабое здоровье. От отца он унаследовал подагру, но это была не единственная донимавшая его болезнь. Известный польский биограф К. Дорогостайского — доктор габилитованый, профессор Института истории Опольского университета Ян Середыка в своей книге «Княжна и бедный слуга», посвященной перипетиям семейной жизни великого маршалка, отмечает: «Письма его переполнены упоминаниями о почти непрекращающихся страданиях. Из этого можно заключить, что публичная и частная деятельность Дорогостайского была поистине триумфом духа над телом». (Пер. с польского. — С. И.)[1]

Далее наш герой совершенствовался в медицине во время путешествия по Италии. С этой целью он посетил города Болонью и Феррару, а дольше всего задержался в Неаполе, где его увлекла высшая школа верховой езды при дворе вице-короля, неаполитанского князя де Осона[2]. Пытливому гостю из далекой страны давали уроки лучшие кавалькаторы (мастера выездки. — С. И.) той эпохи. С особой благодарностью Дорогостайский вспоминал княжеского конюшего и гипполога, несравненного всадника Петро Антонио Феррару, вдохновившего его написать первое пособие по коневодству и верховой езде для соотечественников.

Книга IV «Гиппики» под названием «Гиппиатрия, о разных конских болезнях» дает нам наиболее полное представление о познаниях Дорогостайского-доктора, а также позволяет судить об уровне развития ветеринарии и в некоторой степени — медицины в Речи Посполитой конца XVI — начала XVII вв. В то время и речи не было о подготовке ветеринарных врачей в университетах и академиях. Если заболевшей лошади не помогали домашние средства, хозяева прибегали к услугам, часто весьма сомнительным, кузнеца-коваля или знахаря-коновала. Поэтому советы и рецепты, изложенные в «Гиппике», оказались востребованными, их переписывали и пересказывали друг другу просвещенные коневладельцы. Книга выдержала 5 переизданий (2-е издание — в Познани, остальные — в Кракове) и пользовалась популярностью вплоть до конца XIX в. Между прочим, в 1685 г. «Гиппику» перевел на русский язык некто С. Гадзяловский. Московиты не имели собственных трудов по ветеринарии и конному делу до XVIII в.

Однако еще античные ученые уделяли внимание физиологии и патологии домашних животных в трактатах о ведении сельского хозяйства. Известны были и отдельные сочинения, например, «Гиппиатрия, или Ветеринарная медицина» Абсирта[3], «Ветеринарное искусство» Пелагония[4], «Ветеринарное искусство, или Муломедицина» Вегеция Рената Флавия[5]. Наш великий маршалок внимательно их проштудировал. На страницах «Гиппики» он ссылается как на древних светил науки — Ксенофонта[6], Теоменеста[7], Варро[8], Колюмеллу[9], Плиния Старшего[10], так и на средневековых — Альберта Великого[11] и Арнальдо из Виллановы[12], и, наконец, на современные ему умы: Фернеля[13], Кардана[14], Векера[15]...

И ближе, в самой Речи Посполитой, у «Гиппики» Дорогостайского были предшественники. Например, изданный в 1532 г. в Кракове труд «Дело и лекарства конские, Конрадом-королевским ковалем испытанные…», «Книги о хозяйстве и о присмотре за преумножением разных пожитков, каждому сословью надобных» Петра Кресцентина, трактат «О кобылах и жеребцах» Адама Митиньского, придворного конюшего короля Жигимонта Августа. Но мы можем гордиться тем, что первое системное пособие, охватывавшее все аспекты коневодства своего времени, создал именно гражданин Великого Княжества Литовского, на Ошмянской земле.

…Основополагающим для западной медицины долгие века было учение о 4-х стихиях: воздухе, огне, воде и земле, которым соответствуют 4 свойства (сухость, жар, влажность и холод) и 4 вещества (кровь, желчь, флегма, или слизь, и черная желчь). Избытком или недостатком влияния на организм той или иной стихии объяснялось наличие 4-х темпераментов у людей и животных, а также возникновение различных патологий. Незыблемыми столпами этой теории считались Гиппократ, Аристотель и Гален. Впрочем, похоже, что она была общей для всего Древнего мира: можно усмотреть здесь аналогии с концепцией трех доша в Аюрведе[16] и с превращениями первоэлементов в даосизме[17].



Применительно к лошадям Дорогостайский записывал гнедых в сангвиники, рыжих — в холерики, серых считал флегматиками, ну а вороным досталась меланхолия («Гиппика», Книга I, раздел IV). Отсюда он делал вывод, что масть обусловливает характер животного, рабочие качества, подверженность тем или иным заболеваниям и травмам (Книга I, разделы V — VIII). Современные конники иронизируют на этот счет, но долю истины можно обнаружить даже в предрассудках. Например, белый копытный рог менее прочный, чем темный, поэтому лошадь с белыми ногами в военном походе больше рисковала повредить копыто и выйти из строя; серые кони склонны к меланомам (кожным новообразованиям. — С. И.).

Какие методы лечения были в ходу на рубеже XVI—XVII веков? Первым делом медики прибегали к «очищению всего тела пациента», хоть двуногого, хоть четвероногого. (Собственно, не то ли самое, только более утонченными способами, рекомендуют нам новомодные оздоровительные методики?) Дорогостайский перечисляет 4 способа очищения: «… через пот; или через воздержание от еды и питья, то есть через пост; или также через кровопускание; или, наконец, через прием внутрь либо микстур, либо иных лекарств». (Книга IV, раздел II). Далее он поясняет, что лошади достаточно потеют во время работы; периодический «пост» им полезно устраивать на конюшенном содержании — не только для оздоровления, но и для привыкания к лишениям на случай войны либо всяких экстремальных обстоятельств. А вот с кровопусканием и дачей лекарств дела обстояли куда сложней: тут уж надлежало учитывать расположение Луны и созвездий. Кальвинист Дорогостайский не считал за грех увлекаться астрологией. Опираясь на трактат Арнальдо из Виллановы, он составил список неблагоприятных дней каждого месяца (напоминающий мрачные прогнозы наших метеорологов), когда не стоит и браться ни за какое лечение, а тем более пускать кровь. К ним добавлялись так называемые Египетские дни, те, в которые Господь покарал бедствиями египтян во времена Моисеевы (1 и 25 января, 4 и 20 февраля, 1 и 28 марта, 10 и 20 апреля, 3 и 25 мая, 10 и 16 июня, 13 и 22 июля, 1 и 31 августа, 2 и 21 сентября, 3 и 22 октября, 5 и 28 ноября, 7 и 22 декабря) — невезучие для любого начинания. С опаской поглядывали врачеватели на молодой месяц и полную луну. Правда, к облегчению читателей, автор «Гиппики» поспешил заметить: «Но чтоб не подать кому-либо повод для насмешки, нам придется отбросить эти тонкости, поскольку более важное дело — лечить человека, чем скотину». (Книга IV, раздел III). И далее рекомендует руководствоваться при кровопускании лошадям только сезонными изменениями. Надо сказать, что от кровопускания не отказываются совсем и современные ветврачи: это метод экстренной помощи при остром ламините (ревматическом воспалении копыт. — С. И.) и при отравлениях.

Ветеринария в изложении Дорогостайского самоотверженна, вынужденно жестока, часто омерзительна для современного читателя. Изощренными методами, рискуя заразиться, пытались лечить сап — болезнь смертельно опасную не только для лошадей, но и для людей: «… раскали длинное шило и воткни [коню] в конец хвоста между шкурой и костью на ладонь вглубь; сделай же твердый кнот из конопли и намажь козлиным жиром, [и введи после шила]». (Книга IV, раздел XI.) Операции, промывание срезов уксусом с солью, прижигания каленым железом, кислотой проводились — страшно представить! — без наркоза. Пациента-человека хирурги хотя бы предварительно опаивали водкой или опиумом, коня же просто накрепко связывали, «чтобы не кидался».



Едва ли кто-то из нынешних ветврачей решился бы «разодрать черную курицу, живую и с перьями», чтобы обложить этим жутким компрессом ушибленное сухожилие на конской ноге, или варить целебное маслице для больного плеча из слепых щенят. А тем паче «когтем, отсеченным у живой рыси, расцарапать коню до крови верхнюю губу и в ноздрях», чтоб извести аденому третьего века. Но легко нам из XXI столетия осуждать автора «Гиппики» за садистские штучки, имея под рукой, чуть что, сильнодействующие таблетки и уколы. А в их полное отсутствие у того, кто прибегал к крайним, нелепым, «живодерским» методам, было одно оправдание: отчаянное стремление исцелить, спасти боевого друга, который «здоровье пана своего на своей спине хранил», либо утеху очей, воплощение лошадиного совершенства, стоившее знатному заводчику целой деревни с мужиками, или кормильца семьи шарачкового шляхтича, конька попроще, который и в поле пахал, и под седлом ходил …

Было бы ошибкой воображать медицину Белорусского Ренессанса сплошным дремучим варварством! Знакомство с «Гиппикой» показывает, что наши предшественники задолго до открытия микроорганизмов имели представление о путях распространения заразных болезней (инфекционных, кожных) и мерах их профилактики, стерилизовали инструменты перед операциями. Рассуждая о наследственной передаче как ценных качеств, так и патологий и пороков развития у лошадей и собак, Дорогостайский фактически сформулировал один из основных законов генетики:

«… наследственность при рождении, преобладая у большей части приплода, не каждому может придать равные достоинства» (Книга I, раздел XII).

Описания заболеваний в «Гиппиатрии» не имеют строгой систематизации. Тем не менее, Дорогостайский рассмотрел наиболее известные заболевания и травмы лошадей: глазные (слепота, вызванная атрофией глазных нервов, бельмо, аденома третьего века, травма глаза), болезни полости рта (катаральный стоматит, папилломатоз, раны на языке, чрезмерное отрастание зубов), дыхательных путей (эмфизема, катаральная бронхопневмония), инфекционные (сап, мыт), паразитарные (глистные инвазии, парафиляриоз), кожные (фурункулез, дерматит, мокрец), связанные с погрешностями эксплуатации и ухода (острый ламинит, вызванный опоем), новообразования, травмы конечностей, ранения, отравления.... И не как теоретик-компилятор, а как искушенный практик: «А читателя прошу над этим не насмехаться, ибо я сам, если хочешь знать, сколько раз это испытывал, и всегда счастливо, и избавлял лошадей от многих болезней, неподатливых к лечению». (Книга IV, раздел IV). Библиограф Торуньского университета Эдита Урбаньска отмечает, что Дорогостайскому удалось расширить ветеринарные познания о камнях в почках и мочевом пузыре, об остром миозите, о припадках по типу эпилептических и о зобной болезни лошадей, предложить оптимальный на то время метод кастрации жеребцов[18].

Книга IV «Гиппики» любопытна и тем, что дает представление об аптечном ассортименте своей эпохи, ибо её автор не раз подчеркивал: для лучших лошадей не жаль покупать дорогие лекарства в аптеках.



Очевидно, в Речи Посполитой был налажен импорт лекарственных средств как из Западной Европы, так и с Арабского Востока, коль Дорогостайский смело рекомендовал для выведения бельма на выбор порошок раковины каракатицы, лучший аравийский ладан под названием «turiam praeparatam» или александрийские голубые квасцы («глазной камень»). Далее, от сердечных недугов он считал нелишним пользовать благородных животных амброй, разведенной в мускатном вине, а при остром миозите советовал добавлять в клистир сильнодействующее слабительное из плодов горького огурца коллоквинта, произрастающего в Северной Африке. Следуя рецепту из «Гиппиатрии», какой-нибудь богатый пан мог велеть конюхам мазать плешь на хвосте любимого скакуна толченой смесью индийского нарда[19] с крупными изюминами, чтобы ускорить отрастание волос. В рецептах мазей и пластырей на раны и ушибы, помещенных в конце Книги IV, находим смолы тропических деревьев storacis[20] и bdellium[21]. В качестве «грязелечения» неоднократно рекомендуется армянская глина[22]. Перечень экзотических пряностей и плодов, упомянутых Дорогостайским, завидный для гомеопатов и кулинаров: асафетида, имбирь, корица, фенхель, шафран, корочки и сок лимона, ягоды лавра, миндаль и грецкий орех, оливки и даже каперсы…

За очень большие деньги и, вероятно, по хорошему знакомству можно было стать счастливым обладателем средств, исцеляющих от всех болезней. Непревзойденным по этой части считался философский камень, предметами алчных поисков алхимиков были также рог единорога (т. е. носорога?) и териак. Изобретение териака, универсального лекарства и противоядия, приписывали личному врачу римского императора Нерона. Тайна его состава была покрыта мраком, но предполагалось, что неподдельный, качественный териак мог содержать до 70 компонентов, в том числе опиум.



«Частным случаем» териака был митридат (названный в честь Митридата VI Евпатора Великого, царя Понта и Босфора, приучившего себя к ядам. — С. И.), употреблявшийся сугубо как противоядие. Сын своей эпохи, Дорогостайский верил в эти алхимические фальсификации, как и в то, что засушенная летучая мышь, привязанная в полотняном мешочке, гонит мочу скотине, а волчьи зубы, подвешенные к коню так, чтоб касались шкуры, придают тому способность к неутомимому бегу.

Ну а надежней всего помогали травы родных полей, лесов и садов, доступные и богачу, и бедняку: тысячелистник, подорожник, шалфей, просвирник, горец птичий, ромашка, подбел… На страницах «Гиппики» упомянуто более 140 видов лекарственных растений, так что переводчик и составитель посчитали нужным для лучшей ориентации читателя выписать их названия в таблицу на 4-х языках: оригинала — латинском, польском, и в переводе на белорусский и русский. Идентифицировать многие устаревшие видовые наименования с современными, учитывая реформу латинской систематики в ботанике, — каверзная задача, но созванный переводчиком консилиум в составе научных сотрудников Института экспериментальной ботаники НАН Беларуси (кандидат биологических наук Дмитрий Третьяков, Аркадий Скуратович и Дмитрий Дубовик) справился с ней блестяще. Самую сложную загадку преподнес представитель флоры, которого Дорогостайский, видимо, желая блеснуть эрудицией, именовал то по-местному «косачом», то по-итальянски — «ireos», а то и вовсе «ослиным, или лесным огурцом»! Оказалось по всем признакам, что имелся в виду касатик желтый (аировидный): его корень употреблялся в народной медицине против эпилептических припадков и для осветления волос (теперь бы сказали, для мелирования), зеленый плод-коробочка напоминает огурчик, а листья — ослиные уши. Ценнейшие комментарии к Книге IV дала также Эвелина Салопёк, бывшая главным ветеринарным врачом Белорусской ассоциации коневодства и поныне известная далеко за пределами Ратомки как «лошадиный доктор» высочайшего уровня.

Хочется упомянуть еще любопытные сведения из Книги I «Гиппики», раздела III: «…о лекарствах, которые люди могут получать от коня». Дорогостайский советовал пить кобылье молоко с мёдом больным туберкулезом и бесплодным женщинам, оно же якобы выводит бельмо, если закапать в глаз. Жженое конское копыто, по словам автора «Гиппики», изгоняет умерший в животе плод и способствует быстрым родам. А вот конский пот использовали как яд для намазывания наконечников стрел и прочего холодного оружия (скорее всего, происходило стопроцентное инфицирование, в т. ч. столбнячной палочкой, ран, нанесенных обработанным так оружием). Подслащенная конская желчь считалась действенной во многих случаях, например, при нарушениях сна, задержке мочи, опять-таки для выведения бельма. А вот и вовсе курьез: «Люди, у которых болят зубы, пусть часто целуют коня, — советует Колюмелла, считая, что они могут вылечиться от одного его дыхания…». Дорогостайский с долей иронии желал, чтобы средства, рекомендуемые в этом разделе, приняли к сведению прежде всего «… панове казаки, особенно низовые, которые не склонны пользоваться ни аптеками, ни услугами докторов, но чаще всего принимают водку вместо микстуры».

Сегодня вряд ли кто-нибудь станет воспринимать рецепты 400-летней давности как руководство к действию. Ветеринарная медицина XXI века в содружестве с другими науками стремительно движется вперед и, пересматривая многовековые устои, предлагает поистине революционные подходы к лечению лошадей, тренингу и уходу. Российский конный мир потрясают сенсации. Успешную операцию по поводу острых колик провел приглашенный на работу в Москву доктор с международной известностью Миломир Ковач. Бригада московских ветврачей спасла лошадь, получившую в столкновении с машиной открытый осколочный перелом пястной кости со смещением[23]. На сломанную кость установили фиксирующую пластину, произвели чрезкостное крепление специальных спиц и наложили легкий полимерный гипс. Кобыла пошла на поправку.

И Беларусь не остается в стороне от прогресса. В Республиканском центре олимпийской подготовки конного спорта и коневодства (Ратомка, Минский район) в 2008 г. начала работу специализированная клиника для лошадей, где оборудован хирургический зал с операционным столом и ингаляционным наркозом, а также зал для забора спермы. Возможно проводить биохимический и гематологический экспресс-анализы крови, УЗД и рентгенологическое обследование, эндоскопию, артроскопию.



Между тем в некоторых развитых странах появились дипломированные конские стоматологи. Их услуги стоят недешево, но нынешние богатые коневладельцы, как некогда бесшабашные шляхтичи, готовы на любые траты ради хорошего самочувствия своих любимцев.

Труд Криштофа Дорогостайского, нашего соотечественника, ценен для нас как книжный памятник научно-популярного жанра, на страницах которого вместе с историей коневодства воскресают и живой образ эпохи, и незаурядная личность автора.

Светлана ИЩЕНКО,

переводчик «Гиппики», биограф К. Дорогостайского.

Минск

***

Руины дворца Криштофа Монвида Дорогостайского в Мурованой Ошмянке. Фото Валерия Леонидова, 2007 г.:









***

1 Seredyka, Jan. Księżniczka i chudopachołek. Zofia z Radziwiłłów Dorohostajska — Stanisław Tymiński. Opole, 1995. — С. 14.

2 Там же, с. 14, 16.

3 Абсирт (Absyrtus, или Apsyrtus) — уроженец Пруссии либо Никомедии (столицы древней Вифинии); служил в войске императора Константина. Довольно большие фрагменты его «Гиппиатрии» были опубликованы на греческом языке в сборнике «Ветеринарная медицина в 2-х томах» (Базель, 1577 г.).

4 Пелагоний (Pelagonius) — древнеримский писатель 2-й половины IV в. н. э.

5 Вегеций (Vegetius) Ренат Флавий — древнеримский писатель конца IV в. н. э.

6 Ксенофонт (около 430 — 355 или 354 гг. до н. э.) — древнегреческий писатель и историк. Его называли отцом искусства верховой езды. Трактат К. «Гиппика и Гиппарх» не терял актуальности на протяжении почти 2-х тысячелетий. Также К. принадлежат трактаты «О коннице» и «О предводителях конницы».

7 Теоменест, или Теомнест (Theomenestus, Theomnest, V — IV вв. до н.э.? ) — греческий ученый, писавший о ветеринарной практике. Ни один из его трудов полностью не сохранился, но некоторые найденные фрагменты были опубликованы в XVI в. на латинском и греческом языках.

8 Марк Терентий Варро (116 — 27 гг. до н.э.) — римский ученый-энциклопедист, автор трактата о ведении сельского хозяйства «De re rustica». Выделялся экстраординарностью среди современников.

9 Люций Юний Модерат Колюмелла (Columella) — уроженец Кадиса (Испания), один из самых образованных агрономов Античности. Около 42 г. н. э. написал труд «De re rustica».

10 Плиний Старший (23 или 24 — 79 гг. н. э.) — знаменитый всесторонними знаниями древнеримский писатель и ученый. Сохранилась его «Естественная история» в 37-ми книгах.

11 Альберт Великий (между 1193 и 1206 — 1280 гг.) — немецкий философ и богослов, монах-доминиканец. Славился эрудицией, написал ряд естественнонаучных трактатов. Католическая Церковь увенчала его титулом «doctor universalis».

12 Арнальдо из Виллановы (1235 — 1313 гг.) — испанский врач и алхимик, автор «Салернского кодекса здоровья».

13 Жан Фернель (1497 — 1558 гг.) — французский врач, математик и астроном.

14 Кардан (Cardanus Ieronimus, 1501 — 1576 гг.) — итальянский врач, математик и философ.

15 Жан-Жак Векер (Wecherus, 1528 — 1582 гг. ) — врач, профессор диалектики. В 1566 г. получил звание первого врача г. Кольмара. Дорогостайский воспользовался его книгой «De secretis libri XVII ex variis austoribus collecti, etc.»

16 Аюрведа — древнеиндийская наука оздоровления, имеющая религиозно-философскую основу. Три доша — вата, питта и капха — основные психосоматические типы человека.

17 Даосизм — древнекитайское учение о достижении Дао, т. е. Пути в гармонии с собой и миром.

18 Urbańska Edyta. Hippika i inne utwory literackie Krzysztofa Moniwida Dorohostajskiego (1562—1615) // Lituano-slavica Posnaniensia. Studia historica. IX. — Poznań, 2003. — С. 227.

19 Нард индийский, или восточный (лат. Spica Nardi) — многолетнее травянистое растение семейства валериановых. Из его корневища изготавливают аромамасло, употребляемое в медицине. парфюмерии, кулинарии.

20 Storacis (лат.) — смола душистого индийского дерева стиракса обыкн. или стиракса бензойного.

21 Bdellium (лат.) — камедистая смола сенегальского дерева (Balsamodendron Africanum Arnotta).

22 Армянская глина (Bolus Armenia) — содержит гипс и селенит, широко применяется с древних времен до наших дней как средство армянской народной медицины, наружное и внутреннее, против разных «горячек», распространена также на Ближнем Востоке, в Греции и Риме. Упоминается в европейской литературе Возрождения.

***

Иллюстрации позаимствованы из книг:

Dr. F.E.R. de Maar. Vijf eeuwen tandheelkunde in de Nederlandse en Vlaamse kunst. —Nieuwegein, 1993.

Сорокина Т. С. История медицины. 3-е изд. — Москва, ACADEMIA, 2004 г.

Автор благодарит Республиканскую научную медицинскую библиотеку и Музей истории медицины Беларуси за предоставленные иллюстрации.


Проблемы важнее решений. Решения могут устареть, а проблемы остаются.
 
Форум » Форум » Кунсткамера » Доктор-гиппиатр Криштоф Монвид Дорогостайский
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017 Используются технологии uCoz